25 апреля 2017г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 56.08   € 60.85
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Триумфальная приватизация

«Сделка века» помимо краткосрочного эффекта для казны выгодна России и в долгосрочной перспективе. Фото: globallookpress.com

Как «Роснефть» привлекла международных инвесторов и спасла российский госбюджет


7 декабря случилось знаковое для страны событие: было подписано соглашение по продаже принадлежащих «Роснефтегазу» 19,5% акций «Роснефти» в пользу консорциума международных инвесторов, в который вошли один из крупнейших в мире суверенных фондов Qatar Investment Authority и ведущий сырьевой производитель и трейдер Glencore.

Интегральная сделка по приватизации 19,5-процентной доли в «Роснефти» и контрольного пакета акций в «Башнефти» является крупнейшей приватизационной сделкой в истории России и, как отметил президент Путин, самой крупной сделкой в мировой нефтегазовой отрасли в уходящем 2016 году. В результате ее успешного завершения государство получит общий эффект, с учетом синергии между «Роснефтью» и «Башнефтью», в размере более 1,1 трлн рублей. Совокупные денежные поступления в казну в IV квартале 2016 года составят 1040 млрд рублей.

Сделка года. Или все-таки века?

Только по итогам приватизации 19,5-процентной доли в «Роснефти» госбюджет получит 710,8 млрд рублей. И это притом что изначально минимальная цена продажи 19,5% акций компании была установлена на уровне 500 млрд рублей. А согласно принятым в Государственной думе и утвержденным президентом изменениям в закон «О федеральном бюджете за 2016 год», от продажи акций «Роснефти» государство должно было получить 703,5 млрд. На фоне существенных фискальных изъятий из отрасли продажа пакета акций крупнейшей нефтяной компании страны осуществлялась по премиальным рыночным оценкам. По словам главы «Роснефти» Игоря Сечина, «цена продажи является максимально возможной с минимальным дисконтом, который предложен инвесторам в размере 5% от текущих котировок на бирже».

Согласно условиям сделки, участники консорциума имеют равные доли — по 50%. Оплата будет произведена как за счет собственных средств, так и за счет привлеченного кредитного финансирования. Основным кредитором консорциума вместе с рядом банков выступит Banca Intesa Sanpaolo. Этот международный банк организовал безрегрессное финансирование, обеспеченное приобретаемыми акциями.

Зарубежные СМИ назвали сделку «триумфом Владимира Путина» в период действия антироссийских санкций. «Сделка состоялась, несмотря на введенные США и Евросоюзом финансовые и технологические санкции в отношении «Роснефти», которые, как было задумано, остановят западные компании от участия в покупке акций российского производителя нефти», — пишет The Financial Times. «Аналитики предполагали, что никакой приватизации не будет вообще, и российская компания сама же у себя и выкупит этот пакет акций. А что же получается в итоге? Путин переиграл всех», — резюмирует Wall Street Journal. Ведущая деловая газета Франции Les Echos называет условия соглашения сенсационными и отмечает, что «Россия застала рынки врасплох». А аналитики крупнейшего швейцарского Credit Suisse и вовсе окрестили приватизацию 19,5% акций «Роснефти» «великой сделкой».

По оценкам экспертов, все приватизационные сделки в российской нефтянке (кроме «Роснефти») за четверть века оцениваются в 8,2 млрд долларов. При этом только за нынешний год в условиях тяжелейшей конъюнктуры в отрасли и в связи с острой потребностью бюджета в деньгах практически за два месяца «Роснефть» обеспечила поступления в бюджет в размере 17,5 млрд долларов (11,1 млрд — продажа 19,5% акций «Роснефти» консорциуму стратегических инвесторов плюс 5,1 млрд — покупка «Башнефти» и плюс 1,3 млрд — докапитализация оставшегося у государства 50-процентного пакета за счет синергетического эффекта). Это сам по себе фантастический по эффективности результат! Причем результат был обеспечен интегральной сделкой и связанным с ней синергетическим эффектом, позволившим максимизировать как цену покупки у государства «Башнефти», так и последующую реализацию акций «Роснефти».

Приватизационные сделки «Роснефти» впечатляют масштабными результатами. Только IPO компании, состоявшееся в 2006 году, дало казне 10,7 млрд долларов. Интегральная сделка этой осени принесла 17,5 млрд долларов. Итого — вместе с реализацией в 2013 году 5,66% акций ВР — получается 33,1 млрд долларов. То есть «Роснефть» дала бюджету приватизационного дохода в четыре раза больше, чем вся нефтегазовая отрасль за всю историю страны.

Совокупный доход федерального бюджета от всей приватизации за последние пять лет, с 2011 по 2015 год, составил около 6 млрд долларов (238,4 млрд рублей, если считать по «щадящему» курсу 40 рублей за доллар). Если к сумме, полученной от приватизационных сделок «Роснефти» в этом году (17,5 млрд долларов), прибавить реализацию 5,66% акций BP (4,9 млрд долларов) в 2013 году, получится, что за аналогичный период времени компания обеспечила поступления в бюджет, в три с половиной раза превосходящие все приватизационные доходы по всем отраслям!

Продажа пакетов акций «Башнефти» и «Роснефти» обеспечила значительные бюджетные поступления, снизив дефицит бюджета на 1,2 процентных пункта. При этом «Роснефть» остается крупнейшим налогоплательщиком страны. В 2015 году компании с госучастием начислили в бюджет в общей сложности 4 трлн рублей, из которых 2,3 трлн рублей (более 57%) приходится на «Роснефть». Доля налогов и пошлин от выручки за вычетом стоимости закупок товаров для перепродажи у «Роснефти» составила 50%, у «Газпрома» — 35%, «Транснефти» — 7%, РЖД — 4%. В прошлом году доля «Роснефти» в дополнительных отчислениях в бюджет за счет увеличения дивидендных выплат составила 27%. Этот вклад существенно выше, чем у остальных крупных компаний с госучастием: «Газпром» принес 19% от дополнительных отчислений в бюджет, «Транснефть» — 12%, столько же — «Сбербанк». То есть по сути «Роснефть» — это стержень российской экономики. Это уникальная компания, демонстрирующая беспрецедентную надежность в любых условиях.

Кроме того, «Роснефть» на протяжении всего 2016-го является ключевым игроком в сегменте сделок слияний и поглощений в мировом масштабе. Из десяти крупнейших сделок в сегменте «Разведка и добыча», совершенных в первом полугодии 2016-го, две осуществлены «Роснефтью». Их общая сумма превышает 4 млрд долларов, что составляет 25% от совокупного объема сделок, вошедших в глобальные топ-10.

Стратегическая операция

«Роснефть» в очередной раз продемонстрировала, что является ответственным игроком, способным привлечь иностранные инвестиции в российскую экономику. Стоит напомнить, что после введения санкций в 2014 году объемы прямых иностранных инвестиций сократились в несколько раз. В 2015 году на экономическом форуме в Петербурге именно «Роснефти» удалось прорвать инвестиционную блокаду, заключив с британской BP сделку по проекту «Таас-Юрях». Продажа 19,5% акций компании за 11,1 мрлд долларов обеспечит рост иностранных инвестиций в 2,7 раза к прошлому году. В 2016-м объем иностранных инвестиций в Россию составил 18 млрд долларов, и большая часть из них приходится на «Роснефть».

Как пишет в «Российской газете» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, «в целом менеджмент «Роснефти» превратил приватизацию пакета ее акций из традиционной портфельной сделки в глубокую и многоуровневую стратегическую операцию, позитивные последствия которой для России будут проявляться еще долгое время, и порой весьма неожиданным образом».

«Хотя санкции и не запрещали приобретение акций «Роснефти», — пишет The Financial Times, — однако создавали множество сложностей, так же как и низкие цены на нефть и сомнительная привлекательность миноритарной доли в компании, контролируемой государством. После триумфального известия о сделке, которая позволит разом сократить дефицит бюджета правительства на пятую часть, а также станет крупнейшей прямой инвестицией в страну после введения западных санкций, «Роснефть» можно назвать ключом к международному сотрудничеству в сфере энергетики. Глава компании Игорь Сечин умеет заключать сделки, отвечающие интересам правительства. Времена тяжелые. Они хотят решений, а он их им преподносит».

«Многочисленные эксперты и аналитики, предрекавшие, что никакой приватизации не будет, что «Роснефть» в условиях санкций никому не интересна, что в лучшем случае возможен банальный buy-back или обратный выкуп акций, в который раз оказались посрамлены», — отмечает известный экономист Никита Кричевский. «Публиковались даже разнообразные расчеты, — вторит ему Делягин, — насколько ослабеет рубль в том случае, если «Роснефть» выкупит свои акции за счет займов (в том числе у государства), а федеральный бюджет направит полученные средства на пополнение Резервного фонда, купив валюту для этого на бирже. Эти и многие другие спекуляции потерпели крах, и их авторы стараются про сказанное не вспоминать, потратив, как после победы Трампа, заметное время на стирание своих постов в соцсетях».

«Аплодисменты руководству крупнейшей российской госкомпании, безусловно, заслуженны, — продолжает Кричевский. — «Роснефть» сегодня — это, по сути, нефтяной кошелек государства, призванный обеспечивать надежную бюджетную доходность в любых условиях. При этом «Роснефть» в текущем году, в сущности, содержала правительственных чиновников, не видящих для себя иного предназначения, кроме как продавать госимущество (в данном случае — чужими руками), преподнося вырученные деньги как свое достижение. Если «Роснефть» в ближайшие годы будет демонстрировать столь же успешную работу, как и в предыдущие периоды, — удержит параметры добычи, продолжит освоение месторождений Восточной Сибири и шельфа Арктики, сохранит высокие объемы дивидендов, — это будет подвиг. Или еще одно свидетельство государственного подхода менеджмента компании к своей миссии».

Еще раз повторимся: сделка стала абсолютной неожиданностью для рынка и получила прекрасные отзывы со стороны экспертного сообщества, поскольку соответствует долгосрочным интересам российской нефтегазовой отрасли и государства в целом. Менеджменту компании удалось в сжатые сроки, в условиях беспрецедентно сложной конъюнктуры выполнить поручения президента и правительства и найти стратегических инвесторов. Работа была проведена колоссальная. Игорь Сечин на встрече с президентом заявил о коммерческих переговорах более чем с 30 компаниями, профессиональными инвесторами, суверенными фондами, финансовыми институтами стран Европы, Америки, Ближнего Востока, а также государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

Конечно, после заключения сделки американцы тут же стали проверять ее на соответствие санкциям. Однако источник в «Роснефти» развеял все опасения. «Под санкции данная сделка не попадает — это существующие акции, — отметил он. — Думаю, новые акционеры подготовились к сделке. Для всех регуляторных органов — это максимально комфортная сделка. Ее правовой оценкой занимались крупнейшие юридические международные компании».

Якорные инвесторы

Для потенциальных инвесторов было очевидно, что на продажу выставлен актив с большими перспективами роста. «Роснефть» фундаментально недооценена, о чем давно уже говорят лидеры нефтегазовой отрасли и свидетельствуют ключевые инвестиционные метрики. Например, по отношению стоимости компании к запасам (Enterprise value / total reserves) «Роснефть» занимает первое место среди нефтегазовых компаний, производящих более 1 млн б. н. э. в сутки (около 1,8 доллара / б. н. э. — против 2,2 у «ЛУКОЙЛа» и «Газпрома», 15,6 у ВР и около 15 у ExxonMobil и Royal Dutch Shell). Данные показатели, безусловно, привлекали потенциальных покупателей, особенно учитывая тот факт, что капитализация «Роснефти» в соответствии с прогнозами ведущих инвестиционных банков будет расти.

Однако, судя по всему, вариант был выбран оптимальный. Продажа пакета акций осуществлена стратегическим инвесторам, которые, как и BP, заинтересованы в дальнейших инвестициях в перспективные проекты «Роснефти», нацелены на рост капитализации и укрепление позиций компании на мировом рынке и привержены ее стратегической модели бизнеса. «Сделка является не просто портфельной инвестицией, а стратегической и имеет дополнительные элементы, такие как заключение долгосрочного поставочного контракта с Glencore, согласование позиций на рынке в результате этой работы, а также создание специального предприятия по добыче вместе с этим консорциумом как на территории РФ, так и по международным проектам», — доложил глава «Роснефти» российскому президенту.

Аналитик Sberbank СIB Валерий Нестеров на страницах «Ведомостей» отмечает, что «сделка выглядит очень выгодной и престижной для международного консорциума, ведь «Роснефть» — компания с мировым именем, которая быстро развивается и модернизирует активы».

Помимо самой приватизационной сделки совет директоров «Роснефти» также одобрил 7 декабря соглашение о стратегическом сотрудничестве c Qatar Investment Authority и Glencore, обеспечивающее дополнительные синергетические возможности по сотрудничеству с новыми акционерами, включая развитие добычных проектов, логистический и трейдинговый бизнес. «Новые акционеры, — отмечал источник в «Роснефти», — проявляют интерес к upstream-проектам, включая шельф, как существующим, так и тем, что будут запускаться в ближайшие пару лет».

Крупнейший сырьевой трейдер Glencore, около года назад преодолевший серьезные финансовые проблемы, в отличие от других потенциальных партнеров не ограничивает «Роснефть» конкретным регионом, а обеспечивает глобальный масштаб ее операций. Увеличение объема реализуемой через трейдера нефти (более чем вдвое) дополняется весьма ценным для «Роснефти» согласованием позиций на рынке. А кредитование Glencore одним из крупнейших европейских банков опосредованно возвращает «Роснефть» на западные финансовые рынки. В рамках расширения стратегического взаимодействия Glencore заключит с «Роснефтью» соглашение о поставках нефти в объеме 220 тысяч баррелей в сутки сроком на пять лет.

Катарский фактор

Катарцы, в свою очередь, давно уже проявляют интерес к российским добычным проектам и вполне могли бы следовать примеру BP, которая, став крупнейшим миноритарным акционером «Роснефти», активно стала вкладываться в разработку ее сибирских месторождений. Ливанский эксперт и автор книги об энергетическом секторе Катара Марван Искандер убежден, что «приватизация «Роснефти» открывает новые перспективы для инвестиций в российскую экономику». «Участие катарского суверенного фонда в приватизации «Роснефти» вызовет цепную реакцию у других инвесторов из стран Персидского залива», — вторит ему эксперт по нефтяному рынку из Кувейта Камель аль-Харами. По словам аналитиков «Уралсиба», «вхождение QIA в капитал — положительный сигнал». «Управляющие катарского суверенного фонда, который также является крупнейшим акционером Glencore, — отмечают эксперты, — рассматривают данную покупку как долгосрочную инвестицию. Присутствие QIA среди акционеров может стать драйвером роста акций «Роснефти».

«Интерес Катара к России, — пишет директор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев, — основан на том, что все запасы углеводородного сырья там разведаны, запасы истощаются по мере добычи, и надо думать о будущем. Для катарского инвестиционного фонда QIA выход на российские нефтедобывающие активы создает необходимый задел на будущее». Стоит отметить, что катарский фонд организован для осуществления глобальных инвестиций высочайшего уровня и имеет успешный опыт инвестирования в различные классы активов, включая торгуемые ценные бумаги, недвижимость, альтернативные и прямые инвестиции на основных рынках капитала. Один из крупнейших в мире суверенных фондов Qatar Investment Authority, безусловно, может украсить инвестиционную историю «Роснефти».

Не менее важен и геополитический аспект операции: в ближневосточном кризисе власти Катара, ориентируясь на США, были традиционными оппонентами России и ее союзников, причем порой исключительно жесткими. Смена американской администрации лишила их, как и многих других сателлитов США по всему миру, глобального прикрытия и, возможно, заставила переосмыслить, пусть даже и частично, свою позицию. Приобретение пакета «Роснефти» объективно связывает катарские власти с Россией и как минимум даже при сохранении их прежних геополитических устремлений весьма серьезно ограничивает им свободу рук. В целом же сотрудничество с Катаром может оказать влияние на всю его позицию как на Ближнем и Среднем Востоке, так и в Африке, где его экспансия является весьма ощутимым фактором.

Биржа оценила сделку

Однако и с сугубо коммерческой точки зрения сделка представляется выгодной для России. Вероятное использование акций «Роснефти» в качестве обеспечения сделки объективно заинтересовывает обоих инвесторов в поддержании и наращивании котировок. «Если акции «Роснефти» будут использованы в качестве обеспечения для финансирования сделки, — говорится в аналитическом отчете «Сбербанка», — Glencore и QIA становятся заинтересованными в поддержании котировок «Роснефти». Мы ожидаем, что Glencore и QIA не будут доставлять особых хлопот «Роснефти» в качестве инвесторов, как и ВР с 2012 года. В частности, они вряд ли будут активно выступать против реализации крупных проектов или приобретений, предлагаемых менеджментом, хотя могут выступать в качестве советников». В результате сделки структура акционеров компании включит двух новых якорных инвесторов мирового класса. Государство при этом сохранит контрольный пакет акций, а в целом будет обеспечен баланс интересов государства и акционеров. «Контрольный пакет самой компании остается в руках российского государства −50 с лишним процентов. В целом это очень хороший результат», — отметил Владимир Путин.

«Осуществленная интегральная приватизационная сделка, беспрецедентная по своей сложности, является крупнейшей за всю историю страны, — отметил Игорь Сечин. — Синергетический эффект с учетом продажи «Башнефти» позволит получить существенные доходы в пользу государства, отдельно докапитализировав остаточную контрольную долю государства в «Роснефти». В условиях крайне неблагоприятной внешней конъюнктуры была проведена масштабная работа по поиску заинтересованных стратегических инвесторов с учетом долгосрочных интересов российской нефтегазовой отрасли и государства в целом. Мы приветствуем вхождение Qatar Investment Authority и Glencore в акционерный капитал компании, это по-настоящему стратегические инвесторы. Уверен, что совместная работа обеспечит создание синергии для акционеров «Роснефти», в том числе за счет дальнейших инвестиций партнеров в проекты компании».

По словам президента Qatar Investment Authority Шейха Абдулы бин Мохаммеда бин Сауда Аль-Тани, «сделка демонстрирует стратегию фонда, направленную на осуществление инвестиций в высококачественные активы со стратегическими партнерами по всему миру для генерации долгосрочных финансовых доходов».

«Эта сделка также показывает наше желание диверсифицировать инвестиционный портфель географически, по секторам и классам активов. Мы рассчитываем на работу с нашими партнерами для осуществления успешных шагов в данном перспективном бизнесе», — отметил Аль-Тани.

«Мы рады, что глубокие взаимоотношения, — заявил президент Glencore Айван Глазенберг, — существующие между «Роснефтью», Qatar Investment Authority и Glencore, способствовали успешному завершению сделки. Компания Glencore ожидает плодотворного сотрудничества с обеими сторонами в работе на российском и мировом нефтяных рынках».

Итак, «Роснефти» удалось привлечь инвесторов мирового класса — и это, безусловно, скажется на ее капитализации. Кроме того, частью приватизационной сделки являются существенные изменения в дивидендной политике, одобренные советом директоров «Роснефти». Теперь дивидендные выплаты компании составят не менее 35% чистой прибыли по МСФО и будут производиться два раза в год. А, как известно, чем выше дивиденды, тем больше растут акции. По словам Сечина, уже в ближайшее время стоимость пакета «Роснефти», который принадлежит государству, вырастет примерно на 80 млрд рублей.

В общем, «сделка века» помимо краткосрочного эффекта для казны выгодна России и в долгосрочной перспективе, поскольку позволит улучшить инвестиционный климат и поднять капитализацию самой «Роснефти», в которой 50% по-прежнему принадлежит государству. Только по итогам объявления сделки акции компании выросли на 7%, достигнув в среду исторического максимума в 400 рублей за штуку. Рыночная капитализация компании впервые превысила 4 трлн рублей. 50-процентный пакет акций, оставшийся у государства, вырос примерно на 1,6 млрд долларов, а значит, эффект от интегральной сделки для государства составляет более 19 млрд долларов.


Александр 18 Декабря 2016, 14:38
А я против распродажи национальног достояния. Очень жаль , одну титьку у дойной коровы продали.
Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?