С миру по нитке. И никакой рубашки!

Министр финансов Антон Силуанов уже третий год обещает не повышать налоги... Фото: globallookpress.com
Александр Киденис
Опубликовано 00:01 16 Ноября 2018г.

Президент призывает облегчить налоговое бремя. А правительство не слушается


«Профсоюзы обращают внимание на то, что, по их мнению, растет фискальная и квазифискальная нагрузка на население», — заявил Владимир Путин на совещании с членами правительства. И предложил «провести анализ того, что происходит по отраслям и по регионам, чтобы понимать, что там происходит. Не на бумажках, а в реальной жизни».

А в этой жизни, даже по официальным данным ФНС, фискальная нагрузка на российские компании в 2017-м выросла до 10,8% против 9,6% годом ранее. Речь не о налогах на население, которые считаются отдельно, а о нагрузке на бизнес (соотношение суммы налогов и сборов к выручке). Хотя министр финансов и вице-премьер Антон Силуанов уже третий год обещает не повышать налоги.

Казалось бы, 10,8% налоговой нагрузки — совсем немного. В Восточной Европе она 34,2%, в Северной Америке — 39%, в Западной Европе — 40,3%. Но лукавая российская статистика не включает в общие поборы с российского бизнеса страховые взносы («Очень большая нагрузка на бизнес с точки зрения прямых расходов в виде налогов на труд. 30% одних страховых взносов!.. В других странах нет такой нагрузки», — недавно посетовал все тот же Силуанов).

Не учитывает Росстат экологический и утилизационный сборы, новоявленный транспортный оброк в виде системы «Платон» за проезд грузовых автомобилей, оплату услуг государства и госфондов. Плюс прочие многочисленные неналоговые платежи, даже не прописанные в Налоговом кодексе.

То есть в действительности — не на бумажках, а в реальной жизни — налоговая нагрузка на российский бизнес составляет 47,4%. Это данные рейтинга Paying Taxes, который уже 12 лет подряд составляют для 190 стран мира эксперты Всемирного банка и международной аудиторской и консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers.

Здесь хочется в первую очередь задать вопрос правительству: зачем вообще столь лукавая статис-тика? Чтобы было удобнее врать про райские кущи, в которых процветает отечественный бизнес, не желающий «делиться»?

Между тем в 2017 году в России обанкротились 13?557 компаний — почти столько же, сколько в кризисном 2009-м. Среди них оказались даже 30 субъектов естественных монополий. Наибольшая «смертность на производстве» отмечена в строительстве и торговле, а также в сфере коммерческих услуг. Отчасти это можно объяснить падением платежеспособного спроса населения. Но одновременно на бизнес активно давят налоговики. По данным Росстата и Минфина, в январе — сентябре 2017 года прибыль в целом по экономике РФ сократилась на 8,8%, а сборы по налогу на прибыль увеличились на треть.

Выросли и доначисления бизнесу по итогам налоговых проверок — за полугодие они увеличились на 20% и составили 220 млрд. Давно известно, что эти проверки, как правило, начинаются с предупреждений проверяющих: без результата не уйдем, лучше сами назовите, сколько налогов сможете доплатить...

Но банкротства бизнеса — лишь надводная часть айсберга. Куда тревожнее другие цифры: за тот же 2017-й прекратили деятельность в целом более 600 тысяч коммерческих организаций. Прирост новых бизнесов не компенсировал потери: в Госреестре было зарегистрировано лишь 390 тысяч вновь созданных компаний. Для сравнения: если в США в течение трех лет выживает около 50% новых бизнесов, то в России — лишь около 3%. Вот такие у нас «райские кущи».

Между тем, если учесть, что средняя численность персонала в малом и среднем бизнесе России (закрывается в основном именно он) составляет 4,5 человека, получается, что работу за год потеряли более 2,7 млн человек, а нашли ее — на миллион меньше. Именно это надо считать главным результатом чиновничьей активности.

Зато власти преуспевают в изобретении новых поборов с населения. Вплоть до налога на газировку в 5 рублей с литра, в надежде собрать из карманов любителей лимонада и колы еще 25 млрд. А во вторник премьер Медведев подписал распоряжение о двухэтапной индексации тарифов ЖКХ в новом году — «в связи с повышением с 1 января 2019 года ставки НДС с 18 до 20%». Здесь тоже «тонкости»: НДС повышается на 2%, но плата граждан за коммунальные услуги вырастет с 1 января на 1,7%, а с 1 июля — еще на 2,4%. Всего — более 4,1%. Вот вам и «реальная жизнь», которая существует сама по себе, игнорируя даже прямые указания главы государства.

В эти же дни федеральный парламент с подачи правительства принимает пакет законов о налогообложении самозанятых (естественно, для пополнения казны). По подсчетам экспертов, таких граждан трудоспособного возраста в стране от 20 до 30 млн. Поэтому законы абсолютно невыполнимы даже для четырех регионов, выбранных в качестве экспериментальной площадки. В истории не бывало случаев, чтобы по мановению руки миллионы граждан приравнивались к мелким (или крупным) преступникам.

К слову, правоохранителей в России тоже миллион, включая 340 тысяч сотрудников Росгвардии. То есть на каждые 100 тысяч законопослушных граждан — около 750 правоохранителей. Куда столько? В США их только 197, в Японии — 203, в Великобритании — 221, в Грузии — 238. Вот в этом отношении мы сегодня точно впереди планеты всей.

Допустим, эта армия правоохранителей переловит самозанятых «уклонистов», не желающих регистрироваться и платить налоги. Ну и куда их девать? Федеральное тюремное ведомство уже сейчас объявило о катастрофической нехватке колоний даже для экс-сотрудников правоохранительных органов...

Правительству неоднократно предлагали решить эту проблему так, как ее решают во всем цивилизованном мире: установлением порога доходов физических лиц, не облагаемых налогом. В этом случае налоговые инспекторы с полицией вместо «ловли блох» смогут заняться делом — розыском крупных налоговых преступников. А попутно в стране станет меньше нищих, экономика получит мощный потребительский стимул.

Условия для такого вычета в Китае на этой неделе смягчили: с 600 до 750 долларов в месяц (около 50 тысяч рублей). И сделали это не только в целях более справедливого распределения доходов, но и дополнительного роста экономики. Если бы у нас была подобная шкала, то зарплата выросла на 13% как минимум у половины взрослого населения.

Правительство уверяет, что «китайский путь» казне не по карману: при установлении такого налогового вычета бюджет потеряет сотни миллиардов. Но еще с весны в Госдуме лежит без движения законопроект не об отмене, а всего лишь о понижении НДФЛ до 5% для самых бедных россиян, имеющих доходы менее 100 тысяч рублей в год. А чтобы казна не пострадала, в документе предлагается для лиц с доходами свыше 3 млн рублей в год ввести повышенные ставки НДФЛ — от 15 до 25%.

Однако закон не будет принят. Главный финансист Антон Силуанов откровенно заявил: «Мы знаем, что богатые — люди неглупые и найдут пути, как обойти это решение, люди в том числе могут вообще вывести деньги из нашей страны». И под этим предлогом категорически отказался отменять плоскую, в 13% шкалу, которая «достаточно уже устоялась».

Министр лукавит! В пояснительной записке к законопроекту все просчитано: «введение прогрессивной шкалы ставок выше 13% коснется около 484,1 тысячи человек, что составляет всего 0,72% от общей численности налогоплательщиков». Причем для большинства (448,8 тысячи с доходом свыше 3 млн рублей в год) налог повысится лишь до 15%, а до 25% — всего лишь для 35?389 человек (с доходом свыше 10 млн).

Там же комментируются страхи главы Минфина. Доводы некоторых финансистов о том, что введение прогрессивной шкалы ставки НДФЛ может вызвать рост теневых доходов в высокодоходных сферах (финансово-банковской, добычи и переработки нефти и газа, энергетики, торговли и т. д.) несостоятельны, сказано в документе. Ибо за последние 15 лет резко возрос уровень информационной базы данных налогоплательщиков, многократно возросли программно-технологическая оснащенность и материально-техническая база органов Федеральной налоговой службы и других финансовых служб государства. То есть поймать за руку «уклонистов» будет нетрудно.

А Минфин видит другую опасность: в число плательщиков НДФЛ по прогрессивной шкале попадет сам министр — за 2017 год его доход составил 25,1 млн рублей, а годом раньше был вчетверо больше. Попадут все кремлевские и правительственные чиновники, все парламентарии, все федеральные судьи, губернаторы, генералы и адмиралы — в общем, вся элита госслужбы.

Ее правительство трогать категорически не желает...

P.S. Вводя новые квазиналоги и сборы, власть оправдывается необходимостью пополнения казны для обеспечения роста социальных расходов — на здравоохранение и образование, пенсионное обеспечение и т. д. Однако на этой неделе Госдума приняла в первом чтении поправки в бюджет 2018 года, из которых следует: деньги в казне есть. Причем деньги огромные: профицит федерального бюджета за год составит 2,1 трлн рублей. Дополнительные доходы нефтегаза (зачисляются по итогам года в Фонд национального благосостояния) увеличатся с 2,8 до 4,9 трлн. В Резервный фонд правительства планируется направить 6,6 млрд, в резервный фонд президента — 5 млрд рублей.




Треть россиян сталкиваются на работе с психологическим насилием, утверждают социологи. А вас эта проблема коснулась?