05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Шохин: За инцидент с картинами нужно наказать российских чиновников

Гаврилов Владимир
17:20 16 Ноября 2005г.
Опубликовано 17:20 16 Ноября 2005г.
Шохин: За инцидент с картинами нужно наказать российских чиновников

Должностные лица России, причастные к сделке с швейцарской фирмой "Нога", должны быть наказаны, считает президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин, занимавший в начале 90-х пост вице-премьера РФ.

"Я считаю, что тех, кто заключал такого рода соглашения, надо как-то наказывать", - заявил А.Шохин в среду в эфире радиостанции "Эхо Москвы".

По его словам, "в договоре было несколько положений, которые в такого рода соглашениях не появлялись, в частности, отказ от суверенного иммунитета".

"То есть, в случае нарушения российской стороной условий соглашения, Россия отвечала всем имуществом, находящимся в ведении РСФСР", - отметил А.Шохин. "Сейчас, - заметил он, - ответчик Российская Федерация, как государство, а на самом деле именно чиновники, которые добились такого, как им казалось, "льготного" кредита, втянули Россию в такой клубок судебных и финансовых разбирательств".

Швейцарский суд наложил арест по иску фирмы "Нога" к правительству РФ на большое количество ценных картин из коллекции Пушкинского музея Москвы, которые выставлялись в ряде городов Швейцарии.

Ссудный контракт со швейцарской торгово-посреднической фирмой Noga (Compagnie Noga D'Importation et D'Exportation S.A.) был подписан правительством РФ в апреле 1991 года.

По условиям контракта, подписанного от имени российского правительства министерством сельского хозяйства и министерством внешнеэкономических связей, Noga представляла российскому правительству кредит в размере $422,5 млн. для финансирования закупок государственными внешнеторговыми фирмами "Экспортхлеб", "Коопвнешторг", "Продинторг", "Агропромэкспорт" и "Сельхозпромэкспорт" потребительских товаров, продуктов питания и товаров для сельскохозяйственной промышленности.

Кредит гарантировался со стороны российского правительства обязательством по поставке Noga солярки, мазута, дизельного топлива на сумму, равную сумме кредита плюс проценты. Поставки должны были осуществляться государственной организацией "Роснефтепродукт". Российское правительство особо обозначило частный коммерческий характер контракта и отказалось от любого юридического иммунитета, в частности, в случае возможного ареста активов.

В конце января 1992 года правительство России, представленное министерством экономики и финансов и министерством сельского хозяйства, заключило с Noga дополнительный контракт о кредите на сумму $400 млн. для финансирования закупок внешнеторговой фирмой "Агрохимэкспорт" пестицидов и удобрений для российского сельского хозяйства. Noga также согласилась погасить задолженность по обязательствам российского правительства, связанным с закупками агрохимической продукции в течение 1990-1991 годов. Второй кредит должен был погашаться поставками сырой нефти "Союзнефтеэкспортом", который заключил контракт на поставку примерно 10 млн. метрических тонн сырой нефти фирме Noga.

Однако, по утверждениям представителей швейцарской стороны, с начала весны 1992 года российские внешнеторговые организации перестали выполнять свои обязательства по контрактам с Noga, касающиеся погашения задолженности России. Они лишь периодически отгружали свою продукцию по некоторым коммерческим контрактам с Noga, заключенным в рамках кредитного соглашения с российским правительством.

После безрезультатных переговоров с представителями российского руководства, которые в принципе признавали свои обязательства перед швейцарской фирмой, но настаивали на постепенном и долгосрочном решении этой проблемы с обязательной отсрочкой части платежей, руководство Noga обратилось в люксембургский суд, оценив свои претензии в $279 млн.

Российская сторона утверждала, что претензии к ней беспочвенны, так как партнер выставлял счета за поставки, не подтвержденные документами, а цена на поставляемую нефть была занижена.

Позднее судебное разбирательство было продолжено в Торговопромышленной палате Стокгольма. Компания пыталась получить арбитражное решение не только по сумме долга, подлежащего оплате и признанного Москвой, но также по ущербам и потерям, понесенным ею в связи с невыполненными Россией контрактами.

Стокгольмский суд в 1997 году обязал Россию выплатить за срыв контрактов фирме Noga вместе с набежавшими к тому времени процентами свыше $60 млн., отклонив все другие претензии фирмы Noga.

После этого компания Noga много лет добивается ареста российской собственности за рубежом в счет уплаты долга.

Следствием этого, в частности, стали решения швейцарских, а потом французских судебных инстанций об аресте российских активов в 1997 и 2000 годах, однако они были сняты как неправомерные.

Летом 2000 года по иску швейцарской компании был арестован прибывший во французский порт Брест для участия в регате барк "Седов" Мурманского государственного технического университета, в 2001 году два российских военных самолета, экспонировавшихся на авиасалоне в ЛеБурже. Во всех случаях суд принял решение в пользу российской стороны.

Представители российского Минфина неоднократно выступали с заявлениями о готовности провести внесудебное урегулирование задолженности перед Noga на условиях, аналогичных условиям урегулирования долга б.СССР перед другими кредиторами, то есть путем списания части долга и переоформления его оставшейся части в еврооблигации РФ с погашением в 2010 и 2030 годах.

Швейцарская фирма отвергла предложения российской стороны, настаивая на преференциальном решении. В свою очередь, российская сторона ссылалась на невозможность согласиться с требованиями фирмы о преференциальном урегулировании ее финансовых требований, так как при этом нарушались бы принятые договорные и политические обязательства представить всем кредиторам сопоставимые условия урегулирования их требований.

В ноябре 2004 года Минфин РФ распространил заявление о том, что его предложение об урегулировании долга остается открытым.

К настоящему моменту швейцарские власти предоставили возможность включить климатические установки, необходимые для сохранения арестованных картин, в российских грузовиках.

По словам пресс-секретаря диппредставительства Игоря Петрова, российским дипломатам в Базеле удалось договориться с местными властями о том, чтобы водителям машин вернули ключи, а ценному грузу обеспечили надлежащие условия хранения, передает РИА "Новости".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников