07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ТОЛЬКО СВЕЖИЕ РАНЫ В ЦЕНЕ..."

Лебедина Любовь
Статья «"ТОЛЬКО СВЕЖИЕ РАНЫ В ЦЕНЕ..."»
из номера 028 за 17 Февраля 2007г.
Опубликовано 01:01 17 Февраля 2007г.
Зрители знают и любят Игоря Бочкина, которому сегодня исполняется 50 лет, по его ролям в спектаклях Театра имени Пушкина и в фильмах "ЧП районного масштаба", "Горячев и другие", "А поутру они проснулись", "Вера, надежда, любовь"... Коллеги ценят в нем еще и замечательные личные качества. В театре, где играет Бочкин, вы не найдете человека, который бы не уважал его за прямоту высказываний, бескомпромиссность и доброту. Нет, конечно, он не ангел, и в этом, в частности, убедились актеры, занятые в его режиссерском дебюте - спектакле "Прошлым летом в Чулимске" по Вампилову. Но при всей его повышенной требовательности никто на него и не думал обижаться. Все знают: работа для Бочкина - святое.

- Игорь Иванович, с чего это вдруг вы решили заняться режиссурой? Вам захотелось доказать, что вы не только хороший актер?..
- Можно я отвечу по-простому, как и положено в газете "Труд", которую читали еще мои родители, - так получилось. За десять с лишним лет работы в Театре имени Пушкина, куда пригласил меня Юрий Еремин, я ни разу не чувствовал себя ущемленным, наоборот, от некоторых ролей отказывался сам. А как Бочкин попал в режиссеры? Однажды мы с худруком Романом Козаком перелопатили тонны драматургии в поисках пьесы для новой постановки. В конце концов я робко предложил: "А может, возьмем "Чулимск"? Козак подумал, подумал и согласился. Но на тот момент все режиссеры были заняты, и поэтому не было другого выхода, как предложить в качестве постановщика себя самого. Я знал, про что надо ставить, кишками чувствовал этот материал, он был мне близок. В нем есть то, над чем время не властно: боль души, ее незаживающие раны, настоящий русский характер. Помните, как у Булата Окуджавы: "Вот и самые свежие раны/Неустанно дымятся во мне/Потому что всегда и повсюду/Только свежие раны в цене".
- Раз уж вы вкусили режиссерского хлеба, то надо двигаться дальше...
- Не знаю, уж слишком сложная эта профессия. Одно дело отвечать за себя и совсем другое - за всех, кто поверил тебе, пошел за тобой. Вы не представляете, какие у меня на этой почве были нервные срывы, я жрал себя со страшной силой, особенно когда приходил домой и меня никто не видел, кроме жены, которой тоже доставалось. "Я все отдаю актерам, мне даже некогда подумать о своем Шаманове!" - гневно кричал я ни в чем не повинной супруге (Анна Легчилова, актриса Театра имени Пушкина. - Л.Л.), играющей в этом спектакле. Боже мой, что со мной было: бессонница, дрожь во всем теле. Но, видно, Боженька сжалился надо мной, и я выдержал этот экзамен. И зрители приняли спектакль. А недавно мы получили официальное приглашение из Иркутска на Вампиловский фестиваль, значит, дело сделано честно.
- Это для вас принципиально - честно сделать дело?
- Думаю, если этого не будет, то мне придет конец. В последнее время меня часто спрашивают, почему я не снимаюсь в телесериалах? Я не знаю, что будет завтра, но пока я нахожу в себе силы отказываться от ужасных подделок под названием телесериал. Это нечто запредельное. Меня воспитали так, что надо всегда отвечать за свои поступки, и если бы кто-то сказал, что неплохой актер Бочкин снялся в плохом сериале, да еще из-за денег, то я бы со стыда сгорел или заперся бы в своей квартире и бился головой о стену. Выпивать же нельзя, врачи запретили после инфаркта.
- Как это случилось - в вашем-то молодом возрасте?
- Три года назад у меня были большие гастроли с антрепризой: Америка, Канада. Помню, в Москву мы вернулись 9 марта. Одиннадцатого я сыграл спектакль и еле-еле притащился домой. Сел на диван и сказал: "Я сегодня ночью сдохну". А на следующее утро друзья взяли меня под ручки и отвезли в больницу, и там я действительно умер... Сутки я пробыл на том свете, а 14 марта воскрес и попросил чаю с лимоном. Так я родился во второй раз.
- Свет в конце тоннеля видели?
- Нет, ничего такого особенного не видел, зачем же врать...
- Игорь Иванович, вы верующий человек?
- Да. В этом вопросе многое зависит от семьи, а моя мама, царствие ей небесное, была глубоко верующая. Она похоронила отца в 36 лет, который умер совсем молодым, и после этого замуж не выходила, посвятив всю себя единственному сыну. Если бы не она, то ни института, ни театра - ничего бы этого не было. Если бы не ее самоотверженность, то после армии мне надо было бы работать, а не учиться в институте...
- Вы служили?
- По полной программе. В танковых войсках. Когда мамины письма приходили ко мне, то я просто не мог их читать - все они были залиты слезами. Она у меня была очень плаксивой. Впрочем, и я такой же, могу заплакать при виде страдающего человека или несчастного животного.
- Но себя в армии в обиду не давали?
- Попробовал бы меня кто-то обидеть!
- Чем занимались после дембеля?
- Из армии я вернулся старшиной танковой роты и уже через две недели стал студентом актерского отделения ГИТИСа. А когда на курсе мы начали играть "Вишневый сад", где я исполнял роль Лопахина, то замечательный режиссер Борис Голубовский взял меня к себе в Театр имени Гоголя. Я бесконечно признателен этому режиссеру, он давал мне играть интереснейшие роли: Вождя в спектакле "Пролетая над гнездом кукушки", Княжко в "Береге" Бондарева... И когда после семи сезонов в театре меня пригласили сниматься в фильме "ЧП районного масштаба", я вошел в кадр вполне сформировавшимся артистом. Наша взаимная творческая симпатия с Голубовским продолжается и по сей день. Хотя он сейчас уже на пенсии и очень болен, приходил смотреть и "Прошлым летом в Чулимске", и "Варшавскую мелодию", где я играл с Верой Алентовой.
- Она хороший партнер?
- У Веры Валентиновны есть великий плюс - она отдает всю себя работе. Я очень не люблю, когда артисты играют вполноги, берегут себя, экономят силы.
- Сегодня, к сожалению, редко можно увидеть, чтобы артист играл "на разрыв аорты". Почему?
- Причин тут много. Одна из них заключается, как это ни прискорбно, в утрате обычного ремесла. Эмоциональной отдаче надо учиться еще в институте. А многие это игнорируют. Когда репетировал "Чулимск", то просто бесился. "Да ты не мямли, - кричал я одному молодому артисту, - а представь, что какой-то дяденька Шаманов увел у тебя из-под носа твою девушку. Разве ты переминался бы с ноги на ногу? Наверное, взял бы что потяжелее и долбанул его по башке". По-моему, актер должен сжигать себя на сцене и в кино, и тогда зрители его запомнят. Но сегодня на это способны немногие. Не случайно все чаще говорят, что артисты стали на одно лицо.
- Не оттого ли это происходит, что актеры хотят всюду успеть: и в театре сыграть, и в кино сняться, и антрепризу не упустить? Деньги-то всем нужны.
- И от этого тоже.
- Вы сами не первый год участвуете в коммерческих проектах. Но всегда ли можете сказать себе: я сделал все, что мог?
- Да, могу. Иногда я отказываюсь от главных ролей, если они мне неинтересны, и играю роли второго плана, как в спектакле "Рыба палтус", где меня заинтересовал образ спившегося ветеринара, брошенного и никому не нужного человека. Я увидел непростую судьбу, и мне захотелось в ней разобраться.
- Как выстраиваете отношения с поклонницами?
- (Глубокий вздох.) От них никуда не денешься, это своего рода нагрузка к профессии. Главное, как к ним относишься. Лично я - с юмором, поскольку слава - скоропортящийся товар, а на плаву тебя держит труд. Это как в спорте: не будешь постоянно тренироваться - быстро выйдешь в тираж. Я близко знаком со многими известными спортсменами, футболистами, поскольку сам заядлый болельщик, и знаю, чего им стоит каждая победа.
- Случается ли, чтобы к вам, как ко многим популярным актерам, подходили бы с предложением: "Пойдем выпьем"?
- Лет пять назад это происходило довольно часто. В любом ресторане могли схватить за плечи незнакомые люди: "Игореша! Игорек!" Не успеешь оглянуться, бац! - бутылка с одного стола, с другого, как будто я всем брат родной. И пошло-поехало. Сейчас предлагают меньше. Почему? Не знаю. Видно, дорого стало угощать. (Смеется.)
- Кстати, о спорте. Как сохраняете физическую форму?
- Если раньше я не обращал внимания на режим, то теперь стараюсь его соблюдать и разных там булочек, пирожных уже не ем. К тому же много бегаю, чтобы суставы во время спектакля не трещали. А то какой же я буду актер, если буду носить одежду шестидесятого размера?
- Говорят, один из секретов молодости заключается в умении удивляться...
- Слава Богу, я не утратил этого качества. Могу с удовольствием следить за своей кошкой, поражаться ее грации. Или наблюдать за прохожими и по манере их поведения определять род занятий, - это так занимательно. Люблю осенью бродить по лесу, сидеть у костра, а если при этом меня еще вкусно накормят, вообще улет. Конечно, Боженька создал нас по своему образу и подобию, но при этом все мы разные, и это самое интересное.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников