03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВСЕ ХОТЯТ БЫТЬ КИРКОРОВЫМИ И НИКТО - АНДРЕЕМ БИТОВЫМ

На Московской международной книжной ярмарке-1995 Михаил Веллер был самым издаваемым автором в России: 12 книг в 4-х издательствах. Его роман "Все о жизни" выдержал уже более 20 изданий, не говоря о других: "Легенды Невского проспекта", "Приключения майора Звягина", "Ножик Сергея Довлатова", которые не залеживаются на прилавках. Сегодня Веллера часто приглашают в престижные западные университеты для чтения лекций по современной российской прозе, к его мнению прислушиваются политологи и культурологи, он ведет свою передачу на радио "Россия". С Веллером можно поговорить на самые разные темы, но политика сегодня волнует писателя не меньше литературы.

- Михаил Иосифович, если судить по концепции вашей повести "Москва бьет с носка", то России в скором времени грозит еще один переворот. Нет ли здесь преувеличения?
- Мы уже не первый год живем в решительно предреволюционной ситуации. Задумайтесь: наши внутренние войска в широком смысле этих слов - дивизии внутренних войск, ОМОН, СОБР, милиция и так далее - по численности равны нашим вооруженным силам. Чего нет больше ни в одной стране мира. Из этого следует, что угроза внутренней нестабильности рассматривается едва ли не более серьезно, нежели возможность угрозы внешней. Это первое. Второе, недавние события вокруг цен на нефть и газ в отношениях с Белоруссией показали, что для правящих элит свои корпоративные интересы важнее государственных. По итогам переговоров России с Белоруссией явствует, что мы не только не идем к какому бы то ни было объединению с кем-то из бывших партнеров по СССР, но и продолжается процесс распада связей.
Когда в городе Петербурге утверждается строительство 400-метрового небоскреба Газпрома и его отказываются перенести куда-нибудь подальше, а строят на Неве, напротив Смольного, и он задавит город - это говорит о том, что корпоративные интересы гораздо важнее государственных.
Корпорации заинтересованы платить массам настолько мало, насколько можно, чтобы массы продолжали производить прибавочный продукт. С точки зрения корпорации, пенсионерам вообще не надо платить. Мавр сделал свое дело, мавр может идти на помойку. Что интересно, это прямое продолжение ленинской политики. Еще осенью 1917 года Ленин писал: нельзя распределять по справедливости, это точка зрения мелкобуржуазная, неклассовая и бесполезная. Распределять надо, имея в виду полезность человека для власти и государства.
Когда дети элиты учатся в Англии, а ее деньги вкладываются в западную недвижимость и в западные банки, когда у элиты подготовлено все для броска за границу, это ясно означает, что элита отдает себе отчет во взрывном характере ситуации. И если сегодня появится новый герой, прошедший войну, будь то Афган или Чечня, и будет иметь раны и ордена, ораторские способности и железный характер - за ним пойдут толпы! И власть это тоже прекрасно понимает.
Смехотворные разговоры о том, что деньги у нас - причина инфляции и вредят экономике - это цинизм, равного которому я не знаю в мировой истории. Это фантастическое высасывание богатства из страны, в то время как деньги должны быть вложены в свою экономику, они должны работать, а не быть зарытыми в землю. Это знает любой лотошник, любой предприниматель.
Вот поэтому в книге "Великий последний шанс" я и говорю, что для нас единственный выход - это посадить представителей всех политических сил в одну комнату и подпереть двери бревном (так когда-то запирали кардиналов во время выборов Папы), пока не договорятся. Стране необходима программа вывода из кризиса, механизмы задействования существующих законов и институты контроля за их соблюдением. А пока мы живем в обществе феодальной морали, подпадающем под старинную формулировку Гоппса - "война всех против всех". Эта война кончается победой сильных. Но сильные, наевшись много жирного мяса, делаются ленивы и теряют бдительность. Им начинает казаться, что холоп, за деньги лижущий им всевозможные места, их искренне любит. Лесть начинает казаться им правдой. И когда затем простой люд разрывает их на части, они не могут понять, откуда это зверство.
- И тем не менее мы много говорим о национальной идее, пытаемся ее сформулировать, но пока, кроме Дня героя и Дня национального примирения под флагом Минина и Пожарского, предложить ничего другого не удалось...
- Национальную идею нельзя придумать. Это все равно, что навести изображение в зеркале, не ставя перед зеркалом ничего нового. Праздник тоже нельзя назначить. Праздник - это государственно-календарное оформление народной памяти, народного духа, народного чувства единения. Чтобы праздновать Рождество, сначала должно было христианство возникнуть. Чтобы праздновать 9 Мая, весь народ должен был с огромными потерями победить в страшной войне.
Типично национальная идея, как расширение своего государства. Национальная идея при Петре - прорыв к цивилизации, к большому миру, к Европе, к новым знаниям: одновременно с европейской армией создал Академию наук. Но наше правительство настолько озабочено корпоративным воровством, что на государственную задачу у него уже не остается свободной мозговой энергии. Когда нам говорят об увеличении ВВП, то ничего, кроме горького смеха, это вызвать не может. Потому что реально, похоже, нет никакого увеличения ВВП. Сейчас у нас считают его не в произведенном продукте: сколько сшито штанов, выпечено хлеба и так далее, а в деньгах, которые "заработаны" страной. А это все нефтегазовые деньги. Только и всего. А если нам предлагают гордиться званием супердержавы, так это просто-напросто синоним менее приятного выражения - сырьевой придаток.
Таким образом, правящие Россией корпорации хотят продолжать свою деятельность, и не просто продолжать, но стать полноправными членами братской семьи транснациональных корпораций. Где у всех яхты в одних и тех же бухтах, виллы на одних берегах. Лыжи у стенки стоят, только не на Домбае, а в Швейцарии. А добываются деньги на норвежском шельфе или в бразильской сельве, или в русской Сибири - это неважно: транснациональные корпорации, глобализм!
С Запада производство переводится в дешевые азиатские страны, а свой пролетариат стремительно превращается в паразитов, в римский плебс периода упадка. И здесь же растут гастарбайтеры, потому что свои работяги получают приличные пособия и не хотят делать грязную работу и одновременно растет количество гастарбайтеров, и через 30 - 40 лет они еще покажут Европе, кто там главный.
- Я понимаю, что не от хорошей жизни вы работали дворником, кочегаром, перегоняли скот на Алтае, но вас это не сломило, и вы стали писателем. Скажите, почему, чем больше русского писателя мордуют и унижают, тем интереснее получаются его произведения и почему при нынешней свободе литературных шедевров пока не видно?
- Да нет, я жил очень хорошей, нормальной, интересной мужской жизнью. Я жил как хотел, и никак это меня не ломало, а наоборот, радовало. Мордовала и пыталась уничтожить меня власть, как и других, посредством редакторов и начальников.
Я думаю, что был прав великий английский историк Арнольд Тойнби, который сформулировал такой оборот, как "Вызов - и - Ответ". Совершенно понятно: если человек или народ живет в абсолютной расслабухе и не имеет никаких стимулов к тому, чтобы дергаться, то он пребывает в аморфно-первобытном состоянии, как на благословенных островах Полинезии. Разумеется, человеку необходимо какое-то давление, заставляющее сколько-то страдать, потому что страдания и бедность заставляют задуматься над мироустройством и развивают не только волевые, но и умственные качества. Но до какого-то предела. Потому что за каким-то пределом человек превращается или в тупое замордованное животное, или в железного солдафона, или кончает жизнь самоубийством.
Второй момент - на что идет энергетика общества, куда идут "перворанговые самцы и самки". На Западе студенты-слависты, которым я иногда читаю лекции, - это аутсайдеры. Потому что первый ряд молодежи двигает в юриспруденцию, политику, медицину, бизнес. Следующий ряд двигается в топ-менеджмент, третий - в компьютерщики, конструкторы и так далее. И только потом идут филологи, причем родной литературы, а уж русской литературой в Америке или Италии занимаются чудики-любители.
В новую эпоху в России мы имеем что-то сходное. При советской власти писатель был наполовину небожителем. Когда нормальные люди получали свои 150 - 200 рублей в месяц, известный писатель зарабатывал тысячи. А сейчас все переменилось: большие бабки, большая политика, большой бизнес - вот реальные хозяева жизни. Куршевель. Ницца, ну хотя бы домик в Испании, дайвинг на Гавайях. А уж если по части искусства, то, конечно, шоу-бизнес. Алла Пугачева, "Фабрика звезд", подумайте, ведь когда-то была хорошая певица, и во что она превратилась. Скажем, сравним Андрея Битова и Филиппа Киркорова. Это звезды категорически разного типа и разной яркости. Так вот, массы желающих быть Филиппами Киркоровыми и очень мало желающих быть Андреями Битовыми...
Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников