10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

О БЕСАХ И АНГЕЛАХ

Турков Андрей
Опубликовано 01:01 17 Июня 2003г.

Один из первых читателей романа Бориса Евсеева "Отреченные гимны" сказал, что это -

Один из первых читателей романа Бориса Евсеева "Отреченные гимны" сказал, что это - озадачивающий роман.
Соглашаясь, добавлю: о столь же озадачивающем времени.
В конце позапрошлого века, в схожей исторической ситуации Иван Александрович Гончаров писал, что "современную текущую жизнь" (когда, по известному толстовскому выражению, все перевернулось) очень трудно отразить в литературе. Тут, если не довольствоваться простой хроникой событий, надо, подобно, например, Салтыкову-Щедрину, не подчиняться никаким стеснениям художественной формы...
И в книге Евсеева есть эта свобода, ошеломительный полет фантазии, поистине головокружительный сюжет, причудливо, гиперболически, даже как-то дразняще высвечивающий и укрупняющий множество явлений, тенденций, фигур нашей "перевернувшейся" действительности и сам ее лихорадочный темп, когда, по авторскому выражению, даже ангелы за нынешними скоростями не поспевают.
За интригующе запутанной фабулой, где в центре - некие засекреченные эксперименты над... душой, попадающие, как ныне водится, под хищный глаз самых разных влиятельных "сфер" и "структур", отчетливо выступает главная авторская тревога, забота, боль - о тех испытаниях, которым подвергается нынче реальная душа человека.
То комическое, то отвратительное, то зловещее мельтешение соблазняющих и преследующих ее ныне "бесов разных", в чьих ликах поблескивают черточки знакомых нам персон (чего стоит хотя бы следователь, выпустивший на волю отъявленных мошенников в убеждении, что они... экономику подымут!), время от времени сменяется в повествовании как бы старинными фресками, грозно воскресающими картинами загробных мытарств человеческих душ.
Паноптикуму "сильных мира сего", будь то губернатор - и по имени-то Сила! - или подвизающийся на Старой площади "сочинитель слухов" (али политолог?) Дюдя Тимерчик или горластая стая газетчиков, готовая с пеной у рта требовать свободу... мату, - противопоставлены и главный герой книги, носящий подчеркнуто незначительную и смешную фамилию - Нелепин, и доктор Авилов с его старомодными манерами и столь же "нелепыми" для паноптикума убеждениями: "Совесть - функция защиты человеческого рода". Обхохочется тот, кто провозглашает, что "благородный человек знает только выгоду, низкий... знает только долг" (в пику мудрецу Конфуцию, говорившему прямо противоположное).
Никак не последний в "старомодном" стане - и сам автор, то вносящий в повествование чистую, освежающую и обнадеживающую лирическую ноту, словно бы позволяющую читателю облегченно вдохнуть "кроткий воздух полей" или полюбоваться каким-то московским уголком, то взрывающийся горячим монологом: "Провозгласил современный мир: Бог, совесть, душа - не нужны, избыточны! Однако ж есть места, где покуда это не так. И одно из мест таких последних - Россия".
Закрывая книгу, вспоминаешь слова, сказанные одним из персонажей Нелепину: "Слаб ты для такой "материи"! И другие слабы. Не годится вам пока сгущать ее. Уловите где клочок - и то слава Богу!" Но думаешь, что в самом-то романе художественное "сгущение" всего окружающего нас как раз и произошло. Тут уж никак не "клочок", а серьезная картина. Которую одним взглядом и не охватишь...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников