10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СИЛЬНАЯ НАУКА - СИЛЬНАЯ ДЕРЖАВА

Государство и науку в современном мире тесно связывает понятие прогресса. Знания и передовые технологии на интеллектуальное поле. Успех страны зависит от способности направлять в нужное русло работу умов. Российская активная работа по изменению законодательства в сфере науки и научно-технической политики. С 2006 года запущенацелый ряд вопросов, проблем и противоречий. Каково положение академической науки в нашей стране, ее возможности,максимально эффективной и полезной для общества? Об этом в нашем выпуске стали основой основ современного общества, конкуренция все больше перемещается наука сегодня подвержена реформированию. По инициативе правительства РФ начата программа реструктуризации Российской академии наук. Реформа науки обнаруживает потенциал? Что мешает ученым работать? Как должна развиваться наука, чтобы стать говорят руководители ведущих институтов Российской академии наук.

Знанием, а не администрированием
Недавно прошло общее собрание РАН, где обсуждались актуальные вопросы академической науки, был принят новый Устав Академии. Об этом наше интервью - с председателем Совета директоров институтов РАН, академиком Сергеем Алдошиным.
- Сергей Михайлович, российская наука во главе с РАН много десятилетий была успешной и лидировала в мире. Что заставляет ломать эту устоявшуюся и эффективную систему?
- За время работы в новых экономических условиях государственное финансирование науки сократилось почти в 30 раз. Падение ее престижа и зарплат привело к потере кадров и целых научных школ. Устаревшее оборудование не позволяет вести разработки на мировом уровне. Так возник миф о неспособности Российской Академии наук вести научную работу на должном уровне, и это стало поводом начать кампанию по ее кардинальному реформированию.
Новые социально-экономические условия, сложившиеся в стране, безусловно, требуют привести науку в соответствие с происходящими переменами. Однако реформаторы предлагают коренным образом изменить принципы управления государственными академиями наук, при котором руководство академической наукой фактически будут осуществлять не ученые, а чиновники, а Академия потеряет самостоятельность и влияние в науке, экономике и жизни общества.
Для Российской Академии это означает раскол на отдельные институты, судьба которых станет весьма неопределенной, приведет к отстранению от решения крупных экономических и оборонных задач, а в конечном итоге деградации научных исследований в России и дефициту инноваций в производстве.
Почти трехсотлетняя история Российской Академии наук ясно свидетельствует о том, что именно участие Академии с ее единой структурой управления, основанной на авторитете знаний, а не администрировании, определяло успехи развития страны, реализацию всех крупных национальных проектов, в том числе оборонных.
Несмотря на катастрофическое снижение финансирования государственного сектора науки в течение последних 15 лет, российская фундаментальная наука продолжает входить в пятерку мировых лидеров, а по количеству Нобелевских лауреатов мы в восьмерке ведущих стран. Работая в сложнейших условиях, академические институты выдают разработки мирового уровня.
Безусловно, сегодня в организации и управлении наукой есть немало вопросов, которые требуют консолидации совместных с государством усилий, совершенствования законодательной базы. Российская Академия наук имеет конкретные предложения по этим вопросам. Механизмы решения большинства из них заложены в новом Уставе РАН, единогласно принятом учеными.
- Как выглядит имущественная проблема управления принадлежащей РАН собственностью?
- Российскую Академию наук иногда упрекают в том, что управление собственностью проводится неэффективно. Речь в основном идет о том, что институты сдают часть временно неиспользуемых площадей в аренду сторонним организациям. Да, мы сдаем около 7% (по данным 2006 года) площадей, получая 10% от общего дохода всего отданного в аренду федерального имущества. Для науки - это возможность выжить и сохранить материально-техническую базу. Явление это временное, так как никто больше нас не заинтересован в использовании нашего имущества по прямому назначению - для научных исследований. Появится достаточное финансирование науки - исчезнет потребность сдавать в аренду площади.
Важно отметить еще и тот факт, что до сих пор государство не может решить очень важный для Академии земельный вопрос. От некоторых участков, например, мы готовы отказаться, чтобы не платить лишних налогов, но сегодня это невозможно. За последнее время на наших землях в научных городах появились производственные и другие неакадемические постройки, но отрегулировать вопросы взаимоотношений с новыми собственниками без участия государства никак не удается.
Научное оборудование и материально-техническую базу, которыми располагает РАН, можно было бы, например, с большей пользой и для науки, и для экономики страны использовать на условиях договора для развития технопарков.
Вопросы управления собственностью следовало бы отрабатывать совместными усилиями. На наш взгляд, нужно узаконить академические структуры управления собственностью, чтобы они могли эффективно работать, а не создавать органы "государственного досмотра".
- Как осуществляется контроль государства за деятельностью РАН?
- Контроль действовал во все времена и не отменен до сих пор, государственный сектор науки остается открытым и прозрачным.
Российская Академия регулярно отчитывается по всем параметрам своей деятельности, начиная с ежегодного отчета президенту РФ и до отдельных министерств и ведомств. К этому нужно добавить регулярные внутренние и государственные комиссии и проверки.
- Решены ли в ходе реформирования какие-то насущные вопросы российской науки?
- Основной продукт академической науки - это лицензии. Раньше мы, получив лицензионную плату за разработку, платили государству в виде налогов 40-50 процентов за то, что оно финансировало разработки. Вторая часть оставалась институту. Два года назад в разрешении Министерства финансов на финансовые операции РАН исчезла строка о том, как могут быть использованы эти средства. Это привело к тому, что в конце года они просто переходят государству. Из-за этого институты потеряли стимулы, а инновационные разработки затормозились. До сих пор этот важнейший вопрос научной деятельности остается за рамками реформы. Не менее важен вопрос аттестации сотрудников, которую мы уже второй год не можем провести из-за того, что до сих пор правительством не утверждены внесенные нами предложения. Из-за этого не работают механизмы кадрового продвижения сотрудников и заработных плат. К сожалению, на этом нерешенные проблемы науки не исчерпываются, их очень много.
- Есть ли положительные результаты реформы, способствующие развитию науки?
- За последнее время выполняется предусмотренный пилотным проектом график роста гарантированного объема государственного финансирования науки. Данные обещания государство выполняет, что позволяет вести планомерную работу. К 2008 году средняя заработная плата ученых должна быть увеличена до 28 тысяч рублей. Но при этом за три года придется сократить количество бюджетных ставок на 21%. Важным является решение об усилении роли РАН в образовательном процессе и экспертизе. Есть и другие прогрессивные перемены.
- Что, на ваш взгляд, нужно для того, чтобы усилить роль науки в производстве, сделать ее эффективным рычагом, который бы поднял российскую экономику на мировой уровень развития?
- Между наукой и производством в России существует очень большой разрыв. Это в первую очередь связано с тем, что в последние годы отраслевая наука сильно пострадала, а по многим направлениям просто разрушена, в то время как корпоративная наука еще не создана. Фактически РАН приходится заменять и ту, и другую. Главная проблема в том, что нет механизмов превращения научных разработок в промышленную продукцию.
Очень важно на законодательном уровне предоставить возможность Российской Академии наук участия в инновационной деятельности и передаче высокотехнологичных разработок в промышленный сектор. Особенно, когда в стране формируется единая промышленная политика, создается экономика, основанная на знаниях. Сегодня статус бюджетных институтов не дает им права создавать инновационные структуры и привлекать внебюджетные средства для инновационной деятельности и передачи научных достижений в промышленность. Такие возможности предусмотрены новым Уставом РАН. В соответствии с Уставом Академия могла бы сыграть важную роль в развитии государственно-частного научно-производственного партнерства
Что касается реформы в целом, то здесь нельзя принимать скоропалительных выводов и решений, подравнивать российскую науку, имеющую свою школу и традиции, под западные образцы. Нельзя, чтобы реформа шла односторонним административным путем, как это сейчас в основном и происходит. Реформа должна быть системной, должна стимулировать развитие науки и способствовать ее эффективному встраиванию в инновационную экономику. Критерий у преобразований есть: сильная и влиятельная в обществе наука. Тогда будет сильной и страна.
В ИНТЕРЕСАХ НАУКИ И ПРОИЗВОДСТВА
Налаживание выпуска новой наукоемкой продукции идет по цепочке "генерация знаний" - "опытно-конструкторские разработки (ОКР)" - "организация производства". Институты РАН отвечают лишь за первое звено в этой цепочке - научные исследования, и это они все еще умеют делать хорошо, на мировом уровне. Бытует мнение, что академические институты проводят лишь фундаментальные исследования. На самом деле разделение науки на фундаментальную и прикладную довольно бессмысленно: сейчас любые исследований предполагают пользу для практических целей.
Проиллюстрирую это на примере Института физики твердого тела РАН (ИФТТ), который успешно занимается исследованиями в области физики конденсированных сред. Замечу, что из 35 наиболее выдающихся результатов в этой области, вошедших в отчетный доклад о деятельности РАН в 2006 году, 7 были получены в ИФТТ. Все они выглядят как чисто фундаментальные. Однако в результате таких работ всегда возникает масса идей, пригодных для практических применений. Например, в ИФТТ при исследовании гетероструктур сверхпроводник-ферромагнетик были созданы так называемые пи-контакты, перспективные для создания сверхпроводящих интегральных схем, а при исследовании краевых магнетоплазмонов удалось создать принципиально новые приемники террагерцевого диапазона, пригодные для получения изображений в субмиллиметровом диапазоне волн, что важно как для медицины, так и для обороны страны. Исследования дислокаций в полупроводниках оказались востребованы для солнечной энергетики, позволяя значительно увеличить КПД солнечных элементов, а работы по полупроводниковым нанокристаллам привели к созданию технологии получения массивных наноструктурированных изделий для инфракрасной оптики и детекторов радиации.
Проблема в том, что разработки институтов РАН редко годятся для немедленной передачи в производство, поскольку в них обычно отсутствует стадия ОКР. Инновационная цепочка остается незамкнутой. Вопросы, как и где проводить ОКР на основе идей институтов РАН, как их финансировать, как стимулировать создание инновационных производств и т.д., должны быть как можно быстрее законодательно и организационно решены Правительством. При этом важным может оказаться создание в России государственно-частных партнерств, технопарков при академических научных центрах и других инновационных форм деятельности. Это не означает, что сама Академия наук вовсе не требует реформирования. Такое реформирование давно назрело и уже началось. Сейчас ученые РАН с нетерпением ждут утверждения Правительством РФ новой редакции Устава РАН и решения других важных вопросов, связанных с закреплением имущества, утверждением плана исследований РАН, налогами, системой финансирования, аттестации и т.д. Мы хотим работать с полной отдачей на благо нашей Страны, имея для этого все необходимые условия, включая и достойную оплату труда и ясные и понятные правила и законы, свободные от излишних бюрократических рогаток и не слишком часто изменяемые.
Виталий Кведер, директор Института физики твердого тела, член-корр. РАН
НЕ БЛАГОДАРЯ, А ВОПРЕКИ
На пути внедрения научных разработок академические институты сегодня испытывают серьезные трудности.
Инновационные процессы не имеют прочного законодательного основания. Так, существующие нормативные акты по поддержке инноваций направлены лишь на отдельные частные вопросы: контроль, учет и регистрация научно-технической продукции; права государства на интеллектуальный продукт, долевое участие государства в доходах, получаемых в результате коммерциализации продукта.
Госбюджет финансирует, как правило, только научно-исследовательские работы, тогда как коммерциализация требует дополнительного капитала на проведение опытно0конструкторских разработок, разработку и регистрацию технической документации, на маркетинговые исследования.
Различные инвестиционные фонды содействия инновационным процессам прежде всего направлены на поддержку малых форм собственности, реально способных заниматься внедренческой деятельностью. Механизм передачи интеллектуального продукта в такие фирмы ограничен запретом организациям РАН в создании или участии в уставном капитале малых форм собственности.
Существенными недостатками обладают хозяйственные договоры, которые, как правило, подразумевают отторжение интеллектуального продукта в пользу заказчика. Нельзя, чтобы законы и механизмы превращения научной продукции в промышленную так безнадежно отставали.
Сейчас наш институт отрабатывает технологию производства экологичных моющих и отбеливающих средств, соответствующих требованиям международных стандартов. Важной для автомобильной промышленности является разрабатываемая технология получения наноматериалов для создания катализаторов, удовлетворяющих требованиям ЕВРО-3. Разрабатывается способ извлечения драгметаллов из отработанных катализаторов. Энергоэффективность и качество изделий станут результатом технологии плавления базальтового сырья, которую мы сейчас осваиваем. Важные для производства инновационные черты имеет наше устройство для ультразвуковой стимуляции физико-химических процессов, осуществляемых в жидкой среде. В случае реализации этих разработок большой экономический и экологический эффект гарантируется.
Владимир Новоторцев, директор Института общей и неорганической химии им. Н.С.Курнакова,
член-корреспондент Российской академии наук ( РАН)
ГОСЗАКАЗ НА ПРОЦВЕТАНИЕ
Главная проблема науки сегодня - отсутствие взвешенной государственной политики в научной сфере. В первую очередь это касается формирования государственного заказа правительства для науки, в том числе и академической. Государство, выделяя на науку большие средства, должно ставить перед ней целевые стратегические задачи. Такой механизм существует во всех развитых государствах. Речь не идет об опеке или администрировании науки и не сводится к формированию перечня приоритетных направлений и критических технологий. Перед экономикой страны стоят определенные цели, достижение которых требует получения не только новых знаний, но и создания материальных объектов с конкретными показателями и сроками. Именно государство должно выступить в роли заказчика крупных научно-практических работ. Этот механизм ранее эффективно использовался ВПК, и именно там научный потенциал России имеет основные прорывные достижения. От того, насколько эффективно и гибко будет выстроена система взаимодействия в цепи: наука - бизнес - власть, зависит будущее не только самой науки, но и России в целом.
Институт органической и физической химии им. А.Е. Арбузова - один из крупнейших исследовательских центров РАН в Поволжье. Важнейшим направлением является разработка лекарственных средств на основе созданной в институте методологии. Успехи в этой области привели к созданию таких препаратов, как иммуностимулятор "Димефосфон", противоожоговое средство "Ксимедон", антираковый препарат "Глицифон". Созданные в последние годы физиологически активные вещества нового поколения - "Триафен", "Феноцил", "Неофеноцил" - существенно превосходят широко используемые импортные препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.
В институте для целого ряда лекарственных средств, широко применяемых в мире в виде рацематов, разработаны уникальные по эффективности и практически безотходные способы их получения в оптически активной форме. Это стало возможным в результате глубокого фундаментального исследования природы вещества, выполненного в традициях Казанской химической школы.
Основой целого ряда лекарств, средств защиты растений, огнезащитных добавок к полимерным материалам являются фосфорорганические соединения (ФОС). Химия ФОС - еще один бренд нашего института. Здесь впервые в мире удалось создать научные основы высокоэффективной, экологически безопасной наукоемкой технологии получения различных классов ФОС с использованием электрохимических методов. Это уже сегодня позволяет отказаться от известных многоотходных и вредных промышленных производств, базирующихся на использовании ядовитого хлора. В институте разработаны основы новой технологии переработки олефинов из растительного сырья и крупнотоннажных продуктов нефтехимического синтеза.
Олег Синяшин, академик, директор института органической и физической химии им. А.Е. Арбузова Казанского НЦ РАН.
К СВЕДЕНИЮ
Научные исследования - в реальную экономику
Институт проблем химической физики РАН основан лауреатом Нобелевской премии академиком Н.Н.Семеновым в подмосковной Черноголовке в 1956 году. В настоящее время коллектив, возглавляемый академиком С.М.Алдошиным, насчитывает более 1200 сотрудников.
Проводимые институтом фундаментальные исследования сочетаются с решением задач прикладной направленности. Ряд разработок доведен до полномасштабного промышленного внедрения, многие реализованы в виде пилотных технологий и устройств. Среди них:
- Технология получения полиолефиновых основ синтетических смазочных материалов. В Нижнекамске построен промышленный комплекс по производству отечественных синтетических масел для автомобильной и вертолетной техники (16000 т/ год).
- Экологически чистая технология переработки промышленных и бытовых отходов. С использованием принципа сверхадиабатического горения разработана технология и запущена пилотная установка по уничтожению мусора. Ведется проектирование в Краснодарском крае двух мусороперерабатывающих комплексов (100 000 т/год каждый).
- Технология каталитической димеризации этилена в бутен. Заканчивается реконструкция оборудования для производства бутена-1 на ОАО "Казаньоргсинтез" (20500 т/год).
- Каталитический процесс гидрирования тринитротолуола. Разработана технология утилизации тротила в ценные химические продукты гражданского назначения.
- Микроволновая плазмохимическая технология и оборудование для получения нанопорошков. Разработанная установка поставлена в ряд зарубежных научных центров и компаний.
- Бытовой очиститель воздуха. С использованием принципа фотокаталитической очистки разработан прибор для уничтожения молекулярных органических загрязнений в воздухе.
- Испытательный комплекс для определения надежности молниезащиты энергообъектов. На основе разработанного взрывомагнитного генератора создан передвижной испытательный комплекс для проверки молниезащиты объектов электроэнергетики методом воздействия мощных высоковольтных импульсов, имитирующих разряд молнии.
- Индикаторные тест-полоски для контроля содержания глюкозы в крови, определения степени алкогольного опьянения. Выпускаемые компанией "Биосенсор АН" средства диагностирования с успехом используются в клинической медицине и в домашних условиях.
КУЗНИЦЫ ТАЛАНТОВ
Для того чтобы верно направлять работу академических институтов, кроме научных задач, необходимо учитывать их общественные функции. Прежде всего они производят интеллектуальный слой общества, специалистов самой высокой квалификации. Наш институт небольшой - около 200 человек. Более 50 студентов учатся здесь, участвуя в работе над различными научными проектами. Аспиранты, а их около тридцати, часто являются сотрудниками. Они защищают кандидатские диссертации, в большинстве случаев остаются в институте и начинают в свою очередь учить студентов, обеспечивая преемственность поколений, которая была сильно разрушена девяностыми годами. Это очень важно - сохранять и передавать научные и нравственные традиции, иметь собственную исследовательскую школу, в которой формируется приверженность определенным научным интересам и своей альма-матер. Интересно, что бывшие сотрудники, работающие за рубежом или в компаниях России, нередко появляются в институте и с благодарностью вспоминают годы учебы и работы, а некоторые, даже находясь в других странах, участвуют в наших проектах.
Важно, чтобы общество понимало, что стране нужны не только качественные производства, но и качественные люди, кузницей которых является академическая наука. А для этого она должна быть престижной и авторитетной, иметь возможность создавать условия развития талантливым людям.
Второй вид продукции институтов - знания и технологии. Вообще говоря, различают фундаментальные исследования, результаты которых могут быть востребованы спустя десятилетия и прикладные, ориентированные на конкретные задачи, решение которых может быть использовано практически без временных задержек. Именно прикладные исследования имеют своим результатом новые технологии. Баланс исследований и разработок в значительной мере зависит от области знаний, в которой работает тот или иной институт. Что же касается информационных технологий и программирования, в частности, то здесь сейчас ситуация специфическая. Ввиду быстрого развития новых технологий разделение фундаментальных и прикладных исследований, как это происходило в 1960-1970 годы, пагубно сейчас как для тех, так и для других. И это мировая тенденция: теоретики и разработчики работают вместе в проектах по новым технологиям. Теперь следующий вопрос: а как передать технологию в индустрию? Стандартная американская модель трансфера технологий предполагает выделение группы разработчиков из научного учреждения в частную компанию, которая и доводит технологию до практического использования. Эту модель пытаются воспроизвести и у нас. Это называют коммерциализацией технологий. Но это, на наш взгляд, приведет к разрушению институтов. Кто же тогда будет готовить ученых и создавать новое?
Существуют в мире и другие модели: продажа технологий с последующим сопровождением. Такого опыта Российская академия наук пока не имеет, но это более приемлемый путь, на который вместе с государством нужно выходить.
Виктор Иванников, директор Института системного программирования, член-корр. РАН
ИДЕИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ
Институт органической химии, история которого насчитывает 70 лет, является одним из крупнейших научных центров мира в области органической и физико-органической химии, органического катализа, химии природных соединений.
Работы Института имеют большое значение для укрепления обороноспособности страны. Так, здесь были впервые получены уникальные компоненты твердого ракетного топлива, взрывчатых составов и энергоемких материалов специального назначения. Эти разработки реализованы в современных системах вооружений, в том числе ракетных комплексах различного назначения.
В Институте активно ведутся работы по синтезу новых лекарственных препаратов. Из последних можно отметить высокоэффективное средство профилактики и борьбы с "птичьим гриппом" (совместно с Институтом элементарно-органических соединений РАН), не имеющей аналогов антиаритмический препарат "Луфотен" (совместно с Федеральным Государственным Учреждением Российский кардиологический научно-производственный комитет) и первый оригинальный препарат для лечения и профилактики наркомании (совместно с Национальным Центром Наркологии). Ведутся работы по созданию первой отечественной онко-вакцины.
Наш Институт располагает оригинальными разработками, которые могут быть реализованы в промышленности основного органического синтеза, нефтеперерабатывающей и газовой промышленности. В частности, разработан новый способ получения нитробензола, отличающийся высокой эффективностью и экологической безопасностью в отличие от существующего промышленного процесса.
Сегодня Институт обладает высоким инновационным потенциалом, позволяющим внедрять новые технологии и уникальное научное оборудование. Однако в настоящее время он не реализуется в полной мере из-за несовершенства законодательной базы для реализации инновационных разработок академических Институтов и как следствие этого - малый спрос на них со стороны промышленности.
Не смотря на трудности, академические Институты сегодня имеют значительный дееспособный кадровый потенциал, и его нужно использовать, чтобы сохранить и пополнить молодежью.
Гордость ИОХа - созданная на его базе и на протяжении более 15 лет успешно функционирующая непрерывная система химического образования: "лицей - колледж - аспирантура - докторантура". Уже в 10-11 классах одаренные школьники Московского химического лицея приходят в лаборатории Институт. Большинство из них затем продолжают обучение в Высшим химическом колледже РАН, по окончании которого они поступают в аспирантуру ИОХ. Свыше 60 процентов аспирантов ИОХ защищают диссертацию в срок.
Михаил Егоров, директор Института органической химии имени Н. Д. Зелинского.
Физтех. Академия. Страна
Физико-технический институт им. А.Ф.Иоффе - один из крупнейших в Российской академии наук. В 70-ти его лабораториях и пяти отделениях работает около 230 докторов и более 600 кандидатов наук. По данным портала Scientific.ru, по числу ссылок на работы за последние 10 лет ФТИ находится на 2-м месте в России, несколько уступая только МГУ.
В следующем году Физтеху исполняется 90 лет. В его названии отразилось заложенное академиком А.Ф.Иоффе исключительно плодотворное сочетание научных исследований по различным разделам физики с разработкой на их основе принципиально новых технологий и техники. Так, А.П.Александров, будущий президент академии наук, активно занимавшийся в Физтехе новым по тем временам направлением - полимерами, в 1938 году бросает почти завершенную докторскую диссертацию и с головой уходит в важную для обороны страны проблему защиты военных кораблей от магнитных мин. К началу Великой Отечественной войны эта проблема в нашей стране была технически решена. Из ученых ФТИ было создано несколько инженерных групп (А.П.Александров, И.В.Курчатов, В.М.Тучкевич, В.Р.Регель и др.), которые обеспечивали внедрение системы ФТИ АН на всех военных флотах. Позволю еще лишь один пример. В 30-е годы в ФТИ под руководством молодого И.В.Курчатова начинают разворачиваться работы по ядерной физике. А в 1940 году молодой сотрудник его лаборатории Г.Н.Флеров вместе с К.А.Петржаком открывают спонтанное деление ядер урана. А в 1942 г. лейтенант Г.Н.Флеров пишет с фронта известное письмо И.В.Сталину с обоснованием идеи ядерного оружия, конструкции атомной бомбы и предложением немедленно начать работы по ее созданию. Так начинался отечественный атомный проект, научным руководителем которого был назначен И.В.Курчатов. Неудивительно, что именно физтеховские ученые (И.В.Курчатов, А.П.Александров, Ю.Б.Харитон, В.Б.Константинов и др.) внесли решающий вклад в создание ядерного и термоядерного оружия, ядерной энергетики. С Физтехом связано развитие и других важнейших практического использования научно-технических направлений: термоэлектрическое преобразование энергии (А.Ф.Иоффе), прочность материалов (С.Н.Журков), газовая динамика (Ю.А.Дунаев), силовая полупроводниковая электроника (В.М.Тучкевич, И.В.Грехов), оптоэлектроника и солнечная энергетика, основанные на технологиях полупроводниковых гетероструктур (Ж.И.Алферов, В.М.Андреев), и многие другие.
Мы в Физтехе гордимся тем, что из филиалов и лабораторий института по всей стране было создано около полутора десятков научно-исследовательских институтов, в числе которых Харьковский и Уральский физико-технические институты, лаборатория N 2 АН СССР в Москве (ныне - Курчатовский институт), Институт ядерной физики в Гатчине. Физтех оказался колыбелью российской физики, где творили ведущие физики страны, решались сложнейшие задачи развития науки, промышленности и обороноспособности страны.
Сегодня в институте помимо перечисленных выше направлений развиваются космические исследования, исследования в области управляемого термоядерного синтеза, разработки в области нанотехнологий и наноструктурированных материалов для различных приоритетных направлений развития науки и техники, в частности для водородной энергетики. Для финансирования своих прикладных исследований и разработок институт ежегодно привлекает объем внебюджетных средств, соизмеримый с его базовым финансированием через РАН. Тем не менее, скорость доведения разработок до рынка и таким образом, влияние на инновационное развитие страны не соответствует потенциальным возможностям института.
В числе главных причин - невостребованность со стороны российского бизнеса (исключение - ГМК "Норильский Никель", который развивает и финансирует программу по водородной энергетике) и исчезновение некогда мощных отраслевых институтов, проводивших в свое время ОКРы на основе трудов, выполнявшихся в институтах РАН. Пока российский бизнес "вызревает", правительство пытается сделать правильный шаг на пути создания госзаказчиков через формирование научно-технических программ министерств и ведомств. В текущем году, например, Физтех имел возможность проявить свою активность в создаваемой Роснаукой федеральной целевой программе по приоритетным направлениям развития науки и техники, предложив ряд крупных проектов НИОКР. Однако будущее всей хоздоговорной деятельности институтов РАН неожиданно оказалось под угрозой: в Госдуму была внесена поправка в Бюджетный кодекс, согласно которой заработанные институтом (госучреждением) внебюджетные средства будут уходить в госбюджет. Другими словами, под вопрос поставлена сама возможность институтов РАН заниматься прикладными исследованиями и инновациями.
Что касается других факторов торможения исследований и разработок, то они оказываются общими как для фундаментальных, так и для прикладных исследований и в итоге сводятся к одной простой причине - пятнадцатилетнему дефициту финансирования.
Особенно болезненным образом это сказалось на модернизации и обновлении основных фондов. В ФТИ износ экспериментального и технологического оборудования стоимостью 1,5 млрд. руб. составляет около 75%. Его замена и модернизация требуют средств, во много раз превышающих общий объем ежегодных затрат всей академии наук на эти цели. Ситуация усугубилась после того, как пару лет назад институтам РАН было запрещено осуществлять затраты из внебюджетных средств на приобретение оборудования за счет себестоимости. Проще говоря, теперь мы должны приобретать его из прибыли, которую не можем формировать в необходимых объемах, не являясь коммерческими организациями. Износ зданий, сооружений и инфраструктуры института также требует вложения немалых сумм, порядка 1 млрд. руб.
Проблема низкого уровня бюджетных зарплат в Физтехе смягчается заметным объемом привлекаемого внебюджетного финансирования: если раньше наши ученые вынуждены были регулярно командироваться в зарубежные научные центры, чтобы укреплять свой личный бюджет, то теперь - чтобы восполнять дефицит современного экспериментального и технологического оборудования.
Этот дефицит привел к тому, что, несмотря на мощную, может быть, даже лучшую в стране систему подготовки кадров, созданную при ФТИ его директорами В.М.Тучкевичем и Ж.И.Алферовым (она включает базовую физико-техническую школу, примерно с десяток базовых кафедр ведущих университетов города), институт испытывает большие трудности в долговременном закреплении молодых квалифицированных научных кадров.
Сформулированные выше проблемы характерны и для других ведущих институтов технико-технологического комплекса РАН. Именно этот комплекс оказался наиболее уязвимым в последние полтора десятилетия и в ходе начавшегося реформирования РАН. История Физтеха, академии и страны показывает, что задачи развития институтов и академии, будучи нерешенными сегодня, завтра самым губительным образом отразятся на развитии государства и укреплении его обороноспособности. Поэтому важным позитивным шагом, безусловно явилось закрепление государственного статуса РАН в 2006 году.
Пример государственной программы "Инновационные университеты", когда 4 десятка ведущих вузов страны получили серьезные средства в объеме до 1 млрд. рублей. в год для решения указанных проблем подсказывает путь, которым в принципе возможно их решение государством и для эффективно работающих академических институтов.
Понятно, что государство может пойти на соответствующие и весьма немалые затраты лишь в случае, если роль и значимость для него академии наук будут соизмеримы с теми, которые были в эпоху построения индустриально развитого социалистического общества и соревнования с капиталистическим миром. Хотя, объективно говоря, роль и значимость академического сектора сейчас даже выше в связи с поставленной задачей инновационного развития страны на фоне практически разрушенной отраслевой науки. В этом смысле ситуация напоминает период Великой Отечественной войны, когда академические институты в интересах обороны страны брались за несвойственное их профилю проведение НИОКР полного цикла, вплоть до передачи разработок в производство. Именно поэтому Ученый Совет ФТИ предлагал при подготовке нового Устава самым серьезным образом сосредоточиться на повышении роли и значимости академии наук для государства, выйти за рамки чисто "фундаментальных" исследований, преодолеть намечавшийся в проекте Устава разрыв между ними и прикладными исследованиями. Представлялось также целесообразным, чтобы РАН взяла на себя ответственность, если не за координацию НИР в стране (как это было ей вменено Уставом 1963 года), то хотя бы за координацию фундаментальных исследований. Со времен царя Петра I не менее важной для государства являлась и экспертная функция академии. Недавний пример, который видела по телевидению вся страна: академик Н.П.Лаверов доказывает президенту страны необходимость отведения проектируемого нефтепровода на безопасное для экологии Байкала расстояние.
Задача адекватного формулирования главных задач РАН и ее ответственности перед страной за их выполнение представляется исключительно важной еще и потому, что затрагивает закрепленные законодательно, трактуемые, однако, отличным образом академическим сообществом, с одной стороны, и властными структурами, с другой, основы государственной научно-технической политики. Другими словами, в этом процессе вместе с учеными должны поучаствовать и представители государственных органов власти. Именно с подобного рода совместной деятельности и мог бы начаться путь консолидации нашего общества для решения важнейших задач развития не только науки, но и государства в целом. Путь этот нам в России все равно придется пройти. Лучше раньше.
Аандрей Забродский, профессор, директор Физико-технического института им. А.Ф.Иоффе РАН
КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ
Сегодня Российская академия наук, несмотря на все трудности, связанные с ограниченным финансированием в предыдущем десятилетии, обладает колоссальным инновационным потенциалом, который, на мой взгляд, явно недооценивается. Далеко не все участники дискуссии о реформах академической науки осознают его великую ценность для будущего нашей страны. Эта дискуссия далеко не всегда конструктивна и вызывает очень серьезные опасения. "Революционные преобразования", жажда "эффективного" управления наукой по тем или иным показателям, возведенным в абсолют, могут привести к непоправимым последствиям. Поэтому сегодня продвижению разработок прежде всего мешает нездоровая полемика вокруг РАН, в которой вопросам реальной инновационной деятельности, по большому счету, уже и места не находится. Плохо, что все это происходит в момент, когда экономика страны должна мобилизоваться к технологическому прорыву на основе последних научных достижений, когда появляется реальный спрос отечественных предприятий на результаты научной деятельности. Можно приводить множество примеров блестящих разработок ученых РАН, передаваемых в производство. Но беда состоит в том, что достигается это не благодаря, а вопреки инструкциям и запретам, которыми повязали Российскую академию наук в последние годы. Приведу пример. Наше предприятие - Экспериментальный завод научного приборостроения РАН, выпускающее оборудование для выращивания монокристаллов из расплава, -решило приобрести лицензию у Института физики твердого тела РАН на технические решения, позволяющие создать не имеющую аналогов систему адаптивного автоматического управления процессом роста монокристаллов. Мы готовы оплатить стоимость лицензии, выплачивать роялти при продаже нового оборудования. Оказывается, нельзя. Почему? А просто наши институты не имеют прав на продажу лицензии, вернее, закон не запрещает, но только этот доход должен быть перечислен в бюджет. Помилуй бог, а как же тогда институту осуществлять инновационную деятельность в рыночной экономике? А как хотите, так и выкручивайтесь. Спасибо руководству и сотрудникам института, которые все объяснили, показали, помогли внедрить. Но нам как предприятию принципиально необходимо закрепить за собой интеллектуальную собственность, показать ее в нематериальных активах предприятия, что позволяет в дальнейшем отстаивать свои права перед конкурентами. Для этого нам официально необходимо купить лицензию. Не получается.
Кроме невозможности официальной продажи лицензий, институты РАН, обладающие патентами и ноу-хау, лишены прав вкладывать их в уставные капиталы малых и венчурных компаний, создаваемых на основе достижений этих институтов. Институты не имеют права владеть акциями таких компаний, получать от них доход, направлять его на расширение фронта научных исследований. Предприятия же в свою очередь не имеют уверенности в научной поддержке и дальнейшем развитии новых технологий и продукции, создаваемых ими на основе достижений академической науки. Если бы кто-то захотел помешать инновационным процессам в нашей стране, то лучше бы придумать не мог. Пора наконец убрать эти препятствия на пути взаимодействия академической науки и производства.
Есть, конечно, и другие проблемы в продвижении научных разработок в экономику. Но мне кажется, что, не решив этих принципиальных вопросов, мы далеко не уйдем и предоставим повод тем, кто будет доказывать неэффективность академической науки.
Экспериментальный завод научного приборостроения со специальным конструкторским бюро РАН разрабатывает и производит цифровое телекоммуникационное оборудование передачи для волоконно-оптических сетей связи, которое приобретается ОАО "Ростелеком", ОАО "РЖД", ОАО "Транснефть" и многими другими операторами. Разрабатываемые и выпускаемые предприятием программно-технические комплексы для управления технологическими процессами устанавливаются на Курской АЭС, Калининской АЭС, Костромской ГРЭС. Кроме этой продукции завод производит оборудование для выращивания монокристаллов, масс-спектрометры, установки для травления и осаждения тонких пленок в плазме электронно-циклотронного резонанса, специализированные компьютеры и различные конструктивы для электронной аппаратуры, функционирующей в в экстремальных условиях.
Владимир Бородин, генеральный директор ФГУП ЭЗАН, член-корр. РАН
ГЕНЕРАЦИЯ ЗНАНИЙ ИЛИ ПРОБЛЕМ?
Академические институты предназначены для генерации знаний и подготовки кадров высшей квалификации. В СССР было промежуточное звено между АН и промышленностью - развитая сеть отраслевых институтов, в большей части сейчас разрушенная. В какой-то мере их роль по доведению разработок исполняют малые предприятия, появившиеся в институтах РАН. Но и они в значительной степени заняты зарубежными заказами, так как в стране нет спроса на высокие технологии.
Наш институт, созданный в 1993 году, ориентирован на новейшую науку - изучение новых свойств материалов, возникающих при уменьшении размеров исследуемых образцов полупроводников, металлов, сверхпроводников, магнетиков. Обычно эти явления происходят в образцах микрометровых и нанометровых размеров. Институт занимает лидирующие позиции в многослойной рентгеновской оптике, изготовлении и исследовании наноразмерных магнитных и сверхпроводниковых структур, перестраиваемых лазеров дальнего инфракрасного диапазона, сканирующей зондовой микроскопии. Ежегодно мы проводим международную конференцию "Нанофизика и наноэлектроника".
В 2004 году в Институте открыта базовая кафедра Нижегородского госуниверситета с таким же названием. Успешно работают магистратура, аспирантура и докторантура. В Институте около 100 научных сотрудников, в том числе 18 докторов (из них 3 член-корреспондента РАН), 70 кандидатов наук. Средняя зарплата научных сотрудников в 2006 г. была 17 677 рублей в месяц, ее базовая часть составила только 5288 руб. Несмотря на трудности времени, мы сумели привлечь молодежь, средний возраст ученых у нас намного меньше, чем в других институтах. И вот сейчас, в связи с постановлением правительства о сокращении количества бюджетных ставок, мы вынуждены подрезать молодую поросль института - из 7 успешно окончивших аспирантуру в 2006 г. никого не смогли зачислить на бюджетные должности.
Несвоевременно и реформирование академии, предлагаемое Минобрнаукой - при сегодняшнем финансировании нельзя лишать ученых возможности зарабатывать на конкурсной основе. Кроме того, проектируемое разделение фундаментальных и прикладных исследований нарушает традиции и сам смысл российской науки - участие Академии наук в крупнейших государственных проектах. Это не пойдет на пользу стране.
Сергей Гапонов, директор Института физики микроструктур, член-корр. РАН.
ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ПУТЫ
К сожалению, сегодня многое сдерживает продвижение разработок РАН в экономику страны. Это и несовершенная законодательная база, и отсутствие в РАН маркетинговых, а также квалифицированных патентных служб, которые могли бы обеспечить грамотное патентование и лицензирование. Низкий технологический уровень экономики страны и как следствие низкая востребованность разработок РАН, а также отсутствие мотивации к долговременному инвестированию.
В Институте органического синтеза Уральского отделения РАН выполнен цикл инициированных академиком О.Н. Чупахиным пионерских исследований по развитию новых методологий синтеза оригинальных органических соединений, в том числе фторсодержащих.
Большое внимание при этом уделялось направленному синтезу лекарственных средств. Совместно с Российским онкологическим центром им. Н.Н. Блохина РАМН успешно завершены многолетние работы по созданию оригинального противоопухолевого препарата "лизомустин". В конце 2006 года получено регистрационное удостоверение на его лекарственную форму, разрешающее применение препарата, а также заключено лицензионное соглашение с заводом "Медсинтез" (г. Новоуральск Свердловской области), который организует в настоящее время промышленный выпуск препарата.
Производство энантиомерно чистых лекарств - магистральное направление развития мировой фармацевтики. Что это за лекарства? Энантиомеры - химические соединения, способные существовать в виде пар зеркально изомерных молекул. Биологическое действие обычно определяется одной активной формой, а вторая является балластом. Пример энантиомерно чистого препарата - антибактериальный препарат "левофлоксацин", новый подход к синтезу которого стал возможным на основе фундаментальных исследований, выполненных в ИОС. Недавно сотрудники ИОС занялись синтезом другого энантиомерно чистого лекарства - "нитрендипина".
Завершены доклинические испытания противовирусного препарата "триазавирин", обладающего широким спектром противовирусного действия, в том числе активного в отношении вируса гриппа птиц H5N1.
Другое важное направление - синтез высокоэффективных энергетических веществ, в реализации которого ИОС тесно сотрудничает с Российским федеральным ядерным центром ВНИИТФ (г. Снежинск), а также с НПО "Алтай". В области новых полимерных материалов и композиций на их основе возобновилось сотрудничество с Государственным ракетным центром имени В.П. Макеева и другими предприятиями.
Валерий Чарушин, кадемик, директор Института органического синтеза имени И.Я. Постовского Уральского отделения РАН
О ВРЕДЕ КРУГОВОРОТА БЮДЖЕТНЫХ СРЕДСТВ
Повышение зарплаты научных сотрудников в заявленной правительством реформе академической науки, несмотря на реальность шагов, предпринятых за последний год в этом направлении, не решает проблемы ее эффективности. Без обновления катастрофически устаревшей (физически и морально) материально-технической базы трудно рассчитывать на ее прогресс. Мы видим решение проблемы прежде всего в стабильном бюджетном финансировании фундаментальных исследований, а также в пересмотре прав хозяйствования научных организаций. Сегодня существует масса законодательных препятствий для эффективного участия науки в широко декларируемом инновационном процессе. Это касается в первую очередь прав на использование основных фондов и интеллектуальной собственности. Не может не вызывать недоумение и система обложения налогами имущества научных организаций и находящейся в их распоряжении земли. Существующая система государственной компенсации налоговых платежей на деле оборачивается для института постоянными огромными штрафами, вызванными несвоевременным поступлением компенсационных трансферов. Ситуация страшна не просто финансовыми потерями, она скрывает в себе постоянную угрозу банкротства институтов и не способствует воцарению в научных коллективах атмосферы стабильности и творческого энтузиазма. Система налогооблажения должна быть простой и нацеленной на сбор налогов, а не штрафов. Проще всего было бы освободить бюджетные организации от налогов на имущество и на землю, а не устраивать круговорот бюджетных средств.
Опираясь на глубокие фундаментальные достижения, наш институт готов к реализации целого ряда инновационных проектов, вносящих вклад в модернизацию экономики России. В рамках инвестиционного контракта с закрытым акционерным обществом "Тех Маш" спроектирован и строится завод по производству методом СВС карбида вольфрама. Совместно с ФГУП ММПП "САЛЮТ" ведется подготовка производства методом СВС керамики для газотурбинных двигателей и жаростойких сплавов. При поддержке правительства Московской области обсуждается вопрос об организации производства сваркой взрывом биметаллов, необходимых для атомной энергетики и химического машиностроения. Инновационная компания "СФИНКС" финансирует здание производства устройств автоматического впрыска ингибиторов, предотвращающих несанкционированное воспламенение водорода и метана. Это очень важная задача для решения вопросов взрывобезопасности на шахтах, АЭС, газовых трубопроводов и в быту. Эффективность метода подтверждена Межведомственной комиссией и комиссией МЧС России.
Все перечисленные и многие другие проекты могли бы быть реализованы значительно быстрее и с большей эффективностью, если бы не существующие законодательные барьеры. Устранение их позволило бы институтам самим привлечь дополнительные средства для модернизации своей материально-технической базы и обеспечения достойного уровня жизни своим работникам.
Юрий ГОРДОПРОЛОВ, профессор, директор Института структурной макрокинетики и проблем материаловедения.
Как превратить килограммы в тонны
- Институт катализа СО РАН (ИК СО РАН) в 2008 году отмечает свой 50-летний юбилей. Целью создания института в 1958 г. было научное обеспечение развития химической промышленности нашей страны (лозунгом того времени было - "плюс химизация всей страны"). Созданные в ИК СО РАН катализаторы и каталитические технологии применяются не только на российских предприятиях, но широко используются зарубежной промышленностью (США, Германия, Япония, Китай, Австралия и др.). Научная деятельность Института неразрывно связана с разработкой и применением каталитических наноматериалов в химической промышленности. В большинстве случаев катализатор - это хорошо структурированный пористый материал, содержащий активный компонент. И поры, и частицы активного компонента имеют размеры от нескольких до сотен нанометров. Например, за счет созданных в 2006 году катализаторов с оптимальным размером наночастиц активного компонента можно производить дизельное топливо с содержанием серы в 10 раз ниже, чем в существующих процессах. Использование специальных наноразмерных частиц углерода в составе автомобильных шин увеличит срок их службы в 2-3 раза и уменьшит расход бензина на 8-10%.
Наиболее масштабный опыт инновационной деятельности в 2003-2006 годах наш Институт приобрел в ходе выполнения проекта по разработке катализаторов получения современных моторных топлив. Использование этих катализаторов только на российских предприятиях ОАО "ТНК ВР" и "Газпромнефть" позволило произвести дополнительной продукции более чем на 6 млрд. рублей, в результате чего каждый вложенный государством в научную работу рубль вернулся в бюджет России с 3-кратным увеличением в виде налогов и акцизов. В ходе выполнения этого проекта стали очевидны и основные нерешенные проблемы нашего взаимодействия с промышленностью. Прежде всего, они обусловлены разными масштабами реализации нанотехнологий в академическом институте и на промышленном предприятии. Мы можем приготовить и испытать катализатор в количестве 1-2 килограмма, а заводу нужны сотни тонн катализатора. Такой масштабный переход является зоной высоких рисков, что приводит к снижению интереса промышленности к разработкам российских ученых. Решить эту проблему в химической и нефтехимической промышленности могло бы создание частно-государственного технологического центра. Вклад государства мог бы заключаться в финансировании оборудования центра, а частные компании финансировали бы текущие расходы. Интерес государства будет заключаться в создании механизма продвижения инновационных разработок в промышленность, а интерес компаний - в появлении независимого испытательного центра для новых технологий. Вокруг таких центров станет возможным формирование консорциумов, объединяющих научные, проектные, производственные и технологические обслуживающие организации. Все это сделает переход от разработок, появившихся в ходе фундаментальных исследований, к их промышленному освоению эффективным и гораздо более надежным.
Валентин Пармон, академик РАН,
директор Института катализа СО РАН (г. Новосибирск)
КОГДА НАУКА И ПРОИЗВОДСТВО ОБЪЕДИНЯЮТСЯ
ОАО ("ТНК ВР") в развитии собственных производств катализаторов нефтепереработки ведет многолетнее сотрудничество с рядом академических и отраслевых научных организаций. Наиболее успешным является сотрудничество с Институтом катализа СО РАН (г. Новосибирск), Институтом проблем переработки углеводородов СО РАН (г. Омск) и ЗАО "НПП Нефтехим" (г. Краснодар). Благодаря совместной деятельности этих организаций и нашей производственной структуры ЗАО "Промышленные катализаторы" (г. Рязань) созданы и поставлены на производство современные российские катализаторы риформинга, соответствующие лучшим мировым образцам. Это позволило практически полностью обеспечить потребность предприятий ОАО "ТНК ВР" отечественными катализаторами риформинга. Учитывая введение в России экологических стандартов на моторные топлива, разработаны и подготовлено производство новых российских катализаторов для глубокой сероочистки дизельного топлива.
На наш взгляд, основной проблемой, осложняющей промышленное освоение новых катализаторов, разрабатываемых в академических институтах, является отсутствие опытного уровня разработки технологий. Слишком велики риски и затраты промышленности при переходе от лабораторного уровня к промышленному масштабу, особенно учитывая объемы промышленных установок - сотни тонн катализатора и миллионы тонн перерабатываемого сырья. Положительным моментом явилось участие государства (прежде всего Минпромэнерго России и Роснауки) в финансировании крупных инновационных проектов совместно с промышленными компаниями. Это делает привлекательным для отечественных компаний использование разработок российских ученых. Хочу подчеркнуть необходимость всестороннего урегулирования при таком сотрудничестве прав сторон (государство-наука-производство) на разрабатываемые и промышленно осваиваемые катализаторы.
Хотелось бы обратить внимание ученых и производителей министерств и ведомств, связанных с государственным финансированием науки, на первоочередные потребности российских нефтяных компаний. Законодательный рост в России требований к качеству моторных топлив обусловит увеличение потребления катализаторов в ближайшие 3-5 лет в несколько раз. Это будет касаться прежде всего катализаторов изомеризации и гидроочистки тяжелых нефтяных фракций. Наша компания готова к сотрудничеству с учеными и государством в этой области, чтобы обеспечить заводы лучшими российскими катализаторами.
Яков ПОЛУНКИН, директор департамента нефтепереработки ОАО "ТНК ВР"
ОТ РЕДАКЦИИ:
Редакция "Труда" намерена и дальше следить за тем, как решается задача поддержки и развития российской науки на государственном уровне. Приглашаем наших читателей принять участие в дискуссии! Письма направляйте на электронный адрес: nauka@trud.ru


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников