Немаленькая Вера

По сюжету студентку Веру подставил ее принц на белом коне

Героиня сериала «Про Веру» стала жертвой мошенничества, хотя имеет юридическое образование. И это сильно удивляет зрителей


Сериальную линейку — 2020 «Первый» начал с премьеры в жанре экшен. Интересно, у канала совсем плохо с деньгами, как о том трубят на каждом углу, и на что-то более достойное, чем этот проект, провалявшийся на полке три года, средств не нашлось? Или там решили, что одуревший от новогодней феерии народ все равно ничего смотреть не будет, так что же зря метать бисер? Возможно, и говорить об этом продукте не стоило бы, но зацепило название...

Начинается сериал так. Главная героиня — юная жительнице Петербурга — сочетает в себе все данные, необходимые для современной любовной истории. Ее мама с папой умерли, но оставили солидную сумму. Последнее обстоятельство позволяет девушке учиться на юрфаке, попутно занимаясь воспитанием младшего брата. Разумеется, студентка самоотверженна, честна и невинна (по крайней мере о противоположном ничего не свидетельствует).

Знакомимся мы с ней в тот момент, когда родительские капиталы заканчиваются, и на что жить дальше, не ясно. И тут Золушка (а все, конечно, сразу догадались, что это именно она) случайно знакомится с молодым человеком. Он хоть и не на белом коне, но, разумеется, принц — владелец крупной строительной компании. Между молодыми людьми вспыхивает чувство. Уже в конце первой серии «строитель» делает студентку своим гендиректором. А во второй — выясняется, что никакая это не любовь, что негодяй просто подставил невинное создание, в результате чего суд определяет ей пять лет отсидки за мошенничество. Но бедняжка, при всей ее наивности, до ареста успевает стащить из кассы обманщика 5 млн «зеленью». И в колонии ждет не дождется часа освобождения, чтобы начать мстить. И ее «мстя», которой предстоит осуществиться на протяжении оставшихся шести серий, будет сладкой.

Знаем-знаем. Граф Монте-Кристо! Что бы не посмотреть?! Тем более что жертвой невинно осужденной должен стать красавец Даниил Страхов, недавним «Знахарем» подтвердивший всеобщее женское обожание к своей особе. А в роли мстительницы выступила Вера Панфилова, которая и сама по себе актриса талантливая, так к тому же еще и дочка Константина Кинчева.

Из тюряги (школы жизни) героиня выходит этаким терминатором в юбке. Она меняет облики, запросто проносит пистолет на закрытые мероприятия с участием депутатов и олигархов, заставляет трепетать прожженных негодяев, устраивает слежки с помощью дронов. Но очень скоро возникает ощущение вымученности происходящего. Понятно, что авторы хотели снять крутой боевик в голливудском стиле на фоне Северной столицы. Только крутизны почему-то не получилось...

Кстати, открыточных панорам города в сериале полным-полно. Но красоты, столь уместные в старом фильме «Мелодии белой ночи» или в относительно недавнем романтическом «Питере FM», здесь лишь подчеркивают искусственность сюжета.

Одна из зрительниц написала о сериале примерно так: «Аналогичная американская муть не вызывает протеста. Восторга тоже не вызывает, но проглатывается. Дело даже не в исполнителях, в «мути» снимаются и вполне приличные артисты, и у них, и у нас. Несоответствие реалиям? Тоже не то... Ну каким таким тамошним реалиям соответствуют все их «мстители» вместе взятые? Та же Ума Турман в жизни похожа на бледную спирохету (прости, Ума!), а не на мастера единоборств... Но любую нашу актрису съедят без майонеза, вздумай она убить какого-нибудь Билла».

Может, и мы субъективны? Тогда, пожалуй, оставим критику жанрового решения и поговорим о другом. Этот сериал называется «Про Веру». Как тут было зрителям старшего поколения не вспомнить другую «Веру», маленькую? В разгар перестройки на фильм Пичула ходили толпами не столько ради его социальной остроты, сколько из-за первой в советском кино откровенной демонстрации полового акта. Какой смелой тогда казалась эта сцена советским гражданам, еще не видевшим даже незамысловатую «Эммануэль»! Сколькие из них осуждали и режиссера, и героиню за «половую распущенность»...

Тут вот недавно ВГТРК сообщила о закрытии программ «Утренняя почта», «Смехопанорама» и «Сам себе режиссер». Все сначала удивились — как, а они разве еще выходили?! — а потом дружно принялись твердить, что давно пора. Мол, на нашем ТВ десятилетиями ничего не меняется. Может, оно и так, но вот сексуальная революция на нем произошла давно и необратимо — точно.

Так, героиня сериала «Про Веру» готова была отдаться незнакомцу уже на первом свидании. Помешал полицейский, сказавший: «Здесь нельзя». Принц возмутился такой бесцеремонностью, но, пожалуй, все же был неправ. Среди белого дня, на газоне перед дворцом в историческом центре... Зато уже в следующей сцене парочка наверстывает упущенное в гостиничном номере. А вот пример ее диалога: «Что-то происходит, Максим». — «Что? Что происходит, Вера?» — «Я тебя постоянно хочу». — «Это хорошо. Это правильно. Вот если бы ты мне хотела еще немного денег отдать». — «Заткнись и возьми меня».

И все это абсолютно нормально. Ведь сюжеты подавляющего большинства современных мелодрам строятся вокруг супружеских измен, незапланированных беременностей, постоянной смены партнеров и прочем. А ток-шоу? Что ни выпуск, то темами — либо изнасилование, либо внебрачные дети, либо инцест. И то, что сегодня Золушка отдается первому встречному, никого не смущает. Он же богат! Современных зрительниц удивляет другое: как эта дура при ее-то юридическом образовании подмахивала документы принца, не глядя?! Маленькая, что ли?



Должна ли Россия помогать Италии в борьбе с тяжелейшей эпидемией, отправляя туда своих врачей и оборудование?