08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОШУ ПРИЗНАТЬ МЕНЯ ЖИВЫМ

Всего полтора месяца понадобилось пенсионеру Александру Богдашову, чтобы доказать чиновникам, что он живой. Недолго. И всего 100 рублей пошлины. Недорого. Правда, если бы не сын, который мотался по всей области, собирая справки, чтобы доказать очевидное, живой так бы и был трупом.

Известие об официальной смерти Александра Богдашова его жена и сын до сих пор скрывают от родных: "Замалчиваем, перед родственниками неудобно. Скажут еще, что плохо за ним смотрим". Неудобство вызвано тем, что Александр Тимофеевич, несмотря на свидетельство о смерти, последовавшей якобы 25 октября 2007 года, несомненно, пребывает среди живых. Опровергать документ, который не вырубишь топором, старику пришлось в суде.
В свое время Александр Богдашов считался лучшим строителем-монтажником в Сысерти, небольшом городке под боком у Екатеринбурга. Литературную славу Сысерти обеспечил своими сказами Павел Бажов, а до сих пор нетронутая природа принесла здешним местам звание "уральской Швейцарии". Все это в совокупности сказалось на ценах на недвижимость: среди местных VIP-персон коттедж в Сысерти считается признаком преуспевания.
Роскошных вилл Александр Богдашов не строил. Он возводил скромные советские жилые многоэтажки, промсооружения, при халтурном проекте на глазок мог прикинуть, куда монтировать станки, где пристроить забытую проектировщиком канализацию, за что среди коллег заслужил прозвище Хитрый Глаз.
Однако индейское имечко осталось в прошлом. 15 лет назад, в 55 лет, он вышел на пенсию. Сейчас Александр Тимофеевич почти не ходит, плохо говорит. Но в целом несомненно жив. "Он у нас еще бодрый", - говорит о нем жена Нина Петровна.
Когда в феврале ему не принесли пенсию (3,5 тысячи рублей), она и подумать не могла, что ее мужа отправили на тот свет:
- Сначала думали, задержали, как обычно бывает. Через неделю я все-таки отправилась узнавать. В Пенсионном фонде мне говорят: "Он же у вас умер!" Я сначала не поняла. Потом говорю: "Да нет, я же только что из дома, живой он у меня!" Они настаивают: "Ну вот же свидетельство о смерти". Я звала их, звала: поедем посмотрим - не хотят. Что же, нам на одну мою пенсию, на 3 тысячи жить?
- Мама у меня, честно говоря, малограмотная, - рассказывает сын, Дмитрий Богдашов. - Перепугалась, конечно, что совсем отца пенсии лишат. Потом я уже ездил по всем инстанциям. Мне объяснили, что теперь только через суд можно папу живым признать. Не понимаю, почему из Пенсионного фонда просто никто не приехал, не проверил, не посмотрел.
- Такой у нас закон, - констатирует начальник Пенсионного фонда Сысертского района Ирина Филинкова. - Нам поступило свидетельство об умершем из Верх-Исетского загса Екатеринбурга, мы прекратили социальные выплаты. А исправить запись загса может только суд.
Впрочем, по ее признанию, такой казус случился у них впервые. Из 21 тысячи сысертских пенсионеров только один осмелился опротестовать собственную смерть. Пенсионные работники всполошились, начали выяснять, кто же умер и похоронен в Екатеринбурге.
Выяснилось, что свидетельство о смерти выдано на основании справки из 1-й областной больницы. Богдашов Александр Тимофеевич доставлен в Екатеринбург в тяжелом состоянии из Сысертской больницы, десять дней находился в коме и умер 25 октября, не приходя в сознание. Два с половиной месяца его тело хранилось в морге как невостребованное, затем похоронено за государственный счет на Восточном кладбище Екатеринбурга. Вообще свидетельство о смерти загс выдает только тогда, когда сдается паспорт умершего. Этого документа при погибшем не было, однако в истории болезни присутствовала его ксерокопия. Ее сочли достаточным основанием.
Богдашовы с умершим были знакомы. Бомж, о котором ничего известно не было, кроме имени (Володя), время от времени помогал Дмитрию на стройке за харчи и малую денежку. Появившись в очередной раз осенью, он сильно жаловался на опухшее горло и жестокосердие врачей, которые никак не хотят оказывать помощь беспаспортному. После этого он исчез.
- А через пару дней мне позвонила знакомая, она в Сысертской больнице работает. Сочувствовала, что папа заболел, - рассказывает Дмитрий. - Да он же здоров, говорю!
Как оказалось, чтобы попасть в заветные стены лечебного учреждения, бесфамильный Володя утащил паспорт Александра Тимофеевича. Дмитрий тут же съездил в больницу и изъял документ. Володя извинился. Врачи обнаружили у него гнойный абсцесс полости рта и после "пустяковой операции" через два-три дня обещали выписать. Однако обернулось все иначе - больной впал в кому. Тогда его доставили в Екатеринбург, в областную больницу, где он и умер под чужим именем и фамилией.
Две недели Дмитрий мотался в Екатеринбург и обратно, собирал документы: из загса, из больниц, от Уральской похоронной компании. Пухлой пачкой бумаг о чужом покойнике сейчас забиты сумки.
К празднику 23 февраля Дмитрий сделал подарок отцу - собрал все документы, заплатил 100 рублей пошлины и подал от его имени исковое заявление в Сысертский райсуд: "Прошу признать меня живым".
Наконец чиновники из Пенсионного фонда навестили Александра Тимофеевича вместе с участковым, и милиционер удостоверил его личность. В порядке исключения по заявлению пострадавшего выдали пенсию - единожды. "Но даже милиция не может исправить запись актов гражданского состояния. У нас все решает суд", - признается начальник Сысертского Пенсионного фонда.
Суд состоялся через месяц. Дело "мертвеца" рассматривал председатель суда Александр Трухин. Он тоже указывает на его уникальность:
- Дело выделяется из общего ряда: фактически человек просит признать его живым.
И такое чудо суду подвластно.
- Я не могла присутствовать на этом процессе, потому что была занята в другом, - рассказывает юрист Пенсионного фонда Елена Вершинина. - Но судья счел, что достаточно моего письма: несложный, говорит, процесс, дедушку в суд доставили - я и так вижу, что он живой.
Дело решили в течение получаса. Суд аннулировал запись актов гражданского состояния о смерти Александра Тимофеевича Богдашова. На словах же ему и его родным напомнили, что не следует разбрасывать документы где ни попадя, ведь вся история завертелась из-за того, что паспорт, основной документ гражданина России, не уберегли.
Сейчас Дмитрий Богдашов с Ниной Петровной заботятся только о том, чтобы о "деле" не узнала матушка Александра Тимофеевича, которая, несмотря на возраст, "бегает, стирает, убирается, скотину держит", а ей уже 95 лет. Долголетие - вещь наследственная. Александру Богдашову есть в кого жить долго.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников