11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЯБЛОКИ НА СНЕГУ

Соколенко Юлия
Опубликовано 01:01 17 Апреля 2003г.
17 лет назад, высаживая первую яблоньку, Евгений Егорович Толпекин не задумывался, чем обернется его начинание. Ведь сад на целый гектар он закладывал не для себя, а людям на радость. Альтруизм не то что по нынешним, а и по тем временам неслыханный. Жена - и та недоумевала, товарищи по работе и вовсе высмеивали. Но Толпекин внимания на это не обращал и продолжал свое дело. На общественной территории. Наконец мечта садовника-одиночки сбылась: почти три сотни деревьев, посаженные им, подросли и стали плодоносить. А затем начался абсурд. Потому что подарить сад тем, кому он больше всего нужен - детям-детдомовцам, - Евгений Егорович по закону не может...

ЗАРАЗИТЕЛЬНАЯ ИДЕЯ
Жить спокойно Толпекин не хотел никогда. На предыдущем месте работы, в училище, заработал язву желудка. Рассказывает, сильно переживал, проявляя излишний педагогический энтузиазм. Пришлось уйти. На заводе "Нефтехимавтоматика" ему, казалось, были гарантированы тихие будни. Сиди себе, машинист, да наблюдай, чтобы компрессор вовремя включился и выключился. Но ограничиться общением с техникой Евгений Егорович не сумел. Каждый раз, выходя из цеха, поражался запустению, царящему на территории. Целые гектары бесполезной земли, засыпанной мусором. Тогда-то словно озарение снизошло на него: разбить на пустыре сад для ветеранов войны. На заводе их было немало. Толпекин решил, что им, да и всем остальным, приятно будет собираться в красивом месте, угощаться фруктами, разговоры вести в беседках.
Руководство завода идею не похвалило, хотя и не осудило. Чудак, мол, человек - делай, как знаешь. И Евгений Егорович вначале расчистил и вспахал участок, для чего пришлось освоить трактор. Знакомый тракторист за просто так помочь отказался. Посмеялся только. Недоумевали и другие, глядя, как Толпекин на территории завода "прописался". У него дом, семья, два огорода, а он с утра до ночи на заводе. Назначил себе норму - в день выкапывать не менее пяти ямок. Прикупил саженцев на собственные деньги. Когда первые результаты стали заметны, перестал и на обед в столовую ходить, чтобы время не тратить. Порою и рабочие часы тайком использовал. А дабы не устроить ЧП на заводе, изобрел специальный автомат, который вместо машиниста отключал компрессор. Начальство узнало, дало нагоняй. Но потом поразмыслило и решило, что Толпекин - работник все же честный. Бюллетеней, например, не берет принципиально, хотя не раз за время своего странного садовничества получал разные травмы. Особенно руки часто ранил, а однажды, неловко поскользнувшись у колонки, Евгений Егорович ребро сломал. Однако рассудил: раз дело произошло не в цехе - на официальном рабочем месте, значит, это его проблема, какой тут больничный...
В общем, то ли растрогал Толпекин начальство своим трудолюбием, то ли затея с садом оказалась все же заразительной, - пошли рабочему навстречу. Дали денег на саженцы, протянули водопровод. И оформили жену Толпекина на работу в сад. Правда, водопровод просуществовал недолго, в целях экономии его отрезали. Жену через два сезона уволили. Не беда, Евгений Егорович по-прежнему возил воду на тележке. А Нина Николаевна по-прежнему приходила на помощь неугомонному супругу - поначалу с детьми, потом с внуками.
ПЛОДЫ РАЗДОРА
Когда урожай стал внушительным, Толпекин вдохновился. Расклеил объявления, что все желающие могут прийти помочь по саду и взять яблок и ягод разных - сколько унесут. Увы, через калитку, как и раньше, заходили немногие. Зато через забор стали прыгать "козлики". (Так хозяин окрестил любителей "халявы"). Яблок-то не жалко, обидно за поломанные ветки. Чтобы дальше не провоцировать народ, Евгений Егорович принялся отвозить фрукты в столовую. Но отношение заводчан к нему не улучшилось. Скорее, наоборот. Ломал Толпекин голову на сей счет, пока как-то не заглянул в столовую во время обеда. И изумился: его яблоками-то там торгуют! А цена на компот чуть ли не ресторанная. Закатил скандал: "Да разве ради этого я сад растил?" И прекратил "поставки".
А тут пришла пора рыночной экономики, приватизации. Завод платить налоги с огромной территории не смог и произвел ее отчуждение. Так земля стала вроде бы как ничейной. Евгения Егоровича отправили на пенсию. Но оставить сад казалось ему кощунством. И он продолжал заботиться о своих яблонях и вишнях. Плоды развозил по детским домам. Узнав про это, взрослый сын - то ли в шутку, то ли всерьез - не одобрил затею отца. Посмотри, дескать, - у тебя в квартире свой детдом. Оно и правда, дочь Евгения Егоровича несколько лет не могла устроиться на работу, а у нее двое детей. Чтобы справить внукам обновки, дед несколько раз последовал совету сына и съездил с фруктами на базар. Но на душе было ему как-то неуютно. И только оказавшись на пороге детского дома N 1, садовод понял, чего сердце просит...
ДОРОГОЙ ПОДАРОК
"Ну, здравствуй, Толпекина", - с ходу огорошил он Елену Николаевну. То, что они с директором детдома оказались однофамильцами, Евгений Егорович оценил как знак судьбы. Через пять минут выяснилось: Толпекины еще и земляки, и даже родственники дальние. Общий язык тогда, три года назад, нашли быстро. Проблем с тем, куда девать урожай, у Евгения Егоровича, тут же переименованного в "дядю Женю", уже не возникало. Более того, они с Еленой Николаевной решили вывозить ребятню в сад. Директор давала денег на бензин, дядя Женя садился за руль своей старенькой легковушки... И большего удовольствия для него не было, чем смотреть, с каким восторгом малыши играют на природе, а подростки работают. Игнорировали трудовые экскурсии только старшие из 170 воспитанников дома. С грустью говорит об этом Елена Николаевна. Каким бы ни был хорошим казенный быт, ребятишек он портит. Привыкают они все получать "просто так". И если у сельских детдомов есть хоть какие-то участки и хозяйства, то у горожан в лучшем случае - пара клумб во дворе. А тут нежданно-негаданно появилась возможность научить воспитанников что-то делать своими руками. И не ухватиться за нее было бы грешно.
Потому, когда прошлым летом Евгений Егорович уже не смог по состоянию здоровья так же часто ездить в сад, детдомовцы самостоятельно стали заботиться о яблонях. Собирались по группам и с воспитательницей пешком топали до сада (расстояние немалое). Ухаживали за деревьями, обрабатывали яблоки и все вместе варили варенье. Каждый раз - целое событие. И пусть бы все оно так и оставалось, да только несколько месяцев назад как гром среди ясного неба - грозятся вырубить сад. Какому-то гаражному кооперативу приглянулась его территория. И хотя планы эти впоследствии застопорились, Елена Николаевна и Евгений Егорович всерьез призадумались. Ведь если участок официально оформить на детдом, можно будет жить спокойно. Наняли бы сторожа - "козликов" отгонять, попросили бы шефов-военных привести в порядок землю за забором, чтобы грядок еще добавить...
Толпекин загорелся: напишу дарственную сиротам. И настоящим потрясением было для него узнать, что никаких дарственных он писать не имеет права, потому как сад бесхозный. Точнее - муниципальный. Евгения Егоровича это хоть отчасти утешило. Подумал: раз земля городская и детдом городской -сложностей не будет. Но тут-то и началось самое странное.
МУНИЦИПАЛЬНЫЙ АБСУРД
Понаехали комиссии, посмотрели и постановили: город отдать детдому территорию не может, а детдом не в состоянии ее купить, значит, единственный выход - передача прав на оперативное управление. Впрочем, как ни назови, главное - чтобы дети садом пользовались. И Толпекины согласно кивнули. А потом получили бумагу из Земельной кадастровой палаты, где сообщалось, что тамошние специалисты подготовили смету на комплекс работ по межеванию земельного участка. И оценили они свои работы почти в девять тысяч рублей! Евгений Егорович сгоряча тут же отправился к ним. Только визит его закончился впустую. Там он почувствовал себя словно в заводской столовой несколько лет назад, где торговали его яблоками...
Елена Николаевна же сразу поняла: с формальностями бороться в одиночку безнадежно. И обратилась за помощью в городское управление образования, надеясь, что два муниципальных ведомства уж как-нибудь между собой разберутся. В конце концов не частные фирмы сделку заключают. И деньги должны пойти не куда-нибудь, а в казну. Но то ли другого выхода из ситуации не нашли, то ли никто его и не искал, однако управление образования решило просить денег у спонсоров. По крайней мере, так пояснили Толпекиной. Видимо, для городского бюджета 9 тысяч - сумма неподъемная.
На счет детдома Толпекина уже получила часть необходимой суммы. Когда придет остальная - неизвестно. Сад, укутанный снежным одеялом, пока еще спит. Не спится лишь Евгению Егоровичу. Болят натруженные руки и, главное, душа.
На поиск спонсоров ушло несколько месяцев. Деньги на счет детского дома наконец поступили, зато теперь затягивается согласование необходимых бумаг. Чиновнику некуда торопиться. Тем временем пришла весна. Саду пора просыпаться от зимней спячки, а новым его владельцам думать о том, где они раздобудут химию, песок и прочие необходимые каждому садоводу вещи. Значит, опять придется искать спонсоров.
Директор детского дома Елена Толпекина в целом настроена оптимистично, но пока нет документов, опасается назвать сад своим.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников