07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПО НОЧАМ ИМ СНЯТСЯ КОШМАРЫ

Павлова Александра
Опубликовано 01:01 17 Февраля 2004г.
Пройти в приемное отделение Морозовской больницы почти невозможно: в помещении плотно стоят люди, ждут вестей о поступивших сюда в субботу детях. Никто не плачет, не причитает: тишина прерывается лишь телефонными звонками и негромкими разговорами. Женщина с покрасневшими глазами рассказывает: "У меня сын, 10 лет. Поехали с одноклассниками отмечать день рождения - и вот на тебе. У него перелом ноги и обморожение конечностей. И у других ребят травмы. Один погиб". В глазах женщины плещется ужас.

- В субботу вечером к нам доставили 12 детей, - рассказал главный врач Морозовской больницы, академик РАЕН, профессор Михаил Корнюшин. Из-за ЧП он вышел на работу в воскресенье. - Самому маленькому 1 год 10 месяцев. Самый взрослый - мальчик из Польши, ему 16 лет. У всех крупные ссадины, ушибы. У восьмилетнего мальчика сложный перелом бедра, мы сделали ему операцию. Дети переохлаждены - их доставляли прямо в трусиках. Говорят, что врачи ко всему привыкли. Я здесь работаю 43 года, видел многое. Но привыкнуть к тому, что малыши страдают по нашей, взрослой, вине, - невозможно. Счастье, что эти дети остались живы. Но ведь пятеро погибли в завалах аквапарка. Их уже не спасти...
В отделении хирургии, где лежат дети, усилены медицинские посты, постоянно дежурят психологи.
- Травмы, которые получили маленькие пациенты, не так страшны, как пережитый ими шок, - поведала нам специалист медико-психологической службы Ольга Буланова. - Ведь они находились не в экстремальной ситуации, а наоборот - чувствовали себя в полной безопасности, отдыхали, веселились. И вдруг начинается светопреставление. Детской психике очень трудно преодолеть подобный стресс самостоятельно, мы помогаем им справиться с ним без тяжелых последствий.
- Со мной в палате лежат два мальчика, которые были в аквапарке в тот день, - поведал 12-летний Денис. - У одного, по-моему, нога сломана, другой весь в синяках и говорит, что сильно замерз. Его вытащили из снега спасатели, завернули в одеяло и привезли сюда. Он был такой синий, что я подумал - это негр. Сейчас он почти нормальный, только по ночам кричит.
8-летний Сережа Суровенков получил сотрясение мозга, множественные ссадины, ушибы и порезы. "В бинтах он похож на мумию, - рассказали маленькие соседи по палате, - но он добрый и веселый".
* * *
Екатерина, мать шестилетнего Максима, проходит лечение в 20-й больнице вместе с сыном. В тот роковой день она с мужем и ребенком, а также друзьями семьи отправилась в "Трансвааль" - покататься с водных горок.
- Внезапно вокруг потемнело, - рассказывает Екатерина. - Потолок начал медленно надвигаться на нас. Послышался скрежет и звон стекла... Когда пришла в себя, стала смотреть: где ребенок? К счастью, Максим лежал неподалеку от меня. Затем отправилась на поиски мужа. Честно говоря, не верила в то, что удастся разыскать еще и его. Но мы встретились. Не надеялась, что все может кончиться настолько хорошо.
Вместе с другими Екатерина бродила по руинам, под которыми были люди. Все напряженно искали своих близких среди осколков стекла и обломков металла, звали их. Максим получил травмы головы и руки. Сама Екатерина отделалась сравнительно легко - получила небольшое повреждение ноги. Кроме того, у них, как и у большинства пострадавших, резаные раны на теле от осколков.
Истории некоторых соседей Екатерины по отделению более трагичны. 12-летняя девочка потеряла мать. Один из мальчиков пришел в комплекс с друзьями семьи: до сих пор их не нашли.
- Мой Максим, - говорит женщина, - уже мечтает о мультфильмах... Нашей семье очень повезло. Мы выжили, и сейчас хотелось бы помнить только об этом.
Всем, кому трудно пережить случившееся, готовы помочь специалисты службы психологической поддержки: 924-60-01.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников