10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КИНОКРАДЫ

В канун Нового года отечественные кинематографисты решили сделать подарок зрителю, выпустив в широкий прокат сразу два фильма - "Жара" и "Волкодав". То, что фильмы вышли аккурат в праздничные дни, разумеется, не случайно. Продюсеры рассчитывали на аншлаги в кинотеатрах и соответствующие сборы. Но с началом проката на прилавки киосков и развалов хлынул поток контрафактных - пиратских - экранных копий обоих фильмов. И зрительский поток сократился: утомленные каникулами люди предпочитали смотреть кино дома.

В результате огромные затраты производителей на рекламу проектов (например, рекламный бюджет "Волкодава" составил $6 млн.) сработали в первую очередь на сверхприбыли видеоразбойников. Легко предсказать, что и начавшаяся продажа лицензионных копий подрезана пиратами под самый корешок.
ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ? ТАК БЫВАЕТ ТОЛЬКО В КИНО
Утро, Новый Арбат. Спустившись в подземный переход как раз напротив кинотеатра "Октябрь", где красуются гигантские рекламные растяжки обеих картин, на лотках мы видим аккуратные стопки с палеными дисками. Мы - оперативники в штатском, один из продюсеров "Жары" и корреспондент "Труда".
- "Жара" есть?
- Да, пожалуйста, - отвечает торговец.
- А "Волкодав"?
- И в сборнике, и по отдельности. Какой предпочитаете?
- Сколько стоит?
- 120 рублей.
Оперативник покупает диск. И предъявляет удостоверение. Испуганный лотошник, спешно сбрасывая диски в коробку из-под бананов, набирает чей-то номер на мобильнике. Ничего внятного не говорит, но и так понятно: сигналит друзьям-пиратам об опасности. Сигнал передается по цепочке. Через 3 минуты в соседнем переходе мы застаем другого торговца краденым кино, который спешно запихивает упаковки с палеными фильмами в такие же коробки из-под бананов. Сотрудники милиции изымают товар. А уже на третьей точке на том же Новом Арбате спустя еще 5 минут мы застали лишь пустой лоток - предупрежденный кинокрад успел ретироваться.
- Давайте в переход спустимся, - предлагает продюсер. - Там в каждой палатке диск стоит на витрине.
- Нет, - твердо отказывается опер, - мы не имеем права изымать товар в палатках без постановления прокурора, поскольку палатка - это уже частная территория.
- Вот парадокс, - вздыхает продюсер. - Они в своем киоске могут хоть объявление выставить "Продаем краденое", а ты ходи да санкции прокурора добивайся. Все знают, что товар ворованный. Но никому до этого дела нет. Ну изъяли товар у одного торговца, другого, третьего, но это капля в море по сравнению с десятками и сотнями тысяч торговых точек, существующих по всей стране. И их становится все больше. На кой черт тогда снимать кино, тратиться на рекламу, если все пенки снимут и сожрут эти жуки? Хоть закрывай киноиндустрию. Или у бандитов проси помощи, чтобы эту шпану прижали.
А КАК ТАМ, ЗА БУГРОМ?..
Понятно, о чем говорит продюсер. Успех продюсера и режиссера на Западе чаще всего связывают с прибылью от фильмов. Даже на роскошь снимать т.н. авторское кино надо заработать. Скажем, крупнейший голливудский режиссер и продюсер Стивен Спилберг сделал некоммерческий фильм "Список Шиндлера" только после того, как "снял кассу" на производстве блокбастеров "Челюсти", "Парк юрского периода" и других. Разумеется, никому из голливудских продюсеров и в голову не придет, что его деньги могут безнаказанно уйти в карманы пиратов. Сборы от проката могут оказаться меньше или больше запланированных, но, как говорится, все что есть, все мое. Когда Джеймс Кэмерон замахнулся на "Титаник", он отказался от гонорара, зато в контракте оговорил свой процент от проката и продаж видеокассет и DVD. Кэмерон не проиграл, ибо "Титаник" собрал в мировом кинопрокате 1,8 миллиарда долларов.
Видеопиратство, конечно, существует и в США, и стоят там контрафактные диски примерно столько же, сколько и наши, - $5. Однако американские пираты не торгуют контрафактом внаглую на каждом углу. А если торговцы попадутся на сбыте, мало не покажется ни им, ни их хозяевам. Даже рядовым продавцам ворованных фильмов грозит немалый тюремный срок. Есть похожий закон и у нас. Но, как известно, суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения.
А У НАС ВО ДВОРЕ
Еще арифметика. От прокатной выручки нашим производителям остается 30-40% процентов, поскольку половина прибыли уходит кинотеатрам, а 10-20% - дистрибьюторам. Далее вычитаем деньги, затраченные на рекламу (при нынешней ситуации на рынке рекламный бюджет некоторых картин зачастую в полтора-два раза превосходит производственный). Неудивительно, что заработать в нашей стране удавалось лишь единицам ("Дневной дозор", "Питер FM", "9 рота").
В то время как продюсеры, снимая кино, затрачивают миллионы долларов на производство и рекламу, пиратам один паленый диск обходится всего лишь в 7-8 рублей. Понятно, что, продавая "пиратку" многотысячными тиражами минимум по 100 рублей, владельцы подпольных заводиков получают миллионные прибыли. Причем делают это абсолютно открыто, на глазах у правоохранительных органов. Словно 146-й статьи Уголовного кодекса и в помине не существует ("Нарушение авторских и смежных прав", ст. 146, УК РФ). Вице-президент "NBC Universal" Ричард Коттон утверждает, что в 2005 году российская киноиндустрия на пиратских дисках потеряла 278 миллионов долларов. Можно лишь предполагать, на сколько эта сумма возросла в урожайном на отечественные фильмы 2006-м... Терпит убытки и госказна из-за неуплаченных пиратами налогов.
Почему пиратам все сходит с рук? На этот наивный вопрос вам приведут официальные данные: только в 2006 году было заведено около 6,5 тысячи уголовных дел по фактам нарушения авторских и смежных прав. Но сегодняшнее видеопиратство - это отнюдь не кустарные лаборатории с двумя компьютерами и мальчиками-студентами, клепающими ночами вручную левые диски. Это настоящее производство, с передовыми технологиями и миллиардными оборотами. Часть из них находится на бывших режимных объектах, имеющих серьезную охрану и ограниченный доступ. Давно известно, что владельцы этих подпольных заводов - люди влиятельные, имеющие прямое отношение к властным структурам: депутаты разных уровней, руководители администраций, крупные военные, которых, в свою очередь, крышуют крупные чины в органах внутренних дел. Так что "налоги" с прибыли, минуя государственную казну, идут непосредственно в карманы чиновникам и оборотням в погонах. Правообладателям в этой ситуации остается лишь разводить руками: "Да кто ж его посадит? Он же памятник..."
АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
Карен ШАХНАЗАРОВ, кинорежиссер, директор "Мосфильма":
- Проблема аудио- и видеопиратства приобрела в России поистине невиданный масштаб. Если во всем мире "паленая" видеопродукция занимает лишь 8-10 процентов рынка, то у нас - все 80, а то и 90 процентов. Это в Москве порой еще продаются лицензионные кассеты и диски, а в российской провинции, в странах СНГ, на русскоязычном рынке дальнего зарубежья - там торгуют только "паленым" товаром. Убытки кинопроизводителей, государства исчисляются, по моим прикидкам, не миллионами, а миллиардами долларов. Сужу об этом по колоссальным недополученным средствам от продажи кассет и дисков с богатейшим кинонаследием "Мосфильма".
Причем зачастую контрафактные кассеты и диски выпускают те же люди, что продвигают на рынок и лицензионную продукцию. То есть часть тиража они печатают на законных основаниях, а все остальное - чисто пиратские дела. И занимаются они этим нелегальным бизнесом вполне открыто и смело, потому что абсолютно уверены в своей безнаказанности. Между тем государство вполне может победить это зло - была бы на то воля. Для этого нужно всего лишь ужесточить ответственность не только за изготовление, но и за сбыт пиратской продукции. Нашли у тебя в лавке нелицензионные диски - отвечай. Но пока на права пиратов никто серьезно не покушается, наша бюрократия имеет с этого бизнеса свои, и немалые, барыши. Если же изготовителям и торговцам будет светить серьезный срок, тогда в этом бизнесе останутся только самые рисковые и отчаянные. На которых со временем тоже можно будет найти управу.
Павел Лунгин, режиссер:
- Теория пиратства состоит из двух частей. Первая часть - это сами пираты, которые крадут деньги у кинематографистов. Торговать пиратскими дисками - все равно, что продавать паленую водку. Моя картина "Остров" очень сильно пострадала из-за этого. Ее краденая экранная копия появилась на лотках за полтора месяца до проката, и практически все, кто хотел увидеть фильм, посмотрели его на пиратских дисках. Из-за этого прокатчики сократили количество копий с 300 до 200, боясь, что картина не будет востребована зрителем в кинотеатрах. А в результате получилось так, что очень многие не смогли посмотреть картину как раз из-за того, что количество копий было небольшим.
Вторая часть - это люди, которые покупают пиратские диски. Как правило, они искренне не понимают, какой колоссальный ущерб наносят производителям. Среди моих знакомых, пожалуй, лишь Акунин принципиально не покупает пиратскую кинопродукцию. Остальные относятся к этому легковесно. Многие мои знакомые очень весело сообщали мне о том, что уже посмотрели кино и даже приносили эти диски с просьбой их подписать, не понимая того, что их покупка сказалась на судьбе картины. И потому я особенно благодарен зрителям, которые пришли в кинотеатр и купили билет.
КСТАТИ
Минувшим летом на саммите "большой восьмерки" проблема контрафакта была одним из основных обсуждаемых главами государств вопросов. Ведь Голливуд в прошлом году потерял на видеопиратстве более 6 миллиардов долларов. Именно вопрос повального нарушения авторских и смежных прав в России стал камнем преткновения в решении вопроса о вступлении России в ВТО. В конце ноября Россией было подписано обязательство, согласно которому она обязана ужесточить меры борьбы с пиратством. Каким образом это будет осуществляться, пока непонятно. Торговые точки страны по-прежнему наводнены фальшивкой. Что в очередной раз подтвердил наш рейд по Новому Арбату...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников