11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОСХОД "МАРСА"

Турченко Сергей
Статья «ВОСХОД "МАРСА"»
из номера 238 за 16 Декабря 2004г.
Опубликовано 01:01 16 Декабря 2004г.
Одним из самых кровопролитных сражений Великой Отечественной войны была операция под кодовым названием "Марс". Документы, связанные с ней, до сих пор не рассекречены. В результате такой таинственности возникло немало домыслов и небылиц. Завесу над этой операцией в беседе с нашим корреспондентом приоткрыл ведущий сотрудник Института военной истории Минобороны России, кандидат исторических наук полковник в отставке Борис НЕВЗОРОВ.

- Недавно довелось принять участие в конференции по проблемам операции "Марс". Ее "гвоздем" организаторы (администрация города Ржева) решили сделать "сенсационные исследования" американского историка Дэвида Глэнтца. Суть их такова. Ставка Высшего главного командования (ВГК) готовила, мол, осенью 1942 года сразу два мощных контрнаступления - под Сталинградом (операция "Уран") и в районе Ржева (операция "Марс"). Однако маршал Жуков, имея под Ржевом превосходство над немцами, будто бы умудрился потерпеть "величайшее поражение во второй мировой войне", которое тщательно скрывается от нашего народа. На конференции не было запланировано мое выступление. Но, когда я попытался сообщить результаты исследования нашего института по операции "Марс", председательствовавшая на этом заседании заместитель главы администрации Ржева лишила меня слова под тем предлогом, что мероприятие затянулось и люди, дескать, уже устали. Так и пошли гулять в прессе "выкладки" американского ученого.
Между тем операции "Марс" сопутствовала целенаправленная дезинформация: все истинные распоряжения поступали к командирам и начальникам в форме шифровок, а то, что должен был узнать противник, доводилось до наших войск негрифованными приказами. Шифровки до сих пор не рассекречены. Даже нас, военных ученых, имеющих допуск к работе с совершенно секретными документами, к ним не подпускают.
- По чьей воле?
- В Генштабе есть так называемое 8-е управление, которое регулирует вопросы работы с секретными документами. В него все упирается. Четыре года подряд мы бьемся, но безрезультатно. Начальник Генштаба накладывает резолюцию на нашу письменную просьбу: "Решить вопрос". А 8-е управление отказывает. Даже непонятно, в чем тут дело. Мы давно живем в другом государстве, а сотрудники из 8-го управления все охраняют какие-то давние тайны. Мы вынуждены изучать эту операцию не по реальным документам ставки, а по открытым (нередко, повторяю, дезинформирующим) приказам и воспоминаниям участников событий. Я, например, хорошо знал ныне покойного полковника Федора Свердлова, который во время той операции служил в оперативном отделе штаба 3-й ударной армии генерала Галицкого. Имел беседы с генералом армии Гареевым, который принимал участие в операции "Марс". Они и "рассекретили" некоторые нюансы этого драматического сражения.
- Расскажите, пожалуйста, подробнее.
- Осенью 1942 года началась подготовка контрнаступления под Сталинградом. Очень важно было скрыть намерения нашего командования от немцев.
Кроме того, учитывалось, что как только противник попадет под Сталинградом в тяжелое положение, он попытается сразу же перебросить на помощь своей южной группировке часть войск с других направлений. Чтобы не допустить этого, Ставка ВГК предусмотрела проведение специальной, или, как ее назвал маршал Василевский, отвлекающей операции (получившей кодовое название "Марс"). Замысел операции состоял в том, чтобы одновременно с контрнаступлением под Сталинградом силами войск Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов провести наступление в районах Демянска, Великих Лук и ржевско-вяземского выступа, сковать там противника и привлечь на эти направления его дополнительные резервы.
Маскировочные и дезинформационные мероприятия, блестяще организованные нашим командованием при подготовке обеих операций ("Марс" и "Уран"), убедили немцев в том, что главный удар Красная армия нанесет против группы армий "Центр". Основываясь на таком выводе, они в октябре - ноябре 1942 года перебросили на западное (московское) направление дополнительно не только 21-ю дивизию, но и всю 11-ю полевую армию во главе с фельдмаршалом Манштейном.
Создание немцами мощной группировки в центре и наличие общего превосходства в силах на юге не давали Гитлеру поводов для беспокойства за стабильность Восточного фронта. Фюрер даже решил использовать благоприятную, по его мнению, обстановку в личных целях: 7 ноября он вместе с высшими генералами вермахта Кейтелем и Йодлем отправился на отдых в Альпы.
Советское же командование за счет ослабления второстепенных участков осуществило укрупнение сил и средств на направлениях главных ударов. Утром 19 ноября внезапный и мощный удар артиллерии открыл контрнаступление советских войск под Сталинградом. В ходе его соединения Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов в короткий срок прорвали вражескую оборону и 23 ноября замкнули кольцо вокруг 22 дивизий вермахта.
Контрнаступление под Сталинградом оказалось для Гитлера совершенно неожиданным. Только к исходу второго дня он осознал всю серьезность надвигающихся событий. И отдал приказ срочно перебросить с московского направления в район Миллерово 11-ю армию и на ее базе создать новую группу армий "Дон" с целью объединения всех войск в опасной зоне. Однако отправить на юг удалось лишь штаб 11-й армии во главе с Манштейном, без войск: начавшаяся операция "Марс" сковала силы фашистов.
Более того, немецкое командование было вынуждено направить на московское направление из резерва еще 5 дивизий и 2 бригады. К тому же за счет перегруппировки войск и резерва группы армий "Центр" на направление ударов советских армий в ржевско-вяземском выступе и в район Великих Лук было переброшено еще 10 дивизий. Все эти соединения были скованы здесь боем. И лишь во второй половине декабря немцам удалось направить с центрального участка фронта в группу "Гот" и в 8-ю итальянскую армию дополнительно еще по одной дивизии. Но этого оказалось слишком мало для того, чтобы деблокировать окруженную под Сталинградом армию Паулюса.
Следовательно, цель операции "Марс", проведенной в интересах войск, решавших главную стратегическую задачу кампании - сковать одну из самых сильных группировок противника, была достигнута полностью.
- А почему вы считаете, что других целей перед операцией "Марс" не ставилось?
- Во-первых, экономика страны в то время была еще не способна обеспечить потребности действующей армии для одновременного наступления на нескольких стратегических направлениях. Во-вторых, Ставка ВГК направила дополнительные боеприпасы лишь на фронты сталинградского направления. На каждую 76-мм пушку здесь, к примеру, поступило от 350 до 630 снарядов.
А вот артиллерия Калининского и Западного фронтов для операции "Марс" дополнительно боеприпасов не получила. Из этого очевидно, что тут главный удар не готовился. Отсутствие необходимого боекомплекта привело к совершенно недостаточному огневому поражению противника в ходе наступательных боев и, как следствие, к значительным жертвам с нашей стороны. Так, безвозвратные людские потери в операции составили 70,4 тысячи человек, или 14 процентов от численности войск к началу операции.
Однако неизвестно, какими могли быть потери Красной армии в контрнаступлении под Сталинградом и смогли бы наши войска вообще разгромить там вражескую группировку, если бы не операция "Марс". И потому, испытывая благодарность и восхищение перед непосредственными участниками Сталинградской битвы, мы одновременно преклоняемся перед мужеством и самопожертвованием тех, кто сражался с врагом в операции "Марс".
А если бы соответствующие должностные лица своевременно рассекретили документы этого сражения, раскрывающие подвиг наших воинов, то исчез бы сам повод для искажения исторической правды по поводу операции "Марс".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников