Царя играла свита

Фото: globallookpress.com

Шестая выставка Русского музея из цикла «Сага о Романовых» в Михайловском (Инженерном) замке о Николае I собирает восторженные отклики посетителей


Для людей, воспитанных по советским хрестоматиям, как и для мало читающей молодежи, эта экспозиция — подлинное открытие. Великолепные портреты мастеров живописи XIX века, представляющие царя, его семью, деятелей золотого века России в торжественных залах замка более чем уместны. Как? Сей величественный государственный муж, пленительный красавец — тот самый «Николай Палкин, сатрап и деспот»? А это неземное создание в голубом — обожаемая жена, родившая ему семерых детей? «Я ужасно люблю царицу, несмотря на то что ей уже 35 лет и даже 36», — пишет Пушкин в 1834 году в своем дневнике. Александра Федоровна старше Александра Сергеевича на год...

Вся галерея образов императора — от его юношеских до зрелых лет — заставляет вспомнить слова Пушкина о том, что в России правительство — единственный европеец. А прозвище Палкин — выдумка Льва Толстого, никто при жизни императора так его не называл.

На выставке представлены более 500 произведений живописи, графики, нумизматики, декоративно-прикладного искусства из музеев, архивов и частных коллекций, в которых отразились жизнь и деятельность Николая Павловича. Здесь же портреты его соратников, составивших славу России и ее противоречия.

Среди соратников Николая в музее видим, конечно, и шефа жандармов А.Х. Бенкендорфа, и преданного ему Л.В. Дубельта, и такой льстивый портрет «австрийского министра русских иностранных дел» графа К. В. Нессельроде, что он не выглядит ни уродцем, ни карликом, каким его запомнили современники. Это ведь Нессельроде, за 40 лет на высших постах империи так и не овладевший русским языком, настоял на подавлении венгерского восстания, что спасло династию Габсбургов, а Россия получила прозвище «жандарм Европы». Ему, Кисельвроде, Россия обязана и вступлением в Крымскую войну без союзников, чуть ли не против всех соседей. И, в конечном счете, последовавшая за поражением в войне преждевременная смерть Николая I — тоже, выходит, его «заслуга». Сильное впечатление производит аскетическая походная кровать императора — солдата, военного инженера, на которой он и умер.

Именно Николай I определил, завершил создание классического образа Северной столицы, и потому, наверное, его портреты, появившиеся в городе по случаю выставки в Инженерном замке, очень к лицу Петербургу.

P.S. Выставка продлится до 20 мая.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?