08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИВАН, ПОМНЯЩИЙ РОДСТВО

Настенко Георгий
Опубликовано 01:01 17 Марта 2007г.
Еще два года назад мало кто в России слышал об этом полузащитнике. Но с прошлого года он выступает за "Нюрнберг" и здорово помог клубу - тогда аутсайдеру бундеслиги. В этом сезоне забил уже шесть голов, и главный тренер клуба Ханс Майер постоянно говорит, что "имея таких футболистов, как Саенко, можно быть спокойным за завтрашний день".

На матч отборочного этапа чемпионата Европы-2008 с Эстонией Иван вновь вошел в "список Хиддинка". А ведь в нашей команде только два легионера - Кержаков из испанской "Севильи" и Саенко.
- Приятно, что "Нюрнберг" занимает относительно высокое пятое место и пока попадает в "зону еврокубков", - сказал мне Иван. - Но почему бы не поставить перед клубом и более сложную задачу? Наша команда очень молода, а тренеры амбициозны.
- Вы играете в Германии с 16 лет. Как удалось закрепиться в крепкой немецкой бундеслиге?
- Я начинал в Воронеже в футбольной школе "Кристалл", но ездить на тренировки было далеко, да и трамвай ходил редко. Иногда приходилось добираться пешком - в оба конца больше пяти километров и с тяжелой сумкой. И мой отец Иван Васильевич, в то время наставник лучшей российской женской команды воронежской "Энергии", тренировал меня вместе со своими подопечными девчонками на их стадионе. С ними я занимался общефизической подготовкой, ставил технику. Иногда даже играл с девушками в тренировочных матчах. Между прочим, моя сестра Марина до недавнего времени была чемпионкой России в составе "Энергии". А когда отец поехал на тренировочные сборы в Германию, то взял с собой и меня. В Штутгарте я рискнул пойти на просмотр в местную юношескую команду. Там же, на просмотре, познакомился с моими сверстниками белорусом Александром Глебом и нынешним форвардом сборной Германии Кевином Кураньи. Мы все понравились тренерам, нас приняли, но на тренировке я порвал паховые кольца.
- И где же делали операцию?
- В Германии не стал, потому что тогда еще не подписал контракта с клубом, и платить за меня было некому. Поэтому меня там же, в Штутгарте, взялся лечить отец. Восточная медицина, мануальная терапия, другие нетрадиционные методы - у некоторых специалистов они вызывали усмешку, но как бы то ни было, за два месяца нога зажила. Потом мы связались с агентом клуба "Карлсруэ", который уже видел меня в деле. И вскоре бывший клуб Сергея Кирьякова стал и моим. Сергея там помнили, и даже меня, "другого русского", называли в его честь "Кики". Сравнение с таким игроком меня никак не обижало, а только вдохновляло.
- А как родители отпустили вас, тогда 16-летнего, в чужую страну?
- На семейном совете решили, что Германия - самый лучший вариант. Остался бы в Воронеже, семью б это било по карману даже сильнее. А в Германии мне предстояло заниматься любимым делом, и домашние были этому рады. И с языками оказалось все понятно - английский с раннего детства прилежно учил в школе, плюс занимался с репетитором и еще самостоятельно. Объясняться с иностранцами вполне мог. И хотя в принципе для нормальной работы хватило бы английского, как только оказался в бундеслиге, сразу взялся за немецкий. И уже в "Нюрнберге" проблем с общением не возникло. Замечу, что переход в этот клуб стал для меня большой ступенькой вверх. Уровень другой - и объемы тренировок иные, и их качество, а бытовые проблемы решались гораздо проще. Я же по-прежнему настраиваюсь на учебу везде и во всем.
- Говорят, помимо специалистов из "Нюрнберга", вас тренирует еще и наезжающий в Германию отец?
- Это действительно так. Работаем вдвоем в мое свободное, личное время. Акцент на индивидуальную физическую подготовку и отработку отдельных приемов техники.
- Не боитесь? Ведь случись какая-то промашка - вас двоих могут сделать "крайними"...
- Отец просмотрел большую часть тренировок "Нюрнберга" и хорошо вник в процесс. Мы соблюдаем принцип - "не навреди". Но в профессиональном спорте всегда ходишь на грани. Гораздо хуже будет, если я успокоюсь на том, что меня устраивает финансовая сторона контракта, и остановлюсь в росте. Весь рабочий процесс в хорошем европейском профессиональном клубе устроен как надежный конвейер. Но отечественная тренерская школа имеет свои прекрасные наработки на всех уровнях - от ДЮСШ до национальной сборной. Поэтому моя задача - брать лучшее от отечественного и зарубежного футбола.
- Ваша команда многонациональная. С кем у вас сложились наиболее близкие отношения?
- У моего отца есть на сей счет такой афоризм: "Друзья в команде нужны, чтобы сделать переворот, убрать тренера и устроить дедовщину". К сожалению, печальный опыт некоторых известных мне клубов подтверждает правоту этой печальной папиной шутки. И я сам пришел к выводу: ударный кулак команды должен состоять не из трех-четырех задающих тон игроков, а из человек двадцати. Пока я работаю на коллектив, я не имею права группироваться с ребятами по принципу личных симпатий или национального землячества. Личное время - другое дело. Однажды перед матчем против "Майнца" я услышал в составе команды соперников фамилию Воронин. После финального свистка познакомился с ним. Мы часто перезваниваемся, а при встречах нам всегда есть о чем поговорить. Сейчас Андрей играет за "Байер" и сборную Украины. Поддерживаю приятельские отношения с партнерами по молодежной сборной России - Жирковым, Павленко, Лебеденко, Самедовым. Внимательно слежу за выступлениями в российской премьер-лиге той прекрасной команды, к сожалению, не сумевшей реализовать на международной арене свой высокий потенциал. Надеюсь, нам удастся сделать это в большом взрослом футболе.
- Но как же по-хамски вели себя на поле эти ваши коллеги в матче со сборной Дании... Сколько тогда нахватали игроки молодежки, капитаном которой вы были, красных карточек.
- Я сидел на трибуне и убивался, что ничем не могу помочь команде. Глупо сваливать все на судейские ошибки, но спокойно реагировать на несправедливые решения рефери молодым парням оказалось не под силу. Все эмоции шли от желания лечь костьми. В раздевалке после матча я впервые увидел на глазах ребят слезы. И у меня язык просто не повернулся сказать им что-нибудь осуждающее.
- Это правда, что вы, живя в Германии, продолжали учебу в российском вузе?
- Я уже получил диплом воронежского института физической культуры. Более того, в конце мая по завершению сезона в бундеслиге я приеду в родной город и буду зондировать почву насчет заочного обучения в местном университете. Скорее всего, по специальности финансиста. Уехав из России, не считаю, что я - отрезанный ломоть. Не исключаю своего перехода в один из российских клубов. А опыт и знания, полученные за рубежом, готов применить на благо российского футбола.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников