07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДВЕ СЕСТРЫ

Неверов Александр
Опубликовано 01:01 16 Декабря 2003г.

"Любой мой нынешний день имеет как бы свое отражение в прошлом. Свою, если угодно, рифму", -

"Любой мой нынешний день имеет как бы свое отражение в прошлом. Свою, если угодно, рифму", - пишет Руслан Киреев в книге "Сестра моя - смерть". Произведение это - "двойной дневник", где приводятся ежедневные заметки и - параллельно - то, что было записано ровно десять лет назад.
Тема книги - смерть, влечение к ней, постоянное ощущение автором ее дыхания. Но как это случилось? Когда? В силу каких обстоятельств? - ответы на эти вопросы Киреев ищет в своей биографии (военное детство), психическом складе... вплоть до некоторых особенностей прошлого общественного устройства ("разве подспудно не влеклась к самоуничтожению наша государственная система?").
В подневных записях фиксируются события личной, семейной, общественной и, конечно, литературной жизни: рождение замысла того или иного произведения (например, одно из них возникло "исключительно для того, чтобы нейтрализовать страх смерти"), прототипы героев, реакция читателей и критиков на книги - здесь выделяется история с "Победителем" - самым "громким" романом Киреева. Все это бесценный материал для историка литературы. Дневник, понятно, жанр по определению субъективный, но Киреев - свидетель надежный.
Это очень откровенная книга в оценках событий, людей, произведений, нередко весьма нелицеприятных, но главное - по отношению к себе. "С отвращением читая жизнь" свою, автор, кажется, больше всего заботится о том, чтобы предстать перед читателем в самом невыгодном свете. Но, странное дело, эффект достигается едва ли не обратный. Мне, например, при этом вспоминается, как Лев Толстой сказал об одном писателе: он "всех хочет напугать, а я его не боюсь". Да, литература растет и из такого "сора", но ведь растет, преодолевая сопротивление неблагоприятных жизненных обстоятельств и несовершенной человеческой природы. А что касается грехов, в которых исповедуется автор, на этот счет есть мудрые слова Иоанна Златоуста: "Взирай не на то только, что он согрешил, но и на то, что он очистил свой грех". Киреев вроде бы не ставил перед собой такой задачи, но объективно так оно и вышло. Тем более что, по словам автора, это " последняя книга, которую мне суждено написать" (дай Бог, чтобы он ошибся). Вообще все это как-то очень по-христиански, хотя Киреев постоянно говорит о своем неверии в Бога. Из-за недостатка места мы лишь обозначим эту коллизию, хотя она в данном случае - центральная.
Что касается смерти, то действительно рассуждения о ней занимают большую часть текста, автор остро переживает конечность человеческого существования, постоянно помнит об этом. И такой тип мироощущения, если угодно, нормален. Как, впрочем, и противоположный, в основе которого - жизнелюбие. У каждого из них свои изъяны и свои преимущества. К последним у автора книги можно отнести приятие своей судьбы, острое ощущение каждого прожитого дня как последнего. И это дар другой "сестры" - жизни. Дар, которому мы, между прочим, обязаны многими замечательными страницами киреевской прозы.
Автор записывает свое впечатление от устного рассказа коллеги: "То был потрясающий рассказ - но рассказ не столько о смерти... сколько о жизни, куда-то вдруг непостижимо и страшно уходящей". Эти слова, на мой взгляд, можно отнести и к книге "Сестра моя - смерть".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников