04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИЗНЕС БЕЗ ВОЗРАСТА

Шевелев Владимир
Опубликовано 01:01 17 Марта 2004г.
Когда Мария Яковлевна пришла в налоговую инспекцию, работники решили - перепутала старушка их ведомство с собесом или пенсионным фондом. Оказалось, баба Маня явилась, чтобы выправить свидетельство частного предпринимателя. Налоговики посмеялись, но документы ей оформили, и сегодня Мария Барыгина, ей 81 год, - старейшая в городе "деловая женщина". И бизнес у бабы Мани продвигается вполне успешно.

Дом старейшей ярославской бизнес-вумен в поселке Шевелюха не похож на особняки "новых русских". Собственно, это и не дом вовсе, а квартира в двухэтажке. За ней - большие сараи: вот там весь барыгинский бизнес и процветает. Козы, свиньи и утки обеспечивают прокорм самой пенсионерке, а две холеные лошади, три ишака и пони по кличке Илюша, которого хозяйка ласково именует "Понечкой" - это, так сказать, активы фирмы. По выходным баба Маня организованно выводит всю свою кавалькаду в центр города - на Первомайский бульвар и к Театру юного зрителя. Места выбраны удачно: туристы посмелее гарцуют на лошадях, а мамы с удовольствием катают на пони и ишаках своих детей. Пенсионерке помогают три девушки, отучившиеся в конно-спортивной школе. "Я девчонкам сказала, можете брать себе половину всего, что заработаете, - говорит баба Маня. - Они ведь молоденькие, им и погулять хочется. А в общем, сколько привезут, столько и ладно". Иногда за день извоза удается заработать всего рублей 500, а иногда - и полторы тысячи. Именно столько лошадки "наездили", например, в последнюю Масленицу.
Тут надо отметить, что успешным бизнес пенсионерки стал не сразу. Как и полагается, Марии Яковлевне пришлось выдержать ожесточенную схватку с конкурентами - бывшими спортивными конниками, тоже катавшими народ на лошадях. Сперва они принялись писать на Барыгину жалобы в местную администрацию и в антимонопольный комитет, тихо интриговали, используя знакомства в мэрии. Но бабуля гнула свою линию - куда, мол, хочу, туда моего Понечку и вывожу. Наконец, конкуренты решились на "разборку", но не учли, что Барыгина прошла суровую школу жизни. "Если что, я сразу по физиономии бью, - смеясь, говорит она. - Иначе сегодня нельзя". На переговоры баба Маня явилась с тяжелой связкой амбарных ключей, и как только речь зашла о переделе сфер влияния, этим инструментом и отбивалась. Милиция предпочла не вмешиваться. Таким образом она устояла в конкурентной битве.
Это, кстати, единственный эпизод, когда она решала спор не по букве закона. В остальном Мария Яковлевна предписания властей чтит. Однажды, убирая за лошадьми, плеснула случайно раствор хлорки на газон - и потом не только штраф в тысячу рублей заплатила, но даже новую траву по собственной инициативе посеяла. А еще, услышав, что предприниматели должны отчислять деньги в бюджет, сама пришла к чиновникам. "Сказала, что хочу честно платить налоги, - говорит. - Сперва там растерялись. Потом спросили, сколько лошади стоят, оправдываются ли потраченные на них деньги. Поинтересовались доходом с извоза. Еще спросили, нужен ли мне стаж, но у меня его и так почти пятьдесят лет. В общем, поговорили, помялись да и отпустили - мол, ничего платить не надо". Может, хитрит баба Маня, не хочет выдавать своих секретов. А может, и правда глянули налоговые инспекторы на этот бизнес без возраста да и освободили от податей.
Иногда, под настроение, она может сама совершить верховую прогулку. Правда, по причине преклонных лет забираться на лошадь бабе Мане приходится с телеги, зато в седле держится как влитая. Мария Яковлевна считает, что труд - лучшее лекарство от всякой хвори. А там, говорит, уж сколько Бог лет даст, столько и ладно.
Вот сейчас ей опять неймется - наладив дело, теперь хочет обустроить быт своего единственного постоянного "служащего". Несколько лет назад объявился у сараев испитой, заросший космами бомж. Бабушка его пожалела и сделала завхозом при своей "фирме". Человек вышел из запоя, оказался понятливым и расторопным, вот только крыши над головой по-прежнему нет. А потому думает Барыгина прикупить землицы и построить на ней для помощника домик. Ну и про близких, естественно, не забывает. Трое детей, шестеро внуков и пятнадцать правнуков - вот чем она гордится больше любого бизнеса. Ну а что они в ответ испытывают за Марию Яковлевну гордость, сомневаться не приходится.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников