04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО ЗАЩИТИТ ДЖОНСОНА?

Наумова Мария
Опубликовано 01:01 17 Апреля 2004г.
- Мама, я не знаю, что делать, у него отовсюду льется кровь!- кричала Инна в телефонную трубку, а Любовь Евгеньевна твердила: "Вызывай "скорую"!.." Люба Пастернак, отпросившись с работы, увидела сына уже в областной больнице.

- Вместо головы - сине-черный шар, лица не было видно, - с содроганием вспоминает мать, каким она застала своего младшего, 9-летнего Джонсона. Так зовут все в округе Ваню - сына русской и африканца. Его и крестили-то в православной церкви этим именем.
В тот день, 16 февраля, после уроков он играл возле школы - это в ста метрах от дома, где живет семья Пастернак. Двое пятиклассников с криками "бей негра!" повалили Джонсона, а 11-летний Юра Осипенко ударил его по лицу. Результат - сотрясение головного мозга, разбитый нос, рассеченные брови и губы. Две недели Джонсон-Ваня пролежал в больнице. Ни Юра Осипенко, ни его родственники, ни учителя так и не поинтересовались состоянием пострадавшего.
Тогда Любовь Евгеньевна позвонила в милицию. Несколько раз обращалась к участковому - тупое молчание. Написала заявление дежурному инспектору по делам несовершеннолетних. На девятый день после подачи заявления к ней домой явилась дама - офицер милиции, причем, из другого райотдела, и сообщила, что Ваня сам виноват в том, что его чуть не убили, потому что он - "плохой ребенок". А Юра Осипенко нечаянно его ударил, и милиция это дело закрывает. Зато на Ванину сестру - 15-летнюю Инну будет заведено уголовное дело, так как она угрожала Юре.
Тут Любовь Евгеньевна поняла, что не зря Осипенко предупреждал, что лучше с ним не связываться, поскольку его папа - милиционер. Она лишь недавно узнала, что Юра и его дружки давно преследуют Джонсона, дразнят и бьют.
"Настоящее хулиганье", - считает Любовь Евгеньевна. Пока отец Джонсона учился в Калининграде, она много общалась с живущими здесь африканцами и знает, что чернокожие студенты нередко подвергались нападениям местных жителей. Сегодня Люба Пастернак мечтает о том времени, когда отец Джонсона сумеет забрать их в Канаду. Она знает, что там никто не посмеет обидеть ее ребенка за то, что он отличается цветом кожи. Ведь в канадских школах детям прививают незыблемые правила толерантности, или, говоря по-русски, терпимости.
- А вам когда-нибудь в школе говорили об этом? - спрашиваю у Андрея, старшего брата Джонсона. Ему 16, он учится на повара, работает в кафе. Они с Инной - белые дети от первого брака матери - обожают своего маленького Джонсона-Ваню, и, откровенно говоря, Любови Евгеньевне стоило больших усилий удержать их от мести обидчикам брата.
- Да вы что? - поражается моему вопросу Андрей. - У нас в школе таких слов и не знает никто. Наоборот - агрессия, драки - это норма. Меня тоже били. С третьего по шестой класс.
- А потом?
- А потом я вырос и научился как следует давать сдачи.
- Неужели никто из старших в школе за тебя ни разу не заступился?
- Да никогда!
- Ситуация вышла из-под контроля! - вскричала директор 48-й калининградской школы Раиса Кривченкова, но не когда на ступеньках альма-матер истекал кровью маленький Джонсон, а когда Любовь Пастернак была вынуждена обратиться к прессе. То есть, спустя полтора месяца после происшествия.
- Никаких происшествий в школе не было! - заявила она безапелляционно при личной встрече с корреспондентом "Труда",- я не вижу никакой драмы.
Непонятно, что же еще должны были сделать с Ваней-Джонсоном, чтобы директор это заметила. Забить до смерти? Здешние педагоги наотрез отказываются от контактов с журналистами. Классная руководительница Джонсона в ответ на "Здравствуйте, я из газеты" - бросает телефонную трубку. "Чем больше вы об этом пишете, тем больше у нас насилия и национальной розни", - убеждена Раиса Кривченкова. Увидев свою фамилию в газетах, она пригласила Любовь Пастернак к себе в кабинет и при включенном диктофоне потребовала "прекратить вмешательство прессы". А когда Любовь Евгеньевна сообщила, что она не цензор и не в силах это сделать, директор стала допытываться, чего же та хочет, "чтобы замять это дело". И совсем была сбита с толку, когда мать пострадавшего мальчика сообщила, что Юра Осипенко должен извиниться перед Джонсоном.
- Он ведь даже не понял, что сделал и в чем виноват, - объясняет свою позицию Люба.
Похоже, этого не понял не только Юра. А объяснить ему это просто некому.
Поселок Прибрежное - отдаленный район Калининграда. Красивое место: с одной стороны его огибает залив, на который каждой весной возвращаются стаи белых лебедей, с другой - озера. Погулять, попить пивка или чего покрепче - места достаточно. Вот только для занятий и полноценного времяпрепровождения молодежи здесь ничего не предусмотрено. Криминал в поселке - обычное явление. Суициды, наркомания, убийства - в порядке вещей. Несколько лет назад в школе N48 был случай: детям не понравился их новенький одноклассник. Его вывели на улицу, облили бензином и подожгли. Справедливости ради скажем, что тогда школу возглавлял другой директор...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников