10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАКСИМ ВЕНГЕРОВ: Я СЛУШАЛ ОЙСТРАХА, КОГДА МАМА БЫЛА БЕРЕМЕННА МНОЮ

Бадаева Евгения
Опубликовано 01:01 17 Января 2004г.
Это имя впервые прозвучало для тысяч поклонников классической музыки в середине 80-х. Тогда из класса феноменального новосибирского педагога-скрипача Захара Брона вышла целая плеяда талантливых подростков, быстро покоривших концертные эстрады страны, а затем и мира. Одной из самых ярких "звездочек" этой плеяды стал Максим Венгеров. Правда, как это часто случалось в смутные перестроечные годы, юный артист вскоре принял приглашение перебраться вместе с самим профессором и его воспитанниками на благополучный Запад. С тех пор россияне почти не слышали их игры. Тем больший интерес среди любителей музыки вызвало сообщение о грядущем приезде Венгерова с сольной концертной программой... И вот на другом конце телефонной линии - германский город Саарбрюккен, гостиница, откуда Максим любезно согласился дать свое первое за многие годы интервью российскому журналисту.

- Да, концерт 30 января в Большом зале Московской консерватории - моя первая "полнометражная" сольная программа в России, - рассказал музыкант. - Конечно, я участвовал в отдельных мероприятиях - например, приезжал на 50-летие Юрия Башмета, на юбилей моей первой учительницы Галины Степановны Турчаниновой... Но выступления такого масштаба не было. В Консерватории я исполню Сонату си минор для скрипки соло Баха, одну из сонат Брамса и Крейцерову сонату Бетховена. Кстати, на скрипке Страдивари, на которой 200 лет назад играл сам Родольф Крейцер - друг Бетховена, для которого тот и написал свой шедевр.
- А Баха, наверное, сыграете на другой вашей любимой скрипке - времен барокко?
- К сожалению, нет. Недавно с ней произошел такой инцидент. Я записывался на фирме E.M.I. в Лондоне, и пока ходил на обед, начался страшный дождь, в комнате, где лежал инструмент, сорвало окно и скрипку залило.
- Слышал, что вы теперь и на альте играете...
- Скорее балуюсь - надо же хоть раз в жизни изменить скрипке (смеется)... Год назад я решился на такой криминал.
- Почему криминал?
- Ну, когда есть в мире такие прекрасные альтисты, и первый среди них - Юрий Башмет... Подвигло же меня на этот рискованный шаг знакомство с альтовым концертом английского композитора Уолтона. Это такая потрясающая музыка, что я почувствовал непреодолимую потребность сыграть ее. Несколько месяцев потратил на то, чтобы освоить альт. Недавно записал этот Концерт вместе со Скрипичным концертом Бриттена. Дирижировал Мстислав Леопольдович Ростропович. Мне очень приятно, что этот диск выдвинут на главную международную премию в области грамзаписи "Грэмми". Такие проекты мне очень нравятся: люблю заниматься многими вещами сразу.
- В том числе, говорят, и дирижированием?
- Да, два с половиной года брал уроки у Вага Папяна - последнего ученика знаменитого петербургского педагога Ильи Александровича Мусина, некогда воспитавшего Одиссея Димитриади, Юрия Темирканова... Дошел до Второй симфонии Бетховена, которую сыграл с Белградским симфоническим оркестром. Но всех зайцев не поймаешь, поэтому в основном все-таки играю на скрипке.
- Альт, кстати, вы покупали или брали напрокат?
- "Одолжил" в Лондонской королевской академии. Роскошный инструмент, тоже работы Страдивари, таких в мире осталось штук девять.
- Дорого с вас взяли за аренду?
- Нисколько, просто договорились, что дам в академии благотворительный концерт.
- Преподаете?
- Уже три с половиной года. Здесь, в Саарбрюккене, у меня студенты из России, Германии, Турции, Франции, Испании...
- А в российских консерваториях?
- Иногда даю мастер-классы в консерваториях разных стран, но времени на что-то большее совершенно нет. Ведь я постоянно в гастрольных разъездах. Трудно даже сказать, где живу. Этакий Летучий голландец. Кстати, есть квартира в Голландии - в Амстердаме, но часто бываю на Юге Франции, в Монако...
- Воспитанники Захара Брона - бывшие новосибирцы - поддерживают отношения друг с другом, оказавшись за границей?
- Конечно, сибирская дружба - вещь крепкая, хотя часто видеться не выходит: все очень много гастролируют.
- И надо сказать, иные чаще вас заезжают на Родину. Например, Вадим Репин несколько раз с успехом здесь концертировал...
- Правда? Значит, я должен его догонять. Вообще чувствую, что стал больше тяготеть к России. Минувшим летом целый месяц провел в Москве, меня Ростропович пригласил пожить у него в квартире. Просто чтобы отдохнуть. Из-за этого отменил кучу концертов. Но я не жалею. Мне очень нужна была эта пауза. Я, без преувеличения, влюбился в город. Раньше-то не удавалось приезжать сюда больше чем на два-три дня. А теперь и в Большом театре побывал, и в Большом зале Консерватории, и в цирке, и по драматическим театрам походил, и по музеям...
- Ростропович сыграл немалую роль в вашей жизни?
- Безусловно, с тех пор как мы познакомились 11 лет назад. Он - по сути, родной человек, как бы мой второй музыкальный отец. Как и Галина Степановна Турчанинова - моя вторая музыкальная мать, обязательно напишите об этом... Конечно, я много общался с музыкантами разных стран: Даниэлем Баренбоймом, Карло-Марией Джулини, Зубином Метой, Риккардо Мути, Клаудио Аббадо, Куртом Мазуром... В общем, познал самые разные культуры, но все равно русская - роднее всех. А вообще мой идеал музыканта - Сергей Васильевич Рахманинов, хоть он и не скрипач, а пианист. В нем все соединилось: великий композитор, инструменталист, дирижер...
- Наверное, нелегко найти время для чего-то, кроме музыки? Например, для спорта...
- Конечно, нелегко, тем не менее стараюсь - трачу по два часа на турник, бодибилдинг. К сожалению, каждый день не получается - в среднем раз в два дня. Зато это дает поддержку мышцам, которые окружают позвоночник и шею, а они для скрипача очень важны, поскольку определяют, насколько уверенно ты фиксируешь скрипку - инструмент капризный, чуткий к малейшим изменениям позы, мышечного тонуса...
- Что читаете?
- Очень люблю поэзию - прежде всего русскую, конечно. Но время для чтения бывает только в самолетах.
- А как у вас с другими языками?
- Хорошо владею английским, немецким, немного говорю на иврите. В Москве начал заниматься и французским, взял десять уроков...
- Нынче модны экзотические увлечения вроде серфинга, дайвинга...
- Этим не могу похвастаться. А вот путешествия, смену впечатлений очень люблю. Недавно плавал на круизном теплоходе в Карибское море - это было как в сказке. 15 палуб - представляете, целый плавучий город, огромная улица магазинов, сеть ресторанов...
- Давали на теплоходе концерты?
- Бывало и такое, но не в этот раз. Вообще самый, наверное, экзотический концерт в моей жизни состоялся в Амстердаме. Вы ведь знаете, этот город стоит на каналах, над одним из них выстроили платформу-сцену, и вокруг нее собрались 15 тысяч человек. Люди подплывали на лодках с едой, вином, а я играл для них популярный репертуар.
- Дождь не помешал? Говорят, в Голландии он не редкость...
- Едва не помешал. Лило как из ведра до без пятнадцати восемь - и вдруг за четверть часа до начала концерта тучи рассеялись...
- А чей концерт наиболее впечатлил вас как слушателя?
- Наверное, концерт Давида Ойстраха в Новосибирске в 1974 году.
- Постойте, но ведь вы только родились в том году...
- Больше того, я родился в августе, а Давид Федорович приехал в мае. Но моя мама, будучи беременной, пошла на этот концерт. Говорит, игра великого музыканта не только не нее произвела потрясающее впечатление, но и на меня, судя по тому, как беспокойно я себя вел. Мама считает, что в этот момент и определилась моя будущая музыкальная карьера.
- Ваша мама - музыкант?
- Да, причем потрясающий. В Новосибирске прекрасно знают школу, по ее инициативе выстроенную, она 20 лет была ее директором и художественным руководителем хора. Ради меня она решила пожертвовать собственной карьерой. Сейчас пишет книгу о том, как воспитывала сына-музыканта. Это должно быть интересно многим мамам, в чьих семьях подрастают одаренные дети.
- А папа?
- Он 20 лет работал гобоистом в Новосибирском симфоническом оркестре, сейчас создал свой ансамбль, играет музыку барокко. Родители теперь живут в Швейцарии, в городе Лугано.
- Ну мама и папа - любовь на всю жизнь, это понятно. А есть еще какая-то любовь? Имя можете не называть, просто скажите - есть она или нет.
- Надеюсь, что когда-нибудь будет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников