10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПАПА С КРИМИНАЛЬНЫМ УКЛОНОМ

Юрков Александр
Опубликовано 01:01 16 Октября 2004г.
Телефонный звонок застал Майю в командировке. - Детей нет! - раздался из трубки панический вопль няни. - Похитили! Майя в ужасе помчалась домой. Самые страшные мысли вертелись в голове. Лишь к утру стало ясно: детей похитил отец. Причем не просто увез их к свекрови на ближайшую улицу или в соседний город. За сутки он сумел пересечь российскую границу и переправить затем детей сначала в Мадрид, а потом и в Америку.

Майя и сегодня очень красивая женщина - высокая, статная, черноволосая. А тогда, десять лет назад, она вскружила голову не одному парню. Но ей было не до них. Время было расписано по минутам: спорт, работа в инофирме, жесткий режим. К тому времени Майя Кучеркова уже была членом сборной России по гольфу.
Но вот однажды компания по распространению калифорнийских вин в России, где Майя работала, устроила презентацию для проживающих в Москве иностранцев. И там буквально за несколько минут переменилась вся Майина жизнь. Обаятельный мужчина подошел и улыбнулся ей так, что она поняла: больше не сможет, как прежде, ездить в троллейбусе на работу и покупать на ужин сосиски в тесте, и бить так же метко по мячику для гольфа она тоже не сможет.
Ухаживание, впрочем, было вполне обычным: кино, кафе, театры, прогулки под луной. Ничего, что Никола Скот был старше ее больше чем на 10 лет. Ей даже льстило, что этот красавец, которому 30 с лишним, у себя в Америке не смог найти достойную партию, а вот в нее, русскую девушку Майю, влюбился с первого взгляда. Через две недели она приняла предложение руки и сердца, а через полгода их брак был зарегистрирован.
"Быстрота и натиск" со стороны жениха казались ей вполне нормальными. Мол, американцы все такие - быстрые и предприимчивые. Ей даже было неважно, что муж ее хоть и американец, но гол как сокол. И чем он здесь, в Москве, занимается, ее тоже мало волновало.
- Он по-русски тогда не говорил, - вспоминает Майя. - И хотя я прекрасно изъяснялась на английском, расспрашивать его было невозможно. Он все время отвечал, что не понимает меня. Только когда наконец заговорил на моем родном языке, стало известно, кто он и что он.
...Старший брат бил его постоянно, а родители на это не обращали внимания. В 13 лет убежал из дома. Скитался по США. Какое-то время прожил в чужой семье около Бостона. Официально работал официантом, но при этом приторговывал наркотиками.
В России оказался не случайно. В Америке его могли посадить в тюрьму. Он вынужден был пойти, как говорят в таких случаях, на сотрудничество с правоохранительными органами. Видимо, поведал им о своих товарищах и их темных делишках и потому остался на свободе.
Какое-то время он снимал квартиру на окраине Москвы за 30 долларов в месяц. Ходил на вечеринки, которые устраивали иностранные компании. На одной из них и встретилась ему умница Майя. Причем с квартирой, пусть однокомнатной, в хрущобе, но своей.
Девушка решительная, образованная, она помогла Скоту преодолеть не только языковой, но и психологический барьер. Вдвоем они открыли фирму, которая стала развозить по организациям питьевую или, как ее еще называют, чистую воду. А чуть позже построили заводик в подмосковном Домодедове.
Конечно, денег на открытие собственного дела у молодоженов не было. Пришлось обратиться за помощью к отцу Скота. Тот дал им "на раскрутку" 60 тысяч долларов. Правда потом, когда бизнес окреп, папаша подал на сына в суд, чтобы отобрать половину предприятия.
- Наверное, это был первый звонок для меня, - рассуждает сегодня Майя. - Именно тогда я поняла, в какой семье и как воспитывался Скот.
За десять лет совместной жизни у Майи и Скота родились два мальчика и две девочки. Совместно созданное предприятие очень скоро стало приносить семье неплохую прибыль. Пусть недостает взаимопонимания, думала Майя, главное, чтобы дети были счастливы.
Но вдруг она стала замечать то, что раньше оставалось в тени: чрезмерную расчетливость.
- Когда нашему старшему сыну исполнилось девять лет, мои друзья собрали 300 долларов. Я отдала: "Купи, сынок, сам что хочешь". И что же вы думаете? Смотрю, на следующий день сын ходит грустный. Оказывается, Скот отобрал у него эти деньги. Мол, это пойдет на его будущее обучение.
Осознание того, что развода не избежать, приходило постепенно. Чашу терпения переполнил очередной случай. После автомобильной аварии Майя попала в больницу. Муж ни разу не навестил ее. Якобы помешали какие-то важные дела фирмы.
- Последние года два мы в открытую обсуждали будущий развод, - вспоминает Майя. - Однако наши отношения не выходили за цивилизованные рамки. И до последнего момента я верила мужу. Считала, что он хоть и своеобразно, но все же любит детей и никогда не причинит им зла.
А Скот к тому времени уже все решил. И начал подготовку к тайному выезду за пределы России. Без нее. Прежде всего продумал, как по-тихому и с выгодой избавиться от семейного бизнеса. Специально готовил фирму к продаже. А для начала отодвинул Майю от руководства, чтобы раньше времени не раскусила его тайных намерений. Скот тщательно подготовился к возможным осложнениям. Приобрел недвижимость на небольшом гавайском острове. Все реже стал появляться в России. И потом молниеносно продал семейную фирму крупной иностранной корпорации, затем взял детей, подкараулив их возле школы, - и махнул через океан. Так четыре малыша, с одними лишь рюкзачками, полными русских учебников, оказались на Гавайях.
Каким образом пропустили его пограничники без доверенности от матери, до сих пор неясно. Так же непонятно, как без разрешения и даже без ведома жены он смог продать весь семейный бизнес. Видимо, криминальные способности не дадут этому человеку пропасть ни в какой стране.
По ночам Майя не может заснуть, все вглядывается в семейную фотографию и мучается вопросом: "Может, я чего-то вовремя не заметила? Ну как же я не могла разглядеть за обаятельной оболочкой преступную натуру?.."
- Представляете, брат Никола Скота уже предложил мне за отказ от детей 2 миллиона. Дикость какая-то. Может, это у них дети могут быть ходовым товаром. А для меня мои малыши бесценны. И должны они жить со мной, с матерью.
Майя Кучеркова подала на Никола Скота иск в суд, и не только в российский. Но на американцев она в обиде:
- На недавнем суде американский психолог заметил, что после свиданий со мной дети "устраивают истерики". Они любят меня и очень расстраиваются, когда приходится расставаться. Он это должен был понять, однако сделал странный вывод: мать хорошая, только вот ее визиты действуют на детей негативно. Это выбивает их из колеи. И потому на время процесса суд назначил опекуна, который рассудил, что дети должны остаться у отца в Штатах, потому что они уже "привыкли к Америке".
Сейчас за права матери и ее детей борются российские адвокаты Кирилл Яшенков и Виталий Чабан. Они уверены, что вернут детей. Так же, как и отнятое мужем совместно нажитое имущество. Однако и Скот не сидит сложа руки: инициировал встречный процесс. Он пытается отсудить часть однокомнатной "хрущевки", принадлежавшей Майе еще до брака.
- Для меня вся эта ситуация особенно ужасна. У меня отняли детей. Невозможно объяснить словами, каково остаться без них. Я стараюсь гнать от себя самые греховные мысли. Но сдаваться я не собираюсь, иначе жизнь станет бессмысленной.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников