09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕЛЕНА СОЛОВЕЙ: "Я ТАК И НЕ СТАЛА АМЕРИКАНКОЙ"

Заозерская Анжелика
Статья «ЕЛЕНА СОЛОВЕЙ: "Я ТАК И НЕ СТАЛА АМЕРИКАНКОЙ"»
из номера 006 за 17 Января 2008г.
Опубликовано 01:01 17 Января 2008г.
На этой неделе в российский прокат вышла криминальная драма Джеймса Грея "Хозяева ночи", в которой герои, сыгранные Марком Уолбергом и Хоакином Фениксом, борются с русской мафией. Одну из ролей в этом фильме исполняет звезда советского кинематографа Елена Соловей. Кстати, для знаменитой актрисы, уехавшей в США 15 лет назад, это первая после эмиграции серьезная работа, так сказать, в киноформате. До сих пор Елену в Штатах задействовали лишь в телесериале "Клан Сопрано", где она сыграла русскую эмигрантку. О своем тернистом пути к американскому звездному олимпу актриса поведала в интервью "Труду".

- Елена, отчего вы согласились нынче на роль мадам Бушаевой? Ведь это, скажем так, не очень-то добропорядочная женщина, к тому же окруженная весьма подозрительными типами вплоть до наркоторговцев. Неужели о таком возвращении в кинематограф вы мечтали?
- В Америке у русской актрисы не такой уж большой выбор. Я несколько раз пыталась сыграть героинь неславянского происхождения - тех же американок или англичанок, но натыкалась на языковой барьер. Нет, я выучивала английский текст, произносила его, кажется, правильно, но это всегда звучало как-то натянуто, неестественно. Иногда зарубежные режиссеры шли мне на уступку, позволяя на первых порах произносить слова роли по-русски. Но тут меня подстерегала еще одна беда - смысл этих реплик казался для меня диковатым. К своему изумлению, я начала понимать: между русскими женщинами и иностранками психологическая бездна. Чтобы играть американку, нужно и думать, и чувствовать по-американски. Поэтому мой удел - играть исключительно женщин из России или Восточной Европы.
- Ваша мадам Бушаева гордится своим умением печь пирожки...
- Ну да, она же этому искусству обучилась в родной Одессе. Кстати, в эмиграции наши соотечественники обычно сохраняют приверженность к национальной еде. Даже режиссер фильма Джеймс Грейс, будучи потомком русских эмигрантов, вырос на русских пирожках.
- С кем вам было интереснее работать - нынче с Джеймсом Грейсом или когда-то давно с Никитой Михалковым?
- Никита Сергеевич разглядел во мне что-то такое, чего я сама о себе не знала. Но то, что открыл во мне Михалков много лет назад, до сих пор со мной, оно никуда не исчезло. Предложи Никита Сергеевич мне сейчас роль, я бы согласилась. Может быть, ему удалось бы во мне еще что-то обнаружить... Что же касается Голливуда, то в нем режиссеры стремятся не столько открыть новые возможности уже известных актеров, сколько зажечь новую звездочку...
- В фильме "Хозяева ночи" вашими партнерами были настоящие звезды Голливуда - один из самых сексуальных актеров "фабрики грез" Хоакин Феникс и прекрасная Ева Мендес. Вы не заметили в их отношении к вам некоторого высокомерия?
- Ни у Хоакина Феникса, ни у Евы Мендес, ни у Марка Уолберга я не заметила ни зазнайства, ни самомнения, хотя цену себе они знают. Мне неизвестно, как сейчас ощущают себя популярные в России артисты, но во время своей популярности на Родине я никогда не чувствовала себя звездой. Статус звезды подразумевает определенный стиль жизни, присущий западным актерам. Ну какая я звезда, если после съемок, как и все, стояла в очереди за продуктами? Нормальная советская женщина. Возможно, поэтому мне, не обремененной шлейфом звездности, вовсе не стыдно было играть даму не первой свежести, с упитанными формами и исковерканной жизнью. Глупо жить воспоминаниями - ах, какая я была необыкновенная, восхитительная! Важно, какая я сейчас, что есть в моей душе. Да, я пополнела, у меня появились морщины, но разве это конец света? Ведь актрисы нужны разные, не только молодые и стройные. И когда режиссер "Хозяев ночи" Джеймс Грей спрашивал у меня: "Лена, вам нравится у нас играть?" - я совершенно искренне отвечала: "Да, очень". В Голливуде даже исполнителю крошечных ролей создают максимально комфортные условия для работы, в которых он начинает чувствовать себя звездой - так с ним носятся гримеры, осветители, операторы...
- Поди, тяжело было после почти 20-летнего перерыва выходить на съемочную площадку?
- Да нет, главным было ощущение счастья того, что я по-прежнему нужна как актриса. Хотя по большому счету я достаточно спокойно пережила свой простой в кино. В одно время играла в русскоязычной театральной труппе, одним из организаторов которой был композитор Александр Журбин. Но если честно, все наши спектакли проходили при пустых залах. Сейчас я вспоминаю свои опыты на американской сцене и прихожу в ужас от сознания того, какая это была самодеятельность! Возможно, меня спасало то, что профессия никогда не была для меня главным в жизни. На первое место я всегда ставила и ставлю свою семью - мужа, детей, внуков.
- Говорят, в современной Америке - настоящий культ семейных ценностей. Американский образ жизни должен быть вам очень комфортен...
- Не совсем. Американцы ко всему умудряются относиться с какой-то деловитой методичностью. Даже к семье, которую они делают, как делают карьеру. А я этого не умею. Я не рассчитывала свое семейное счастье, а просто отдавалась чувствам и поступала так, как подсказывало сердце. Я всегда хотела, чтобы моим близким было хорошо рядом со мной, но не прилагала к этому специальных усилий. Так, я очень примитивно готовлю, потому что вообще не люблю кухонную работу. А вот моя дочь Ирина уже поступает, как американка: покупает разные кулинарные книжки и, пунктуально соблюдая рецепты, каждый день готовит новые блюда. Следит, чтобы было вкусно и полезно. Она, как и мой сын Павел, человек с математическим складом ума. Тогда как я живу интуицией.
- Какой вам видится современная Америка?
- Очень самодостаточная страна. Здесь так много своего, что я не понимаю, зачем они принимают эмигрантов со всего мира. Мне, например, кажется, что Голливуд абсолютно не нуждается в русских или европейских актерах - здесь своих хоть отбавляй. Вместе с тем при всей мощи и богатстве Америки в ней есть какая-то призрачность, эфемерность. Чувствуется, что человек с его цивилизацией вторгся сюда совсем недавно. Неспроста художник и режиссер Рустам Хамдамов, с которым я до сих пор дружу (с момента выхода в свет фильма Рустама Хамдамова "В горах мое сердце" прошло уже 40 лет), говорит, что Нью-Йорк - это город теней, что таких отражений, бликов, создающих иллюзорное пространство, больше нет ни в одном городе Земли.
- Известно, что многие русские эмигранты, уехавшие в Америку в одно время с вами, вернулись в Россию...
- В жизни все может случиться. Но я очень сомневаюсь, что навсегда вернусь в Россию. 20 лет назад, отправляясь в Нью-Йорк, я проплакала в самолете все 10 часов полета. Получилось, что тогда я выплакала всю свою тоску и больше к ней не возвращалась. К тому же в далекой и чужой Америке скучать - непозволительная роскошь. Там жизнь так стремительна, что нет возможности остановиться и задуматься. Нужно спешить, иначе твой поезд уйдет. Вся жизнь на колесах. Я даже научилась водить машину, хотя далось это невероятным трудом. Теперь у меня в Америке есть свой маленький дом на колесах, благодаря которому чувствую себя независимой.
- В прошлом году вы приезжали в Россию на фестиваль "Литература и кино", вам понравилось на Родине?
- Я безумно была рада встрече со старыми друзьями и коллегами. Хотя вовсе не была уверена в том, что меня здесь помнят, что я кому-то еще интересна.
- С кем из старых друзей удалось повидаться?
- С актрисой Ларисой Луппиан (жена Михаила Боярского. - А.З.), с которой мы когда-то играли в театре имени Ленсовета. Нам было очень интересно друг с другом: мы рассказывали о том, как быстро выросли наши дети, какой они выбрали путь в жизни, поговорили и о внуках. Две бабули, которые раньше играли первых красавиц и принцесс...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников