05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗВЯЗКА НАСТУПИТ ЗИМОЙ?

Умнов Александр
Опубликовано 01:01 16 Октября 2001г.
Не вызывает сомнения, что базы международных террористов необходимо уничтожить, где бы они ни находились. Но не менее значима для нас и судьба Афганистана, который как бы "подпирает" с юга граничащую с Россией Центральную Азию.

Формально законная власть в этой стране - Северный альянс во главе с президентом Раббани. Возглавив после краха коммунистического режима весь Афганистан, он накануне операции возмездия удерживал лишь 10 процентов территории. Одна из основных причин столь низкого "рейтинга" - этническая база. У талибов, контролирующих до последнего времени 90 процентов страны, это прежде всего пуштуны, которые, составляя примерно половину населения, традиционно объединяли (причем не всегда добровольно) все этнические группы страны. У Северного альянса такую роль играют местные таджики, точнее, те из них, кто, проживая в труднодоступных районах, всегда стремился к максимальной автономии от любой центральной власти. Другая причина - своеобразная трактовка талибами ислама. Для внешнего, особенно немусульманского мира, их режим представляется возвращением в средневековье. Для многих потрясенных событиями последних десятилетий афганцев эта интерпретация мусульманской религии нередко выглядит чуть ли не чудодейственным средством установления мира и спокойствия.
Само по себе воссоздание в Афганистане централизованной государственности - необходимая предпосылка, если не решения, то начала решения проблем страны. Беда в том, что талибы, выступив во второй половине 90-х годов ХХ века единственной силой, способной объединить страну, оказались тесно связанными с международными террористами. Террористы, весьма комфортно чувствовавшие себя в Афганистане и при Раббани, обосновались здесь еще во времена советско-американской конфронтации. И "Талибан" получил их как бы в наследство от прошлой эпохи.
Изгои на мировой арене, талибы объективно заинтересованы в связях с экстремистами в мусульманском мире. И потому они - единственные на планете - признали независимость Чечни. Даже превратившись в самую мощную силу в стране, талибы могли лишь сдерживать пустивших корни в Афганистане и претендующих на самостоятельную роль экстремистов. И не более того. Все это сделало "Талибан" не только союзником, но и заложником международного терроризма.
В ходе "операции возмездия" США сегодня планомерно уничтожают военные объекты талибов, прежде всего ПВО и ВВС. Те в ответ заявляют, что больше вообще не будут "связывать руки" террористам в борьбе с Вашингтоном, угрожают нанести удары по поддерживающим США Пакистану и Узбекистану, а при необходимости начать против американцев партизанскую войну. Последнее заявление, видимо, навеяно воспоминаниями о противостоянии с Великобританией и СССР. Но обе державы пытались контролировать страну с помощью крупных контингентов сухопутных войск. Это сделало их удобным и весьма уязвимым объектом для партизанских ударов. США же, озабоченные главным образом уничтожением террористов, так действовать наверняка не будут. И у ставших партизанами талибов ожидаемого противника может просто не оказаться.
Таким же "бумажным тигром" выглядит и их угроза нанести удары по соседним государствам. Активное использование их территорий в интересах операции возмездия - дело будущего. К тому же надвигается зима. Снег в горах крайне затруднит любое наземное передвижение. Возможно, именно тогда американцы и приступят к решающей стадии операции, нанося мощные ракетно-бомбовые удары по террористам, лишенным и мобильности, и поддержки талибов. Дополненные участием десантных подразделений, эти боевые действия не будут походить на прежние войны, которые вели афганцы. Однако, хотя Соединенные Штаты, в отличие от Великобритании и СССР в прошлом не ставят задачей установить долговременный контроль над Афганистаном, вопрос о его государственном устройстве неизбежно встанет в повестку дня.
Активно поддерживаемый Россией Северный альянс, безусловно, претендует на роль "первой скрипки". Но в прошлом он оказался явно не в состоянии объединить не только пуштунский юг, но и непуштунский север. Нет никаких оснований полагать, что альянс окажется способным на такую роль и в будущем. Да, прикрывая границу Таджикистана от "волн" афганской нестабильности, эта сила важна и для России, и для Центральной Азии. Но сможет ли альянс, выйдя за пределы районов, которые сегодня контролирует, играть прежнюю роль?
Талибы, безусловно, скомпрометированы связями с террористами и "средневековой" социально-политической практикой. Но пока в Афганистане не просматривается сила, способная взять на себя объединительную роль. Идея создать правительство на базе различных этнических групп хороша как пропагандистский лозунг, но не как орудие реальной политики. Традиционно все государственные образования в Афганистане были межэтническими с ведущей ролью пуштунов. Главным сплачивающим фактором выступала не общность языка, а клановые связи и заинтересованность в сохранении традиционного образа жизни. Попытки укрепить здесь иные взаимоотношения, полагаю, приведут не к централизации, в которой жизненно нуждается страна, а к дезинтеграции. И если даже попытки централизации удастся подкрепить именем бывшего короля, шансов на успех весьма немного. Во всяком случае над будущим страны должны серьезно задуматься все, кто причастен к ее судьбе...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников