03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕМЕЦКИЙ БЫК НА ПОЛЬСКИХ УГОДЬЯХ

Готовясь в 2003 году вступить в ЕС, Польша старается максимально оттянуть срок введения свободной купли-продажи земли, опасаясь массового "захвата" ее иностранцами. Варшава добивается на переговорах с Брюсселем переходного периода лет на пять-десять, в течение которого намерена поэтапно снимать ограничения на торговлю землей. Со своей стороны, Германия и другие страны ЕС, где особенно велика безработица, опасаются наплыва рабочей силы из Польши.

Общественное мнение в странах Евросоюза неоднозначно воспринимает самого большого из кандидатов в ЕС. По данным опросов, 43 процента западноевропейцев выступают за принятие поляков в свою компанию, а 35 процентов - против. То есть радушие высказывают менее половины граждан ЕС. Поэтому уже и сам Евросоюз склоняется к обозначению переходного периода, в течение которого следует постепенно "отмораживать" для Польши возможность свободного перемещения рабочей силы.
Одну из причин весьма острых споров на эту тему политики видят в исторической памяти, психологии восприятия соседями друг друга. По сей день граница по Одеру - Нейсе остается, фигурально выражаясь, разделительным рвом. По обе его стороны живут соседи, все еще плохо знающие друг друга, с разными экономиками, ментальностью. Увы, на вопрос, долго ли будут сказываться здесь последствия второй мировой войны, смело можно ответить: они перейдут в XXI век. Поляки выселили после войны несколько миллионов немцев (в разных источниках цифры колеблются от 2 до 8 млн.) из Силезии, Поморья, Померании, стерли немецкие названия городов и улиц, сменили вывески на зданиях. Но пугающим поляков немецким духом все еще крепко тянет из-за Одера.
"Польша, Чехия и Словакия смогут вступить в Европейский союз только тогда, когда отменят противоправные декреты, санкционирующие послевоенное изгнание и отчуждение собственности немцев", - заверяет руководитель немецкого Союза изгнанных Эрика Штейнбах, которую после войны ребенком вывезли вместе с семьей из родного Данцига, ныне Гданьска. Возглавляемый ею союз объединяет около 15 миллионов послевоенных переселенцев и их потомков, имеет своих депутатов в бундестаге и требует от будущих партнеров Германии по ЕС предоставить право "изгнанным" немцам свободно селиться на "исконных землях", выплатить всем пострадавшим или их наследникам компенсацию за утраченную собственность да к тому же попросить у них прощения и наказать виновных за изгнание. Решения Потсдамской конференции 1945 года, на которой государства-победители определили послевоенные границы в Европе, это объединение считает незаконными.
Фермеры на западе и севере Польши (кстати, тоже послевоенные переселенцы из восточных районов страны, из Западной Белоруссии, Украины, Литвы) подвергаются психологической атаке из-за Одера. Прежние владельцы давно оставленных имений бомбардируют поляков письмами, в которых напоминают, что не внесена арендная плата за последние пятьдесят лет, и даже поругивают за поставленный без ведома "истинного хозяина" забор.
Такого рода эпистолярные атаки готовятся как раз в недрах Союза изгнанных, получающего в качестве дотаций из федерального бюджета по 50 миллионов марок в год. Правда, нынешний канцлер ФРГ Герхард Шредер отмежевался от притязаний "изгнанных", пообещав не связывать их требования с вопросом о приеме новых членов в ЕС. Но и не закрыл проблемы, которая остается неурегулированной в двустороннем порядке: в "большом" польско-немецком договоре 1991 года записано, что имущественные дела остаются за его рамками.
"Что станет с нами после вступления Польши в ЕС? - встревоженно спрашивают крестьяне Силезии, Померании, гданьского Поморья. - Не случится ли так, что в день "икс" вернутся немцы и отберут у нас землю, размахивая законами Евросоюза и актами собственности?"
В Польше как традиционно крестьянской стране, где и сегодня каждый третий пашенку пашет, земля - фетиш. Здесь поместья издавна были не только источником дохода, но и опорой национального самосознания. И хотя сейчас в стране остался преимущественно малоземельный крестьянин (средний размер надела - 7 гектаров), он считает свое "родовое имение" основой существования нации, а себя - ее кормильцем. Культ земли, характерный и для других славянских народов, делает экономический расчет вторичным: разве можно святое пересчитать на деньги?
Однако интеграция Польши в ЕС требует включения земли в международный оборот, участия страны в свободном обмене капиталов, товаров, рабочей силы. В условиях единого европейского рынка ничто не может остановить состоятельного немца, если в Польше земля дешевле, чем в Германии. В зависимости от качества пашни, расположения хозяйства и местного спроса на сельхозпродукцию цена одного акра (0,4 га) в Центральной и Восточной Европе колеблется от 150 до 500 долларов, тогда как в некоторых районах Германии может достигать 15 000 долларов. Подсчитано, что со вступлением Польши, Венгрии и Чехии в ЕС цена на землю в этих странах возрастет по меньшей мере в четыре раза.
Приобретение земли в Польше еще является для иностранцев преградой, но уже преодолимой. На покупку участка надо получить согласие министра внутренних дел, а если речь идет о сельскохозяйственных угодьях, то требуется только "добро" министра сельского хозяйства. Правда, в большинстве случаев на такие заявки следует отказ, поскольку общество с подозрительностью относится к продаже земли иностранцам. Но в последние годы процесс все же идет, хотя и в скрытых формах. Земля, находящаяся в собственности государства (бывшие госхозы), успешно продается специализированным фирмам, как правило, с участием иностранного капитала под тем предлогом, что на нее нет спроса у местных единоличников. Создаются всевозможные компании, консорциумы, широко используется аренда.
На карте размещения иностранного капитала, хозяйствующего на земле Польши, видно, что концентрируется он на западе и севере страны. А среди государств, граждане и фирмы которых работают на польской земле, первое место с заметным отрывом уверенно держит Германия. Немцы приобретают недвижимость, добывая положенные разрешения, но чаще действуют через подставных лиц и создаваемые под это дело совместные предприятия. По неофициальным данным, граждане ФРГ уже скупили по крайней мере пятидесятую часть территории Польши, хотя официально иностранцам продано не более пяти сотых процента.
Будучи в приграничном с Германией польском городе Губине, я спросил у тамошнего бургомистра Чеслава Федоровича, в самом ли деле иностранцу, как велит закон, почти невозможно купить дом, земельный участок. То ли в шутку, то ли всерьез он ответил:
- Сегодня не получится, суббота, выходной день, а в понедельник - пожалуйста! И недорого обойдется. Коттедж у нас стоит, как однокомнатная квартира в Берлине. Достаточно и земельных участков для продажи.
...В польском представительстве при Евросоюзе в Брюсселе одно время висела картина, на которой была изображена символизирующая Польшу целомудренная девушка, усаженная на механического европейского быка, уносящего красавицу неведомо куда. Картину эту вскоре сняли. Зачем столь уж прямолинейная иллюстрация? Но, похоже, раньше или позже по соседству с польским крестьянином поселится бауэр Ганс из Баварии - со своим быком.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников