22 сентября 2017г.
МОСКВА 
14...16°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.65   € 69.07
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕННАДИЙ ХАЗАНОВ: Я ИСПОРЧЕН ЭСТРАДОЙ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 17 Марта 2001г.
Хазанов на сцене и Хазанов вне ее - близнецы-братья. Что в общем-то редкость. Чаще образ сценический сильно разнится с тем, каков артист на самом деле, "по жизни". А тут - та же улыбка, то ли лукавая, то ли ироничная, тот же бьющий через край темперамент... Сидим с ним в одном из питерских кафе, Геннадий Викторович попивает минералку ("Какая водка - завтра спектакль!"), увлеченно рассказывая о своих отношениях с искусством, я же не устаю удивляться его энергии, многогранности представляемых им даже в этом вот разговоре тем, идей, персонажей.

- В Петербург вы приехали с новым спектаклем "Труп на теннисном корте", в котором играете вдвоем с Александром Филиппенко. Это уже не первая ваша работа на драматической сцене. Тесны стали эстрадные подмостки?
- Я испорчен эстрадой. Мне давно надо было уходить. Куда угодно - в кино, на телевидение, в драмкружок. Нынче у артистов немало возможностей для самовыражения. Хоть сам себя снимай на пленку и крути по всем телеканалам - были бы деньги. Все лучше, чем заниматься тем, что не имеет никакого отношения к священному для меня некогда слову "эстрада".
- Чем она так "провинилась" перед вами?
- В последние годы эстрада медленно, но верно перемещается со сцены в кабаки и ночные клубы. Не скажу, что это очень плохо. Она и должна быть там, являясь по сути своей увеселением. Знаю артистов, которые, извините, "торчат", выступая перед пьющими, жующими завсегдатаями таких заведений. Они же ничем не рискуют, "поют" под фонограмму, рассказывают примитивные анекдоты - лишь бы хорошо платили! Мне все это не интересно. Я воспитан в другой традиции. Тяжба моя с эстрадным искусством длится очень давно. Я перегруппировывался, уходил в тень, менял программы и сценические площадки в надежде сохранить себя для эстрады и эстраду для себя. Вот сейчас нашел, кажется, то, что действительно может быть увлекательно, перспективно и полезно как для меня, так и для моих зрителей.
- Но спектакли, в которых вы играете в последнее время, - антрепризные. А к антрепризе отношение у театралов, мягко говоря, настороженное: очень часто такие постановки делаются, что называется, на скорую руку - ни добротной драматургии, ни хорошей режиссуры. Признайтесь, много ли пришлось репетировать, прежде чем показать зрителю "Труп на теннисном корте"?
- Репетиции этого спектакля по замечательной пьесе Энтони Шеффера "Сыщик" начались в сентябре прошлого года. Премьера состоялась в середине февраля на Урале. Спектакль был принят "на ура". Не хвастаюсь, констатирую факт. Считаю, не имеет значения, кто, сколько и что репетирует. Важно - как он относится к делу, своим ли делом занимается. Мы с Сашей Филиппенко до сих пор, хотя уже не раз сыграли этот спектакль, продолжаем над ним работать.
- А почему, кстати, именно с Филиппенко решили играть? Не припомню, чтобы вы когда-либо "пересекались" с ним на сцене.
- Однажды очень серьезно "пересеклись" - 32 года назад, в эстрадной студии МГУ. Позже, случалось, участвовали в одних капустниках, концертах. Саша, как и я, в постоянном поиске - менял театры, довольно долго выступал один, с монологами. Играя сейчас с ним, я как бы вернулся в свою театральную "альма-матер". Понимаем друг друга на сцене без слов!
- Насколько я знаю, поначалу на его роль пробовался другой актер, литовец Йозас Будрайтис. Не сошлись с ним характерами?
- Будрайтис - замечательный артист, от Бога. Но в последние годы главное для него, как я понял, - это карьера дипломата. А тут надо было репетировать часами, все суетное, земное оставляя за сценой. В итоге Будрайтис сам отказался от роли.
- И все же считается, что антреприза - это хороший способ зарабатывать большие деньги на известных именах...
- А я считаю, за антрепризой будущее! Ничего плохого нет в том, что актеры, играя, еще и хорошо зарабатывают. В стационарных театрах особо не разгуляешься. Зарплата там даже у народных артистов невысокая, что во многом определяется довольно низкими ценами на билеты, иначе зрители вообще перестанут ходить в театр. Театральное руководство, естественно, недовольно тем, что артисты бегут в антрепризу, нередко противодействует им в этом, но само мало что делает, чтобы актер чувствовал себя в родном коллективе востребованным по полной программе.
- Вы имеете в виду какой-то конкретный коллектив?
- Да почти все государственные театры нашей страны в таком положении!
- Позвольте не согласиться. Питерский Малый драматический под руководством Льва Додина пользуется огромной популярностью и в России, и за рубежом, творческий коллектив здесь очень сильный.
- Театр Додина сформировался еще до рыночных отношений, заметно выбиваясь своими спектаклями из общего ряда. Искусство, которое он представляет, востребовано зрителями во многих странах Европы, а значит, "конвертируемо". Много у нас таких коллективов? Хорошо, если с десяток наберется по всей России!
- К числу последних вы относите и Московский театр эстрады, в котором являетесь художественным руководителем?
- Когда-то наш театр был единственным местом на всем огромном пространстве СССР, где могли выступать и выступали такие "звезды" мировой эстрады, как, скажем, Марлен Дитрих, Жак Брель. Здесь ежедневно в течение многих месяцев при полном аншлаге давал представления Аркадий Райкин. Долгие десятилетия Театр эстрады имел в Советском Союзе негласную монополию на развлечения. Потому и процветал. Но постепенно в его штате остались только те артисты, которые уже не могли собрать зрителей на собственные выступления. Можно было бы, конечно, оставить все как есть и ждать, когда театр сам тихо загнется. Мы же пытаемся изменить ситуацию.
- Там сейчас регулярно идут и ваши антрепризные спектакли, что дает основание "доброжелателям" говорить о диктаторских замашках Хазанова, его монополии на репертуар...
- Да пусть себе говорят! Тот же "Ужин с дураком" собирает полный зал, зрители любят этот спектакль. Ему, к слову, скоро три года - по нынешним временам срок немалый. Будем играть его, пока пользуется успехом. Тем-то и хороша антреприза, что очень четко реагирует на запросы публики. Если плохо играешь или тема неактуальная, постановка слабая - останешься при пустом зале.
- После стольких лет на эстраде, где вы чаще всего один "держали зал", выступая с монологами, наверное, трудно было перестраиваться на сценическую работу с другими актерами, да еще такими яркими, как Олег Басилашвили, Александр Филиппенко? Вам важно быть на сцене лидером?
- Самое важное для меня на сцене, в работе над ролью - взаимодействие с партнерами. Признаюсь, сам не ожидал, что командный успех станет для меня куда важнее личного. Если кому-то из моих коллег аплодисментов и цветов выпадает после спектакля больше, чем мне, ногти от зависти по ночам не грызу, бессонницей не мучаюсь.
- От работы устаете?
- От творческой - никогда. Для меня настоящая жизнь происходит именно на сцене. Обожаю импровизации. Которые, конечно же, подолгу и тщательно готовлю на репетициях.
- Замечено, что премьеры спектаклей с вашим участием проходят в последние годы не в столице, а довольно далеко от нее - на Урале, в Сибири. С чем это связано? Опасаетесь строгой московской критики?
- Опасаюсь некомпетентной, с налетом "желтизны" досужей московской прессы. Для иных столичных журналистов важно заявить о себе любым способом, лучше всего раздув какой-нибудь скандал, публично "приложив" известного ученого, политика, актера. Вот пример с Лией Ахеджаковой, которая сыграла в очень интересном антрепризном спектакле "Старосветская любовь", поставленном Валерием Фокиным. На следующий день после столичной премьеры Лиечка звонит мне и чуть не плачет: "Гена, представляешь, обложили (она употребила другое слово, более точное) ни за что ни про что, толком так и не объяснив ни мне, ни читателю, чем плох наш спектакль". Это не значит, что нас, актеров, надо все время хвалить. Но нужно же разбираться в том, о чем пишешь, и требуя профессионализма от актеров, самому быть профессионалом.
- Помимо подмостков, где-то еще планируете играть?
- Кинорежиссер Досталь ищет средства на новый свой фильм, в котором мне предложена роль. Надеюсь также завершить на НТВ совместную работу с Леонидом Парфеновым - имею в виду телефильм "Жил-был я". А вообще я счастливый человек: никогда не работал исключительно ради заработка, не играл то, чего не хотел играть.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?