06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БРАТСТВО НА КРОВИ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 16 Ноября 2005г.
С начала года в Дагестане задержаны 122 и уничтожены более 40 террористов. Многие уже осуждены, 36 бандитов дают показания в СИЗО Махачкалы. Из десятков уголовных дел и признаний самих экстремистов вырисовывается картина экстремистского подполья в республике.

УБИВАТЬ ВСЕХ
В комнату свиданий махачкалинского СИЗО он вошел в сопровождении конвоиров и с полуувядшим желтым цветочком в руке.
- Что, стосковался по воле? - спрашиваю Джамила Кибедова, встретиться с которым мне разрешили.
- Да вот, сорвал с клумбы. Спасибо ребятам, - оглядывается на двух парней с автоматами, - сделали вид, что не заметили. Знают, что у меня сегодня день рождения. "Стукнуло" целых 20...
Джамил - один из самых активных членов банды главаря террористического подполья Расула Макашарипова по кличке "Муслим". Это он, выполняя поручение "эмира", обеспечивал террористов различными компонентами для взрывных устройств, высматривал объекты для нападения. Именно Джамил навел бандитов на министра Загира Арухова, лично изготовил и установил в подъезде дома самодельную бомбу, от взрыва которой погиб и сам министр, и водитель его служебного автомобиля.
На счету террориста - подрыв здания прокуратуры Ленинского района Махачкалы и автобуса с бойцами внутренних войск.
- Вас не останавливало то, что гибли не только сотрудники правоохранительных органов и военные, но и дети, женщины, старики? - спрашиваю Джамила.
- Как говорят русские, "лес рубят - щепки летят". Муслим и Моджахед (куратор "дагестанского направления" в штабе Басаева - Раппани Халилов. - В.Я.) дали нам четкие указания: при любом удобном случае убивать всех, кто попадется. Прежде всего - милиционеров и фээсбэшников, министра внутренних дел Магомедтагирова, командира ОМОНа, начальника управления по борьбе с терроризмом, прокуроров, у которых хранятся уголовные дела наших братьев. А то, что при наших акциях иногда гибнут простые дагестанцы, - просто неизбежные издержки нашей борьбы.
Список злодеяний "ваххабитского братства", как именуют себя экстремисты, мог бы составить десятки внушительных томов.
- Действия террористов, - подчеркнул в беседе со мной министр внутренних дел Дагестана Адильгирей Магомедтагиров, - дестабилизируют обстановку, способствуют росту общеуголовной преступности. За 9 месяцев в республике совершено 10 тысяч 700 преступлений, что почти на 20 процентов превышает аналогичный показатель прошлого года. На 37 процентов увеличилось количество особо тяжких преступлений, в основном в населенных пунктах, граничащих с Чечней.
ГЛУБОКАЯ КОНСПИРАЦИЯ - ЗАКОН ПОДПОЛЬЯ
Точной численности вооруженных экстремистских формирований на территории Дагестана не знает никто.
- В Дагестане, - рассказывает начальник Следственного управления прокуратуры республики Мирзобала Мирзобалаев, - действуют несколько диверсионно-террористических групп под общим названием "Дженнет", контролируемых чеченскими экстремистскими центрами. Это глубоко законспирированные структуры, имеющие свою разведку, контрразведку, серьезную идеологическую базу. Бандгруппы хорошо вооружены, деньги получают из Чечни от Раппани Халилова через специальных курьеров. Таким же путем доставляется и почта в виде диктофонных кассет.
В оперативных службах УФСБ меня ознакомили с рядом уникальных документов, раскрывающих нормы и правила, которым следуют боевики, и которые обеспечивают их подпольную подрывную деятельность.
Во-первых, бандиты часто меняют мобильные телефоны. Общаются, соблюдая строгую конспирацию, чаще всего - намеками и условными фразами. На недавно перехваченной чекистами кассете содержатся указания Раппани Халилова: каждому члену диверсионно-террористической группы в строгом порядке пользоваться только собственным мобильником, в разговорах неукоснительно использовать обговоренные условности, псевдонимы. Кроме того, главарь "дагестанского направления" требует подобрать и направить в Чечню крепких, проверенных ребят, которые после специальной подготовки вновь вернутся в вооруженные отряды дагестанского подполья. "Если они себя хорошо проявят, - подчеркивает в своей инструкции Халилов, - вам будут выделены большие деньги".
И еще. По данным спецслужб, бандиты предпочитают носить спортивную одежду на несколько размеров больше, чтобы удобнее было с автоматами, так называемыми "разгрузками" - боеприпасами и гранатами. Все боевики "Дженнет" ходят с "АК" с обрезанными стволами и разобранными прикладами, чтобы легче прятать оружие в складках одежды. С оружием, согласно заведенным правилам, террористы не расстаются никогда, чтобы не попасть живыми в плен.
ЛОВЦЫ ЗАБЛУДШИХ ДУШ
Как это на первый взгляд не покажется странным, но большинство дагестанских специалистов по террору не считают социально-экономическую нестабильность в регионе главной причиной существования вооруженного экстремистского подполья.
- Конечно, - говорит секретарь Совета безопасности республики Ахмеднаби Магдигаджиев, - недостаток рабочих мест и общая социально-экономическая неустроенность создают питательную почву для формирования бандитского подполья. Безработного и униженного нищетой легче затянуть в банду. Но дело не только в этом. Основная часть уничтоженных и задержанных террористов - это бывшие уголовники и наркоманы, которые не станут добропорядочными и законопослушными гражданами при любом социально-экономическом раскладе. А есть среди боевиков и немалая прослойка людей, которые никогда не испытывали никаких материальных затруднений, напротив, были преуспевающими членами общества.
К примеру, Шамиль Кибедов, родной дядя Джамила Кибедова, слыл в Махачкале состоятельным предпринимателем, имел завидный дом в центре города, вел успешную торговлю с Прибалтикой, Украиной, Узбекистаном. Только одно из его предприятий контролировало денежные потоки, исчисляемые сотнями тысяч долларов.
Или: чем объяснить, что в банде Макаришарипова оказались два кандидата наук - Магомедтагир Гашимов и Абузагир Мантаев? Первый был деканом факультета "Религиоведение" Кавказского светского института, а второй занимался политологией. Как пришел к террористам аспирант Дагестанского госуниверситета Махач Расулов, автор целого ряда публикаций на религиозные темы в местной печати?
- Анализ показывает, что под влияние террористов нередко попадают люди с завышенными амбициями, считающие, что по вине властей их жизнь не удалась, - говорит Мирзобала Миробалаев. - Многие из них хотят всего и сразу. В своих неудачах они обвиняют существующую власть и становятся на путь борьбы с ней.
Надо признать, что главари бандформирований - неплохие психологи и умелые организаторы. Они создали такую систему вербовки, что попавший в их поле зрения человек и не замечает, как становится экстремистом, которому назад возврата нет.
Террористы, как правило, вербуют лиц из близкого окружения - родственников, тех, с кем молятся в мечетях или кого знают по работе, учебе...
Приобщение к подполью начинается с малого и осуществляется по этапам. Сначала, как бы между прочим, кандидату в боевики поручается передать что-либо какому-то конкретному лицу, сопроводить кого-либо в указанное место. Потом просят купить какие-то детали, к чему - не говорят. Справился кандидат с этими несложными поручениями - доверие возрастает, его просят спрятать на время в своем доме пистолет или гранату. Когда и это условие выполнено, наступает главный этап - вербуемого везут на одну из секретных баз, где обучают подрывному делу и владению оружием. Все, капкан захлопнулся. Кандидат в боевики становится носителем секретной информации, и назад ему дороги нет. В наказание - смерть.
"Ловцы человеческих душ" искусно используют процветающую в государственных структурах коррупцию, алчность чиновников, промахи и недостатки правоохранительных структур. Обиженному предлагается коллективная помощь "ваххабитского братства", ему как бы предоставляется реальная возможность "отомстить" государству с помощью оружия. Такая тактика, как правило, срабатывает в условиях, когда простой человек чувствует себя отчужденным от государства.
Один из главных мифов террористов - их принадлежность к ваххабизму - догматичному течению в исламе, который исповедуется в 12 арабских государствах. Однако, как утверждают мусульманские богословы, так называемые религиозные воззрения экстремистов не имеют ничего общего с ваххабизмом как таковым. Ни одна мировая религия не призывает к убийству и насилию, разжиганию ненависти на конфессиональной почве.
- Ни о какой подлинной религиозности террористов, - убежден имам махачкалинской соборной мечети Сафар Ильясхаджи Ильясов, - не может быть и речи. Объявляя себя приверженцами "чистого ислама", бандиты преследуют две цели: прикрыть свои злодеяния религиозным флером, чтобы было легче заманивать в свои сети верующих людей, а во-вторых, обеспечить себе ореол этаких мучеников, преследуемых властями за исповедывание нетрадиционных для России форм ислама.
Еще определеннее высказался прокурор республики Имам Яралиев:
- Бандиты, с которыми мы имеем дело, - никакие не ваххабиты. Это, по сути, политическая организация международного терроризма, ставящая своей целью максимальную дестабилизацию обстановки на Северном Кавказе с последующим отторжением региона от России, установлением здесь так называемого Исламского Халифата.
Те, кого мы каждый день задерживаем и уничтожаем, - пешки в большой политической игре. Как правило, это профессиональные убийцы, для которых нет ничего святого. По отношению к ним должен быть один подход: поднял оружие против государства и народа, существующего конституционного строя, - отвечай по всей строгости закона.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников