«Будет сложно не обниматься с родными и друзьями...»

Экипаж перед возвращением с МКС на Землю примерил маски... Фото Олег Скрипочка / Роскосмос.

Экипаж вернулся из космоса совсем в другой мир


Минувшая ночь была бессонной для экипажа Международной космической станции. Там пересменка: из шести звездоплавателей трое возвращались на Землю. Это наш Олег Скрипочка, передавший командирские полномочия остающемуся на станции американцу Крису Кэссиди, и астронавты NASA Эндрю Морган и Джессика Меир. Олег и Джессика улетели в космос в сентябре 2019-го, а Эндрю Морган еще раньше — в июле. Тогда никто не мог представить, что через несколько месяцев на планету Земля обрушится столь масштабная напасть, что ее уже сравнивают с Третьей мировой войной. И им придется возвращаться с орбиты в другой мир.

В полночь трое покидавших МКС перешли в пристыкованный корабль «Союз МС-15», а утром в пятницу, 17 апреля, когда вышел этот номер газеты, они должны быть уже на Земле. Уверен в успешной посадке — корабли «Союз» отличаются высочайшей надежностью.

Да, космонавты очень соскучились по семье, по обычной земной жизни. Но и специалисты, обеспечивающие посадку, и сам экипаж, и их родные понимают, что вирус представляет повышенную опасность для организмов с сильно ослабленным иммунитетом (обычное дело в космическом полете, но ситуация резко осложняется в условиях пандемии).

Джессика Меир во время недавнего телемоста призналась, что много говорит и думает о коронавирусе, ситуация на Земле ей кажется невероятной, просто нереальной. Может быть, сознание как бы отторгает леденящие кровь земные новости, оберегая психику. Меня особенно поразила фраза Джессики, которая вырвалась у нее при ответе на очередной вопрос. «Думаю, я бы все равно хотела вернуться, чтобы увидеть знакомые места и лица...»

За этой фразой угадываются неслучайные и тревожные размышления: мол, а если б был выбор, остаться еще в космосе или вернуться, тогда как? Идти на риск? Но Джессика к концу экспедиции считала дни до возвращения. «Не могу поверить, что это мой последний понедельник перед возвращением к гравитации», — признавалась она несколько дней назад в «Твиттере». Готовясь к встрече на Земле с родными, сокрушалась: «Будет сложно не обниматься с членами семьи и друзьями. Учитывая, что я провела здесь семь месяцев и то, какой у меня характер, будет сложно не делать, но я знаю, что сейчас это правила игры на какое-то время...»

Врачи лучше других понимают важность максимально возможной защиты членов экипажа от проклятого вируса. И стараются делать все, что в их силах, не считаясь ни с какими затратами. Жесточайший режим сопровождал космонавтов перед запуском на МКС. Если вирус попадет на Международную космическую станцию стоимостью 150 млрд долларов, ее придется просто закрыть. Поэтому контроль за помещениями, за специалистами, врачами был беспрецедентный.

Как серьезнейшее ЧП было воспринято известие о том, что у девяти сотрудников предприятий Роскосмоса обнаружился вирус. Специальная комиссия тщательно изучала подробности: не пересекались ли где-то, даже случайно, их пути с кем-то или с чем-то соприкасающимся с космонавтами. Это была целая операция по изъятию заболевших и контактеров из коллективов. Инфекция была тогда приостановлена. Но по состоянию на 15 апреля уже 30 сотрудников отрасли подхватили вирус, в том числе и генеральный конструктор РКК «Энергия» Евгений Микрин. Кстати, о масштабах профилактики и защиты говорит хотя бы тот факт, что сам глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин сдает тест на коронавирус каждый день...

Не менее тщательно проводилась спецподготовка в поисково-спасательной группе Центрального военного округа к сегодняшней встрече приземлившихся космонавтов. Обычно расчетная траектория спускаемого аппарата во многом совпадает с реальной. Поисковики обнаруживают его еще в воздухе, большая часть техники оказывается невостребованной. Однако на всякий случай требуется полная ее готовность. На этот раз спускаемый аппарата «Союза МС-15» встречала такая армада: восемь вертолетов Ми-8МТВ-5-1, самолеты Ан-12 и Ан-26, 19 единиц спецтехники, включая пять восьмитонных вездеходов «Синяя птица». Так вот, салоны каждого из этих транспортных средств подвергались обработке особыми средствами так скрупулезно, будто это операционная. И сверху технику мыли как на парад. Проводилась также санитарная дезинфекционная обработка всего имущества.

Конечно же, и сами поисковики были в центре внимания медиков. Измерение температуры, тесты на наличие вирусных и инфекционных заболеваний, тщательные осмотры. Каждый из них пробыл необходимое время в карантине...

Но, может быть, наибольшие трудности возникли при решении вопроса о схеме эвакуации членов экипажа после приземления в Казахстане. Спускаемый аппарат с экипажем, по расчетам, должен был приземлиться юго-восточнее города Жезказган. В этом районе и ранее совершали посадку экипажи. Обычно приземлившихся звездоплавателей доставляют на вертолетах с места посадки в аэропорт Караганды, где американцев ждет боинг для перелета в Хьюстон, а россиян — самолет Центра подготовки космонавтов, который доставит наших в подмосковный аэропорт Чкаловский. Но сегодня все должно быть по-другому.

Необычная схема возвращения экипажа была представлена несколько дней назад на сайте NASA. Возможно, будут внесены коррективы, но накануне посадки экипажа об этом не сообщалось. А схема такая. Поисковики помогут выйти из спускаемого аппарата Скрипочке, Моргану и Меир, перенесут их в медицинскую палатку, проведут осмотр. Затем на российских вертолетах все отправятся не в Караганду, а на космодром Байконур. Здесь на аэродроме ждет самолет ЦПК. Мне говорили, что, возможно, наши летчики даже не будут выходить из кабины. Скрипочка и сопровождающие его лица из вертолета пересядут в самолет, который возьмет курс на Чкаловский аэродром под Москвой.

Что же касается американцев, то у них другой маршрут. Для начала их должны отправить в город Кызылорду, куда прибыл американский боинг. Но как именно? Еще вчера мне называли три варианта. Первый — на поезде, возможно, отдельный вагон, два часа пути. Другой вариант — на вертолете, что гораздо проще. Но здесь решение принимают власти Казахстана. Может быть, зона для полетов там закрыта? Третий вариант — на машине. Но это утомительно — все же 250 км...

Казалось бы, почему нельзя боинг разместить на аэродроме в Байконуре? Зачем после тяжелейшего длительного полета загонять астронавтов в Кызылорду? Официальные причины (например, на Байконуре нет авиа-диспетчера с английским языком) не выглядят убедительно. Думаю, все дело в пандемии коронавируса. Возможно, просто не хотят пускать в космическую гавань самолет из США, где больше всего в мире болеют и умирают от страшного вируса. Лучше уж перебдеть, чем отправить потом на орбиту смертельно опасную инфекцию. Здесь, думаю, не нужно ничего объяснять...

Вот так космонавты, стартовавшие в прошлом году с весьма благополучной планеты, которой они любуются из иллюминатора МКС, вернулись в совсем другой мир.



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?