03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОКУРОВ ВЪЕДЕТ В КАНН НА ТАНКЕ

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 17 Мая 2007г.
Вчера открылся 60-й Каннский кинофестиваль, в конкурс которого впервые за последние 13 лет вошли российские фильмы. Это "Изгнание" Андрея Звягинцева и "Александра" Александра Сокурова. Накануне отъезда в Канн мы побеседовали с продюсером и композитором картины "Александра" Андреем Сигле. Выпускник Ленинградской консерватории, он хорошо известен любителям рок-музыки. В 80-е в качестве аранжировщика и "клавишника" работал с Виктором Цоем и группой "Кино", "Алисой", "Наутилусом-Помпилиусом"... На счету Сигле-композитора музыка к сериалам "Улица разбитых фонарей" и "Агент национальной безопасности", к фильмам "Последнее дело Вареного", "Прохиндиада-2", "Русская симфония", "Гадкие лебеди"... Особое место в его творчестве занимает работа с Александром Сокуровым над фильмами "Телец", "Отец и сын" и "Солнце". В 2004 году Андрей Сигле основал студию "Proline-film", которая специализируется на авторском кино.

- Андрей, ваш фильм "Солнце" о японском императоре Хирохито, подписавшем в 1945-м капитуляцию в войне и отказавшегося от своего божественного сана, имел успех на Западе, но, я помню, вы с тревогой ждали премьеры в Японии. Чем закончился вояж в Страну восходящего солнца?
- В Японии мы с Александром Сокуровым провели три дня, в течение которых практически беспрерывно давали интервью газетам, журналам и телеканалам, что говорит о несомненном интересе японцев к фильму, который там побил в прокате все рекорды. "Солнце" для простых японцев оказался настоящим откровением, поскольку в Японии все, что касается жизни императора и капитуляция во второй мировой войне, - темы закрытые для обсуждения. Даже в документальной хронике японского самодержца можно показывать только издали, да и то со спины. К сожалению, приватной аудиенции с нынешним императором, сыном героя нашей картины, не было. Хотя она и планировалась. Но если министерство двора дало разрешение на покупку "Солнца", значит, фильм благосклонно принят Его Императорским Величеством.
- Окрыленный признанием, Сокуров, наверное, быстро снял свой новый фильм?
- Да, весь съемочный процесс "Александры" уложили в полтора летних месяца. В экспедицию ездили в Чечню. Натуру снимали в Грозном и его предместьях. Этого потребовал сценарий, кстати сказать, впервые написанный самим Сокуровым: до этого режиссер работал со сценаристом Юрием Арабовым. Согласно сюжету, в один из военных гарнизонов в Закавказский военный округ приезжает бабушка навестить своего внука офицера-контрактника. Из ее разговоров с внуком, с его сослуживцами, а потом и с чеченцами на улицах, на рынке постепенно вырисовываются судьбы, изломанные войной.
В Чечне я много общался с солдатами, местными жителями. И был поражен: они чуть ли не слово в слово повторяли те мысли, которые заложены в сценарии. Сокуров до этого не был в Чечне, но настолько глубоко проникся проблемами войны, что у него получился художественный фильм, снятый буквально с документальной достоверностью. И значительная заслуга в этом, конечно же, исполнительницы главной роли нашей великой оперной дивы Галины Павловны Вишневской, для которой это первый опыт работы в большом кино. Возможно, многие зрители в первых сценах даже ее не узнают, так искусно она перевоплотилась. Выбрав ее, Сокуров ни на йоту не обманулся, Вишневская держит на себе весь фильм.
- Неужели и она ездила с вами?
- Конечно. И вела себя как настоящий солдат. Мы жили в походных условиях. Дневная жара доходила до 47 градусов в тени. Проект оказался рискованным, но вполне оправданным: военный Грозный в питерском павильоне не воссоздашь. Мы постарались всячески минимизировать опасность, и часть декораций построили на территории воинской части, где ночевали. На "натуру" выезжали в сопровождении БТРов. Перед нами шли саперы, проверявшие, не заминирована ли дорога. Возвращаться нужно было засветло. Поэтому все делали быстро: разворачивали декорации, снимали несколько дублей и грузились обратно. Дисциплина военная. Мы пытались сделать жизнь Вишневской максимально комфортной. Но она смело залезала на броню, полтора часа тряслась по колдобинам в духоте машины, где было всего одно окошечко для автомата. Многие бывалые киношники обретали душевные силы, глядя на то, как Вишневская, стиснув зубы, справлялась с поставленными ей Сокуровым задачами.
- Вас коснулся синдром войны?
- Отчасти, да. В Чечне очень непростая ситуация. Взаимоотношения между чеченцами и русскими остаются напряженными, что мы, конечно же, отразили в фильме. Боюсь, пожар войны будет тлеть еще долго. До сих пор там гибнут люди, и в военных гарнизонах у палаток приспускают флаги с траурными ленточками - значит, кто-то погиб. От пули не застрахован ни генерал, ни рядовой. Однажды, когда мы снимали в Грозном, по соседству шел настоящий бой. Было и такое, что нашу автоколонну на дороге останавливали люди в масках, наша охрана - а это и чеченская милиция, и ОМОН, и ФСБ - вступали в переговоры, как правило, весьма эмоциональные, и мы ехали дальше. Спрашиваю у охранников: кто это был? Отвечают: мы не знаем, у них при себе нет других документов, кроме оружия. Вообще в Чечне с автоматами ходят все, даже безусые подростки. Имеют ли они на это право? Такие вопросы никто не задает. Как бы там ни было, но я рад, что фильм получился, и все мы вернулись домой живыми. И вдвойне рад, что "Александра" в эти дни будет представлять российское кино на главном кинофестивале мира.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников