06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УЧИТЬ ПО-РУССКИ

Владимирова Елена
Опубликовано 01:01 17 Апреля 2001г.
Газета "Труд" считает делом чести поддерживать педагогов-подвижников, которые в ближнем зарубежье с помощью русского языка и литературы объединяют людей разных национальностей. Недавно мы объявили имена лучших из них - лауреатов пушкинской премии. На эту же премию претендует и Московский государственный социальный университет, который первым открыл свои филиалы в странах СНГ и Балтии. На вопросы "Труда" отвечает ректор этого вуза - доктор исторических наук, профессор Василий Жуков.

- Василий Иванович, сегодня идет много споров о реформе образования. Нужна она нам? Ведь денег много уйдет, времени...
- Миттеран, оставляя свое политическое завещание, особо подчеркнул: бедность можно преодолеть только с помощью образования. Буш-старший всегда настаивал на том, чтобы у американцев была лучшая в мире система обучения. Буш-младший с первых дней пребывания в Белом доме поставил вопрос о реформировании школы. Отвергать попытки нашего правительства внести нечто новое в систему образования - это неверно. Нельзя же жить одним вчерашним днем.
Национальное единство обеспечивается не только единой территорией и общими экономическими отношениями. Главную интегрирующую роль выполняют язык, наука, культура, образование. И чтобы оно - образование - было современным, его надо постоянно совершенствовать. Это важно не только для национально-государственного устройства, но и для укрепления мирового сообщества. Эти "величины" не становятся меньше от того, что народы делятся ими друг с другом. Иное дело - экономика. В ней идет яростная конкуренция. И у каждого государства две цели: захватить чужой рынок и защитить при этом свой.
- Что касается укрепления мирового сообщества посредством науки, культуры, то у вашего университета в этом деле есть опыт...
- Первый в стране социальный университет был создан относительно недавно, в 1991 году, но мы уже сотрудничаем с 15 ведущими университетами мира, с коллегами из Финляндии, Канады, США, Германии, Дании, Польши. Наши студенты проходят стажировку за рубежом, студенты иностранные, в свою очередь, у нас.
А готовим мы на 22 факультетах кадры уникальные, которых раньше практически не было. Например, главные специальности в нашей Академии социальной работы - социальная педагогика, психология - общая, социальная, клиническая, социальная реабилитация, социология семьи. Готовим юристов для государственных и негосударственных пенсионных фондов, специалистов для ювенальной юстиции. Наши студенты изучают не просто экономику, а экономику и социологию труда. В современных рыночных условиях мало быть просто образованным, нужны профессионалы в конкретном секторе - в трудовых отношениях, в сфере охраны труда.
Ну и, само собой, учим студентов иностранным языкам. В эпоху активного межнационального общения роль языковой подготовки исключительно важна.
- Говорят, у вас студенты есть даже в Прибалтике?
- После распада СССР по ту сторону границы оказались 25 миллионов русских. Это на порядок больше, чем потери от эмиграции после гражданской войны. К тому же у наших соотечественников теперь значительно больше и проблем за границей. В той же Эстонии русские в основном трудились на оборонных предприятиях, в сфере, которая требовала особого профессионализма, высокого интеллектуального уровня. Страна распалась, "оборонка" приказала долго жить. И почти треть населения Эстонии лишилась работы.
Языковая проблема стала одновременно и политической, и социальной. Без знания эстонского невозможно получить рабочее место. И чтобы помочь соотечественникам вписаться в новую реальность, мы открыли в 1992 году в этой прибалтийской республике филиал нашего университета.
- Вам не намекали, что вмешиваетесь в дела суверенного государства?
- Еще как намекали. Причем, как ни странно, и с российской стороны. Я даже получал суровые письма из наших государственных учреждений. Например, тогдашний глава МИДа господин Козырев (помните, его потом окрестили самым иностранным министром) довел до моего сведения, что я "осложняю международные отношения". Я считаю, наоборот, укреплял. Как представитель своего народа, нес знания другому народу. Что в этом плохого?
Я больше скажу: отношения между народами всегда безоблачны. Тучи нависают, когда мутят воду политики.
- Может, надо было действовать официально?
- А мы именно так и действовали. Открыли в Таллине свой филиал не подпольно, а в соответствии с законодательством этой страны. Там обучаются не только дети наших соотечественников, но и эстонцы. После первых четырех курсов студенты получают эстонские дипломы. А потом в течение года продолжают грызть гранит науки у нас, в режиме экстерната. После чего им вручаются еще и дипломы российские.
Таким образом, наши таллинские выпускники имеют одновременно и высшее эстонское, и высшее российское образование. В прошлом году 87 человек получили дипломы юристов. Я ездил вручать им их и спрашивал у каждого: есть ли работа? Оказалось, есть у всех. Более того, несколько наших выпускников были приняты на службу в полицию. Случай уникальный. До недавнего времени в этом силовом ведомстве служили только эстонцы. Вот лишнее подтверждение того, что хороший диплом, высокая квалификация - гарантия карьеры в любом обществе. К тому же в таллинском филиале великолепно преподается эстонский язык. Наши выпускники владеют им не хуже коренного населения.
- Сколько у вас всего филиалов в ближнем зарубежье?
- Девять. Очень сильный - в Минске. Это пока единственное высшее учебное заведение, которое имеется у недавно созданного государственного образования - содружества "Россия-Беларусь".
Есть филиал в Киргизии, в Оше. Там, в Ферганской долине, учится целый интернационал - узбеки, киргизы, украинцы, белорусы, русские. В отличие от Таллина обучение здесь ведется на русском. Нравится это кому-то или нет, но наш язык - очень мощное объединяющее начало.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников