10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖАРКОЙ ОСЕНЬЮ 62-ГО

Матвиевская Нинель
Опубликовано 01:01 16 Октября 2002г.
40 лет назад мир оказался на грани ракетно-ядерного конфликта между США и Советским Союзом. Политическими и военными умами Америки владела идея вторжения на Кубу и свержения режима Фиделя Кастро, СССР готов был защищать Кубу, даже ракетно-ядерным оружием. Победил все-таки здравый смысл. Руководители великих держав Джон Кеннеди и Никита Хрущев в последний момент нашли путь к компромиссу.О событиях "жаркой осени" 1962 года рассказывает их непосредственный участник, бывший командир берегового дивизиона противокорабельных крылатых ракет, капитан 1 ранга в отставке Михаил Григорьевич КУЗИВАНОВ.

В тот год политическая жизнь планеты задыхалась в тисках "холодной войны", которая грозила перерасти в "горячую". Президент США Джон Кеннеди, вступивший на пост 20 января 1961 года, продолжая политику Эйзенхауэра, готовил высадку своих войск на Кубу. Еще в ноябре 1961 года был разработан сверхсекретный план "Мангуста" - по дестабилизации режима Кастро. Фидель обратился к Советскому Союзу за помощью.
- В конце июня 1962 года, - вспоминает Кузиванов, - я командовал дивизионом противокорабельных крылатых ракет (комплекс "Сопка") на Черноморском флоте в районе города Поти. Получил приказ подготовить личный состав и технику к переходу морем для выполнения специального задания. 18 июля, погрузившись вместе с техникой на сухогруз "Металлург Курако", мы вышли из порта. Все проходило в обстановке сверхсекретности. Никто из личного состава не знал, куда и зачем мы направляемся. Ничего не знали и наши семьи, и первые весточки от нас они получили только в ноябре 1962 года. При выходе в море нам вручили три опечатанных пакета. На первом надпись - "Вскрыть после выхода из территориальных вод СССР". Вскрыв первый пакет, прочли: "Пакет N 2 вскрыть после прохода проливов Босфор и Дарданеллы". В пакете N 2 было предписано вскрыть пакет N 3 после прохода пролива Гибралтар. Вскрыв пакет N 3, мы узнали приказ: следовать на Кубу в порт Гавана.
- Как удавалось сохранять секретность операции? Ведь ракеты - не иголки.
- Естественно, мы не могли показывать, кто и что везет на Кубу. Ракеты были упрятаны в контейнеры из досок, здесь же стояли автокраны, автомашины, а личному составу пришлось скрываться в трюме. Обычная команда сухогруза 60-70 моряков, а наш дивизион насчитывал 600 человек. Трюмы были оборудованы трехъярусными нарами и набиты людьми, как сельдями бочки. Температура в помещении достигала 50 градусов. И только ночью можно было выйти на палубу, отдышаться.
Чтобы легче переносить тяготы двухнедельного пути, крутили по 4 художественных фильма в день. На корабле было 20 фильмов: "Весна на Заречной улице", "Волга-Волга", "Алешкина любовь" и другие. Когда показывали "Чапаева", ребята решили, что я на него похож, и так и прозвали меня "Чапай". За несколько суток до подхода к Кубе над нашим судном стали кружить на бреющем полете самолеты патрульной авиации США. В конце перехода над кораблем завис, едва не касаясь мачт, американский вертолет, и его экипаж начал проводить фотосъемку корабля. Как раз в это время на верхней палубе матросы чистили картошку для обеда. Чтобы как-то отогнать от корабля нахальный вертолет, я предложил одному бросить картошкой по вертолету. На вертолете броска не ожидали. Американцы немедленно рванули в сторону и больше так близко не подлетали. 2 августа мы прибыли на место дислокации - остров Пинос.
- Вы всерьез готовились к боевым действиям или это была лишь акция давления, устрашения?
- Вполне серьезно. В районе бухты, где базировались кубинские торпедные катера, дивизион развернулся в боевые порядки. Рядом для воздушного прикрытия был развернут дивизион зенитных ракет. 22 октября командование объявило нам о том, что США организовало военно-морскую блокаду Кубы. Потом мы узнали, что 183 американских боевых корабля кольцом окружили Кубу, в воздух были подняты сотни американских бомбардировщиков, в том числе с ядерными бомбами на борту. Наше командование приказало объявить повышенную боевую готовность. В критическую ночь с 27 на 28 октября, когда стало известно, что американское командование планирует нанести авиационные и ракетные удары по позициям советских и кубинских войск с последующим вторжением на Кубу, мы после ужина помылись, переоделись в чистое белье, получили патроны к автоматам и перевязочные материалы. И всю ночь находились на боевых постах, готовые к пуску ракет по кораблям противника...
К этому моменту на остров из Советского Союза было переброшено уже 162 ядерных заряда для ракет, снаряды, бомбы. В первом же залпе мы могли выпустить 12 стратегических ракет с дальностью стрельбы 2000 км. Это было очень серьезно.
- Михаил Григорьевич, насколько мне известно, в это время произошел инцидент, еще более накаливший обстановку.
- Да, 27 октября над Кубой был сбит американский самолет-разведчик У-2, а пилот майор Андерсен погиб. Впоследствии Кеннеди в своей книге "13 дней" писал: "И росло ощущение, что вокруг всех нас... стягивается петля..."
В то время, когда военные обеих стран ждали приказа у расчехленных орудий, в политических и дипломатических кругах Америки и Советского Союза шли лихорадочные поиски выхода. Обстановка в США накалялась с каждым часом. Из Америки шли категорические предложения убрать советские ракеты с Кубы, в Москве ежедневно заседал президиум ЦК, шел тщательный анализ обстановки и выработка вариантов решений.
И в конце концов решение было найдено. Вот небольшие выдержки из обращения Никиты Хрущева к президенту США, переданные по радио 28 октября в 6.30 утра по вашингтонскому времени: "...вношу предложение: мы согласны вывести те средства с Кубы, которые вы считаете наступательными. Ваши представители сделают заявление о том, что США вывезут свои аналогичные средства из Турции..."
Президент США ответил незамедлительно: "...Я думаю, что и вы, и я сознавали, что события приближались к такому положению, когда они могли выйти из-под контроля. Поэтому я приветствую ваше послание и считаю его важным вкладом в дело обеспечения мира и заявляю об отказе от нападения на Кубу..."
Так был представлен миру пример разумного решения и здравомыслия. 13 трагических дней с 16 по 28 октября 1962 года наглядно показали всему человечеству, как близко стоит мир у грани ядерной катастрофы и как многое зависит от мудрости правителей. Главы великих держав нашли мирные решения и готовы были продолжить путь компромисса и мирного сотрудничества.
В ином случае последствия были бы ужасными. По подсчетам экспертов, в случае, если бы обмен ядерными ударами состоялся, потери только американцев могли составить десятки миллионов человек.
КСТАТИ
Бывший министр обороны США Роберт Макнамара и ряд других членов администрации экс-президента Джона Кеннеди прибыли в кубинскую столицу. Они примут участие в международной конференции, посвященной 40-летию карибского кризиса в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами, который после размещения на Кубе советских ракет поставил мир на грань ядерной войны.
Бывший глава Пентагона заявил по прибытии в Гавану, что его встречи с кубинскими и российскими участниками тех опаснейших событий "холодной войны" позволяют извлечь урок для избежания современных конфликтов. "В те октябрьские дни 1962 года нам едва удалось избежать войны", - подчеркнул он в беседе с журналистами.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников