03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЕРА ВАСИЛЬЕВА: ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ ЧУВСТВУЮ СЕБЯ МОЛОЖЕ

Константинова Елена
Опубликовано 01:01 17 Февраля 2001г.
Она считает себя "несовременной" женщиной: - "современные жестковаты в оценках, слишком прагматичны". На сцене предпочитает старинные костюмы - "в них легче играть". Она не представляет жизни без театра. Готова в любой момент сорваться с места и начать работу над новой ролью. И вообще, сердцем и душой очень похожа на ту Верочку Васильеву, давным-давно ставшую родной многим зрителям...

- Вера Кузьминична, вы не землячка Настеньки из фильма "Сказание о земле Сибирской"?
- Нет, я родилась и выросла в Москве, около Чистых прудов, в Гусятниковом переулке. И, кстати, фильм снимался не в Сибири, а опять же в Москве, Звенигороде и Праге. Пожалуй, роли Настеньки и Ольги из "Свадьбы с приданым", моей второй картины, остались для меня самыми дорогими. Они принесли мне любовь зрителей.
- Очевидно, ваша вера в волшебную силу искусства родом из детства?
- Вы правы. Впервые попала в театр лет в семь или восемь. И тут же оказалась в его власти. Кажется, это был Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. Шла "Царская невеста". Вернувшись домой, забралась под стол, приподняла скатерть, как шатер, и запела арии своего сочинения. С тех пор, как только домашние расходились по делам и я оставалась одна, а это случалось почти каждый день, начинались мои "концерты". Подражая актрисам, наряжалась в самодельные, бывшие под рукой одеяния, на голове - обычная мамина или папина шляпа. А еще во дворе стоял многоэтажный загадочный дом: стены парадного входа расписаны почерневшими от времени таинственными картинами из эпохи средневековья, мраморные лестницы, фигура рыцаря. Здесь мы и устроили свой детский театр.
В начале войны работала на заводе. В 1943 году в Московском городском театральном училище - оно располагалось во дворе Театра имени Вл. Маяковского - объявили набор на актерский факультет. Я решила попытать счастья.
- Что для вас сейчас театр?
- Самое прекрасное, что есть на белом свете. Театр - это та самая "вторая реальность", о которой пишет в одной из своих книг актриса Алла Демидова. И в этом его волшебство.
- Вскоре после удачного дебюта в кино в уже упоминавшемся фильме Пырьева "Сказание о земле Сибирской" последовало приглашение в Театр сатиры, где вы - по сей день. Как же случилось, что те роли, о которых мечтали, сыграны отнюдь не в родных стенах, а в "чужих" театрах, в частности, провинциальных?
- Это довольно драматичная сторона моей жизни. Мне грешно жаловаться на свою судьбу. И за те роли, которые мне давали, говорю спасибо моему театру. Хотя, конечно, их намного меньше, чем хотела бы. Наверное, это связано с тем, что я лирико-драматическая, а не комедийная актриса. Несмотря на то что очень люблю Театр сатиры, в творческом смысле это не совсем мой театр.
- Что же помешало перейти в другой?
- Я терпеливая, кроткая русская женщина. Для моей покорной, робкой натуры подобные шаги несвойственны. Уж так сложился мой актерский путь. В Театре сатиры мне сразу дали главную роль! Лизанька в водевиле "Лев Гурыч Синичкин". Разве не чудо? Известный театр, прекрасная роль, да и поворот судьбы моей героини сродни моему - и для нее, и для меня сбылись мечты о сцене.
Сыграв Лизаньку, я оказалась под покровительством знаменитого Владимира Яковлевича Хенкина, исполнявшего роль отца - актера Синичкина. Может быть, поэтому, а может быть, и потому, что молодых актрис в театре было намного меньше, чем теперь, в первые годы я была занята каждый сезон в одной, а то и в двух ролях. Это были милые, обаятельные, лирические девушки с песенками. На большее я и не претендовала. Поскольку еще была, как и любая другая в моем возрасте, зелененькой, пока мало что умеющей актрисой. Я просто жила, радовалась успеху, влюбленности, которая меня окружала.
Шли годы. Те же роли. Незамысловатые характеры... В середине 50-х огромный успех имел спектакль "Клоп" в постановке Валентина Плучека. И "Клоп", и две другие пьесы Маяковского - "Баня" и "Мистерия-буфф" - это сплав поэзии с сатирой, лирикой и драмой. Вырабатывался новый театр с новым репертуаром. Я со своими второстепенными для театра спектаклями отошла на второй план. Грустила. Внутренне даже как будто свыкаясь с тем, что я, наверное, несовременна, что все лучшее у меня уже было. Так проходили долгие годы очень скромного существования. Что-то лучше, что-то хуже... А потом и вовсе начался период длительного творческого молчания.
- Позвольте, но на афишах ваше имя присутствовало неизменно, не так ли?
- Для публики я не исчезала. Доигрывала прежние роли. Розину в спектакле "Безумный день, или Женитьба Фигаро" и Анну Андреевну в "Ревизоре". Но ни одной новой работы лет десять у меня не было. Сама я от этого очень страдала. Почти у каждой актрисы к 50 годам возникают проблемы с ролями - их выбор не так велик. Отсюда мои отчаянные поиски возможной работы в других городах, в других театрах, где я играла именно те роли, о которых мечтала всю жизнь. Раневскую в "Вишневом саде" (Тверской областной драматический театр) и Кручинину - спектакль "Без вины виноватые" (Орловский драматический театр имени Тургенева). Тяга актера к новым ролям не имеет ничего общего с какой-либо меркантильной подоплекой. Просто, если ты не играешь - ты вне жизни.
- Чем вас привлекли "Священные чудовища", ставшие вашим бенефисом?
- Впервые Валентин Плучек предложил выбрать пьесу самой. Стала судорожно искать роль, через которую могла бы выразить себя. И вот "Священные чудовища" Жана Кокто. Пьеса об актрисе, примадонне французского театра. Миллион сомнений, печальных предчувствий, крах личной жизни. Но она находит силы пережить обрушившиеся испытания достойно и артистично. Какое богатство чувств: любовь, горе, ревность, вновь восторжествовавшее счастье... Бесспорно, меня подкупило то, что главная любовь Эстер - театр.
Возможно, если бы на моем месте оказалась другая актриса, режиссер был бы ближе в решении спектакля к авторскому тексту. Несколько манерному, холодному, парадоксальному. Но, понимая, что через эту пьесу я хотела "пропеть" свою песню, Александр Вилькин отдал себя в дань мне, а не драматургу. И я благодарна ему за это. По-моему, спектакль получился теплым, человечным.
- Ваша Эстер довольно элегантно ставит на место соперницу - молодую актрису-интригантку Лиан, вздумавшую отобрать у нее мужа, знаменитого актера. Таким образом вы тоже выражаете свое актерское "я"? Это намек на решение проблемы "отцов и детей" в вашем театре?
- Конечно, нет! За кулисами мы все дружны. Я очень люблю актрису Наталью Карпунину, исполняющую роль Лиан. А кто из двоих - Лиан или Эстер - более достоин любви на сцене, определяет публика.
- Кого рады видеть у себя в гостях?
- Родных, всех их очень люблю. Нет, они не имеют отношения ни к кино, ни к театру. Друзей, с которыми связывает не один десяток лет знакомств. Есть давние поклонницы из зрителей.
- К каким только ухищрениям не прибегают женщины, чтобы чувствовать себя в форме. Вот и вы, наверное, держите себя в ежовых рукавицах?
- Да нет, никаких самоистязаний. Правильный распорядок дня. Например, каждое утро по традиции начинаю с того, что подхожу к зеркалу, в котором вижу себя в полный рост. Внимательна к своей фигуре, стараюсь не набрать лишний вес. А это при моей слабости к мучному не мудрено. Допустим, кто-то из знакомых угощает пирогами (сама не пеку). Отказаться от такой вкуснятины - полное безумие, правда? Съедаю один пирожок. Похожу вокруг стола - еще один, потом еще один. Потом сама же себя упрекаю. Иногда, зная, чем обычно заканчивается эта история, муж, Владимир Ушаков, тоже актер Театра сатиры (кинозрителям он хорошо знаком по фильму "Свадьба с приданым", в котором сыграл "моего" жениха Максима), тактично, но решительно прерывает мой затянувшийся "пир". Ну и, конечно, очень трудно отказаться от привычки есть на ночь. Как не подкрепиться после вечернего спектакля? Чувствуешь себя как неприкаянная. А выпьешь хотя бы горяченького чайку с бутербродом - и хорошо! Никаких особых диет у меня нет. На гимнастику не хватает воли.
Вообще люблю, когда на экране и сцене красивые люди: красивые мужчины, в которых можно влюбиться, красивые женщины, из-за которых можно потерять голову. Абсолютно согласна с Аллой Демидовой, написавшей в той же "Второй реальности" такие слова: "Я убеждена, что легенда о красоте многих прославленных актрис идет от их веры в нее, от ощущения легкости и радости, которые сопутствуют этой вере, от счастья, которое давала им игра на сцене". Не однажды я сама ловила себя на том, что ухожу после спектакля по крайней мере лет на 10 помолодевшей, с блестящими глазами, легкой походкой. Я - оживаю.
- А кино? Новая работа была давно?
- Лет пять назад с удовольствием сыграла американскую бабушку в картине Игоря Апасяна "Притяжение земли". Эта бабушка - олицетворение света и домашнего уюта. А в роли дедушки "выступил" Владимир Михайлович Зельдин, с которым впервые мы встретились опять же в "Сказании...". А сейчас я снимаюсь в телефильме "Салон красоты". И испытываю удовольствие от работы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников