28 сентября 2016г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

У МИНИСТРА ЛЕГКАЯ РУКА

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 17 Февраля 2000г.
Опухоль на сердце у четырехлетней Карины Цомая обнаружилась в общем-то случайно. Девочка страдает заболеванием почек, регулярно обследуется по этому поводу у педиатра. Во время очередного осмотра тот и обратил внимание на странные шумы в маленьком сердечке. Более детальное обследование подтвердило предварительный диагноз. Медики не стали скрывать: нужна операция, и как можно быстрее! Но в тех клиниках и центрах, куда обращались родители Карины, оперировать девочку отказывались. Слишком, мол, рискованно.

Ребенок между тем слабел буквально на глазах. Отчаявшиеся родители девочки уже ни на что не надеялись, когда кто-то посоветовал обратиться к министру здравоохранения России Шевченко.
Юрий Леонидович Шевченко - один из лучших хирургов страны именно по сердечно-сосудистым патологиям. Спас немало и детей, и взрослых. Назначение на высокий пост летом прошлого года стало своего рода признанием его высокой квалификации. При этом Юрий Леонидович не счел возможным отказываться от практики. Как только выдается свободное время, приезжает в Военно-медицинскую академию в Петербурге, откуда, собственно, и призвали его в столицу, оперирует, лечит.
Изучив историю болезни Карины, Шевченко не колебался: готовьте девочку к операции! Назначил ее на одну из суббот конца января. Сам уже ранним утром был рядом с ребенком. Как позже рассказала мама Цомая, между ее дочерью и знаменитым хирургом почти сразу установился, что называется, полный контакт. А ведь обычно Карина, немало пережившая, несмотря на юный возраст, едва завидев человека в белом халате, забивалась в угол кроватки, боязливо накрывалась одеялом "с головой".
Операция длилась более полутора часов. Врачи, ассистировавшие Шевченко, потом признавались: работал он виртуозно. Тут ведь какая опасность была? Что у девочки не выдержат и откажут ее больные почки. Надо было торопиться и, с другой стороны, быть очень осторожным.
"Лично я за результат этой операции не волновался. Знаю Юрия Леонидовича много лет. Руки у него мало того что золотые, но еще и легкие, счастливые для больных. Могу привести массу примеров, когда вот так же брался за лечение, казалось, безнадежного больного и - побеждал",- сказал мне в ВМА один из ведущих специалистов по сердечно-сосудистой хирургии. Фамилию свою он просил не называть. Я удивилась: "Почему? Не критикуете шефа?" Но когда и другие врачи в академии стали настаивать на анонимности, поняла: после того как Шевченко стал министром, заманчиво называться его близким другом, его сподвижником, даже просто коллегой. Прихвастнуть добрыми отношениями и совместными чаепитиями после напряженного трудового дня. Глядишь, и отметит. Однако тем и славится клиника сердечно-сосудистой хирургии питерской академии, что служат в ней профессионалы, не нуждающиеся в протеже, не привыкшие льстить, подлаживаться.
Приглашены, кстати, большинство из них в клинику самим Шевченко. Он сам начинал здесь когда-то рядовым ординатором. Со временем возглавил эту клинику, а затем и всю академию, став генерал-полковником медицинской службы, главным кардиохирургом Вооруженных Сил РФ.
Примерно с середины восьмидесятых его имя широко известно. В то время в клинику поступало немало наших тяжело раненных в Афганистане солдат и офицеров. Иные, как считалось, в безнадежном состоянии. Юрий Леонидович вместе с коллегами творил чудеса, возвращая многих из них к полноценной жизни.
Весь Питер, помню, обошла весть об уникальной операции, проведенной Шевченко: пуля застряла у двадцатилетнего солдата в самом сердце. Хирурги полевого госпиталя поставили на пареньке крест: не то что ходить, но даже если будет все время лежать, нет гарантии, что "инородное тело" не "оживет", и тогда все - мгновенная смерть. Шевченко рискнул, сделал операцию, вынул пулю. Я допытывалась тогда у него: "Но ведь могло же и не получиться?!" Он только улыбался в ответ: "Мы постарались свести риск к минимуму..."
- Он часто действует за операционным столом нетрадиционно, вопреки правилам, - говорят мне в ВМА. - Не потому, что хочется ему опровергнуть устоявшиеся каноны, нет, просто этим самым канонам предпочитает индивидуальный, с учетом всех особенностей конкретного больного подход, а также интуицию. Последняя еще ни разу его не подводила.
А с середины девяностых к Шевченко едут со всего мира, чтобы позаимствовать опыт лечения инфекционного эндокардита - тяжелейшей болезни, развивающейся стремительно и в несколько недель способной убить человека. Редкий хирург, дорожа репутацией, решается на операцию. В клинике ВМА число излеченных от нее исчисляется уже десятками. Зарубежные коллеги, знакомясь с тем, как Юрий Леонидович это делает, не скрывают удивления: и вы до сих пор не отмечены за подобную работу? Похоже, наконец будет отмечен: по итогам 99-го опыт лечения инфекционного эндокардита группой кардиохирургов ВМА представлен к Государственной премии России.
Став министром здравоохранения, военный хирург Шевченко мечтает объединить усилия (и главное, финансы) двух российских медицинских ведомств - гражданского и Минобороны - для создания современного кардиоцентра. Кардио не только потому, что сам в этом специализируется. Согласно статистике, сердечно-сосудистые заболевания остаются на сегодня главной причиной смертности людей. "Ну, конечно, "тянет одеяло" на свою клинику", - подумала я, узнав о намерении генерала создать первый такой центр на северо-западе страны. Оказалось, нет, не тянет. ВМА хоть и остается "зоной его повышенного интереса", но при этом не забывает глава Минздрава и о других клиниках и больницах. Кстати, и оперировать ездит не только в Петербург. Будучи недавно по министерским делам в Сибири, откликнулся на просьбу омских коллег помочь им с тяжелым больным. Более трех часов не отходил там от операционного стола...
Р.S. А девочка Карина уже дома. Чувствует себя хорошо. Родители говорят, что даже на ночь не расстается с игрушкой, подаренной ей после операции Юрием Леонидовичем. Та теперь для нее - талисман.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.