10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, РАЗДЕВАЙТЕСЬ!

Данилкин Александр
Опубликовано 01:01 17 Июня 2002г.

Каждую неделю в столице ликвидируется один, а то и больше публичных домов. Об успешных

Каждую неделю в столице ликвидируется один, а то и больше публичных домов. Об успешных милицейских рейдах борцы с общественной безнравственностью победно сообщают прессе. Одна из последних операций - разгром дома свиданий, спрятавшегося под вывеской довольно известного столичного ресторана "Сафари". На момент милицейского визита здесь обнаружилось четыре десятка жриц любви и 20 клиентов. К слову, заведение это считалось одним из самых "престижных" в городе среди себе подобных. Основными ходоками сюда были иностранцы и богатые соотечественники. Обслуживание производилось по высшему разряду.
Любопытная деталь: как ни стараются правоохранители, притонов в городе меньше не становится. Скорее, больше: похоже, этот вид бизнеса становится все доходнее - открываются новые притоны, куда слетаются и новички, и путаны из уже разгромленных домов терпимости.
Сколько же публичных домов действует сегодня в Москве? Точную цифру никто вам не скажет - проституция в стране официально запрещена, а значит, и об официальной статистике речи быть не может. Зато узнать, сколько борделей было, например, в царской России, можно: до революции проституция была легализованной. К началу прошлого века Россия имела 2000 зарегистрированных публичных домов. В одном только Питере их насчитывалось около двух сотен. Издавались даже специальные правила для содержательниц публичных домов: открывать заведения разрешалось только женщинам среднего возраста (от 30 до 60 лет), несовершеннолетних девушек на работу не принимать, обязательно проводить регулярные медицинские осмотры и т.д.
В современной Москве все обстоит иначе. Основная масса путан - приезжие, в том числе и из стран СНГ. Рынок сексуальных услуг здесь давно уже превратился в индустриального монстра, вокруг которого крутятся десятки миллионов долларов, а правил "игры" как не было, так и нет до сих пор. Кадровый состав столичных подпольных борделей - вечная головная боль для хозяев: все время нужны новенькие. Часть будущих проституток приезжают в Москву сами и без труда находят адреса домов терпимости. (В отличие от стражей порядка, которые с таким трудом добывают их "в результате сложных оперативных комбинаций".) Однако не стоит думать, что кадровая работа у акул сексуального бизнеса поставлена на самотек. Во многих провинциальных газетах в самых отдаленных уголках нашей родины можно прочитать объявления типа: "Приглашаются девушки для работы в Москве, оплата высокая". Иногда даже указывают сумму: 2 тысячи долларов. Казалось бы, можно не сомневаться, в каких отраслях планируется использовать провинциальных красавиц. Но бывает и так, что узнают они об этом только на рабочем месте: "Никаких танцовщиц, официанток и секретарш - раздевайтесь!"
Прошедшие конкурсный отбор "счастливицы" доставляются в столицу, где нередко у них отбирают паспорта и с первых же дней заставляют приступить к "работе".
Московские бордели, как и в прошлые века, подразделяются на различные категории. Так, недавно в одном из домов на Зубовской площади было ликвидировано заведение, которому впору было присваивать гостиничные "пять звездочек". Кроме того, что апартаменты были обставлены по самому высшему разряду, сами проститутки напоминали профессорских дочек: одни писали стихи, другие всерьез изучали иностранные языки, а некоторые даже учились в престижных вузах.
И все же основной массе путан приходится работать в условиях, близких к экстремальным. Например, когда сотрудники "полиции нравов" в подмосковных Химках ворвались в здешний притон, они обнаружили там стайку запуганных и изможденных девиц из Украины. Хозяева не только превратили их в живой конвейер по обслуживанию клиентов, но еще и сами, накачавшись наркотиками, издевались как могли над беззащитными дамами. За несколько минут до появления в притоне милиционеров хозяин-наркоман, куражась, всерьез предложил одной из путан за мелкую провинность сделать выбор: либо получить 100 ударов резиновой палкой, либо самой отрезать у себя кусочек языка...
Между тем, кроме "обычных" публичных домов с некоторых пор в Москве появились и довольно экзотические. Так, подпольный публичный дом организовала студентка из Кении. В перерывах между лекциями и экзаменами в Университете дружбы народов она руководила притоном, при этом нередко сама "становилась к станку", чаще всего, правда, по просьбе клиентов.
В городе, где с каждым годом все больше укрепляется диаспора выходцев из Юго-Восточной Азии, появились еще и заведения, предназначенные только для китайцев или вьетнамцев. Один из таких борделей располагался на улице Панфилова, в общежитии, где проживали граждане КНР. Хозяева-китайцы женщин доставляли из собственной страны. Группа девушек оформлялась в качестве туристок. Со слов китайских представительниц древнейшей профессии, на родине им обещали работу в России в качестве официанток. А уже в Москве соотечественники отобрали у них паспорта и заставили заниматься проституцией, при этом еще и запугав, что чуть что, расскажут на родине, чем "туристки" занимаются на самом деле.
В конце концов китаянок отправили на родину, в отношении же их хозяев-земляков заведено уголовное дело.
По свидетельству милиционеров, вьетнамские дома терпимости в Белокаменной носят более интернациональный характер, поскольку там принимают не только соотечественников. Расположены они в целях экономии чаще всего в не самых респектабельных квартирах.
В отличие от уличных проституток ночные бабочки, работающие в публичных домах, считают себя более высшей кастой. И если они приписаны к так называемым элитным салонам, где оплата самая высокая, а клиенты относительно приличные, многие за свою работу держатся обеими руками и всерьез боятся быть уволенными. Однако как бы там ни было путаны в наши дни редко вызывают у общества сочувствие. А вот в начале прошлого века многие сознательные интеллигенты считали, что проститутки - жертвы общества и их нужно спасать. Одно время молодые люди из интеллигентского сословия не считали для себя зазорным вступать в брачные узы с проститутками. Это был такой своеобразный жест благородства: а как же иначе спасти честь порочной женщины. Между прочим, среди подобных романтически настроенных молодых людей был и легендарный лейтенант Петр Шмидт, впоследствии командовавший взбунтовавшимся крейсером. Шмидт женился на молодой проститутке.
Современные молодые люди на подобные благотворительные жесты менее настроены. Они увлекаются больше компьютерами, чем спасением развратных душ. И не случайно: самая полная информация о столичных публичных домах содержится в... Интернете. Там десятки сайтов, где желающий может себе выбрать подругу на ночь на любой вкус. Данных больше, чем надо: лицо, тело, рост, вес, цвет глаз и волос, размер бюста и обязательно сексуальная ориентация. Стоит лишь набрать номер телефона. Милиция же тем временем в поте лица ищет другие бордели. А может, не ищет?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников