02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОГНЕННАЯ ЛОВУШКА

Это трагическое ЧП в небе над Чечней случилось, напомню, 19 августа 2002 года под Ханкалой. Зенитной ракетой был сбит вертолет Ми-26, на борту которого находились 154 военнослужащих. 127 из них погибли. В последнее время выяснились новые подробности происшедшего.

СВАДЕБНЫЙ ПОДАРОК
В зале Ростовского областного суда стойкий запах валерьянки. В течение двух дней судья зачитывает приговор, который слушают почти 150 человек - родственники погибших. Многие впервые узнают жуткие детали: "Скальпированная рана головы, перелом позвоночного столба, травматическая ампутация конечностей..." Чаще других повторяется фраза: "Тотальное обгорание останков".
- Был сын, стал "труп номер такой-то", - с горечью замечает одна из матерей.
- Многие сгорели заживо уже на земле, - сквозь слезы говорит другая. - Неужели никак нельзя было спасти?
...Лейтенант Дмитрий Смирнов позвонил из Чечни домой за день до гибели. Хотел передать поздравления с днем рождения отца - тот лежал в больнице.
- Сынок, папа умер четыре часа назад, - сообщила мать. - Приезжай хоронить.
- Не могу - отвечаю за солдат. Должен доставить к месту службы. Скоро вернусь, - ответил.
- На следующий день родственники, вернувшиеся с похорон, узнали о гибели Ми-26. В части, куда позвонила еще не оправившаяся от одного горя мать, вначале обнадежили - Смирнов вроде бы летел другим вертолетом. Потом выяснилось, что в Калиновскую отправили только вещи Дмитрия, а самого его откомандировали в Ханкалу - тем самым Ми-26. Портрет и обгоревшие часы, стрелки которых остановились на цифре 5, - все, что осталось у матери от 23-летнего сына.
Лейтенанту Виталию Масловскому, накануне закончившему Санкт-Петербургский военный железнодорожный университет, вместо положенного месячного отпуска дали всего 10 дней. И то - в связи с предстоящей свадьбой. Слова командира, сразу же после этого отправившего Виталия в Чечню, до сих пор звучат в ушах молодой вдовы Светланы: "Делаю вам свадебный подарок". Светлана успела побыть замужем 13 дней. Ее глаза полны слез. "Как думаете, он умер сразу? Хоть не мучился перед смертью?" - спрашивает тех, кто остался в живых.
Евгений Турцев летел в Ханкалу в хорошем настроении. 25-летнего капитана ожидало повышение. Беременную жену отправил в Воронеж к родственникам. Звонил ей каждый вечер, имея такую возможность - он специалист по радиоэлектронной связи. 19 августа звонки неожиданно прекратились. Оля уже знала о сбитом вертолете, но избегала страшной догадки. Родственники успокаивали: "Все будет хорошо, думай о будущем ребенке". Потом свекровь уехала в Ростов-на-Дону. Позвонила оттуда: "Не знаю, как сообщить Оле. Лаборатория подтвердила... Тело Жени завтра везут в Воронеж". "Не может быть!" - воскликнула Ольга. Никто не предполагал, что она случайно взяла параллельную трубку. Ночью у нее начались схватки. А к утру, на девятый день гибели Жени, родился сын. Назвали Антошей, как хотел отец.
Я спросила у Ольги, думает ли она, что ее сын тоже может стать военным? "Женя был настоящим офицером. Его наградили орденом Мужества. Он мечтал, чтобы сын продолжил его дело. Конечно, я возражать не буду".
Антоше сейчас год и девять месяцев. Он никогда не видел отца, знает его только по фотографиям.
"ВЛЕТЕЛ ОГНЕННЫЙ ШАР"
Разыскиваю немногих, кто, по счастью, выжил в катастрофе Ми-26. Анатолий Шокотько, участник обеих чеченских кампаний, начальник склада ГСМ, вез отчеты в Ханкалу. В вертолет сел одним из последних. Поэтому место досталось в хвостовой части. Уставший прапорщик положил сумку под голову, задремал. Успел заметить, что вертолет битком набит. Человек сорок сидели, в основном на узлах и сумках, остальные (больше ста) стояли. Много различного груза. Подразделение летело к месту дислокации, везли даже кур в ящиках. Позже выяснилось, что вместо двух рейсов сформировали один. Списки не соответствовали числу летевших, что после ЧП внесло дополнительную сумятицу.
Сквозь дремоту Шокотько услышал легкий хлопок. Вертолет дернулся куда-то вбок - и тотчас мощная струя керосина хлынула в салон. Следом вкатился огненный шар. Позже выяснилось, что бандиты стреляли из ПЗРК "Игла". Внутри вертолета все вспыхнуло, на людях загорелась одежда. "Я, - рассказывает Анатолий, - пополз было к иллюминатору, но потерял сознание". Очнулся, почувствовав струю свежего воздуха. Вертолет уже лежал на земле. Кто-то разбил стекло иллюминатора. Шокотько выпрыгнул наружу, стал сбивать с себя пламя. Тут же заметил убегавших от вертолета десантников из Камышина. "Куда вы? Назад!" - крикнул вслед. Окружавшую местность он знал хорошо, в той стороне - минное поле. Но ребята, видно, не услышали. Один за другим прогремели взрывы. Анатолий увидел над полем в клубах дыма и пыли жуткую картину... "Те солдаты, что побежали за мной к дороге, спаслись", - говорит прапорщик. Сам он почти три месяца пролежал в госпиталях - переломы и сильные ожоги.
Другой счастливчик, 18-летний рядовой Валентин Цыплятников. После учебки его сразу направили в Чечню. Находился в передней части вертолета. После попадания ракеты у него зазвенело в ушах. Повалил ядовитый дым. Дышать стало нечем. Попав в настоящий ад, помог выбраться ослабевшему товарищу. Сам получил сильные ожоги. Собрав последние силы, живым факелом выбрался наружу.
Когда потерявшего сознание Цыплятникова положили на носилки медики, то не надеялись, что выживет. Площадь ожогов составляла 84 процента. Не приходя в сознание, полтора месяца пролежал в реанимации. Затем полгода его выхаживали в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. Две остановки сердца и одиннадцать операций по пересадке кожи. А вернувшись из ада, учиненного чеченскими боевиками, попал в кошмар чиновничий. Военное начальство не признает, что Цыплятников (призывался из села Богородского в Нижегородской области) участвовал в боевых действиях. Утверждает - он только направлялся к месту службы. Абсурднее не придумать: что-то вроде туризма, выходит. И комиссовали парня из армии... по болезни. "Это где ж я такую болезнь подцепил?" - протягивает он руки, на которые и взглянуть-то страшно. На одной вообще нет пальцев. На другой они скрючены, практически не двигаются.
Тем не менее парень сумел освоить компьютер, хочет учиться на экономиста. В год учеба стоит почти пять тысяч. При пенсии в 1500 рублей, что назначили ему чиновники, оплачивать учебу невозможно. Обращался Валентин в разные инстанции, и районные, и областные. Отовсюду получил лишь отписки.
Намытарился после катастрофы и другой выживший паренек - рядовой Константин Гожий, родом из станицы Воронцовской Краснодарского края. Несмотря на многочисленные переломы, ожоги и сотрясение мозга, полтора года упорно доказывал, что в горящем Ми-26 был не на прогулке. Помог Константину депутат краевого Законодательного собрания. "Если бы не он, я до сих пор не получил бы нужных документов", - делится горьким опытом с Цыплятниковым.
БЕЗОТВЕТНЫЕ "ПОЧЕМУ?"
Следствием доказано, что пять членов террористической группы ввезли на территорию Чечни ПЗРК "Игла". Разместили на втором этаже разрушенного здания, а затем выстрелили по заходившему на посадку Ми-26. "Сюжет" отсняли на цифровую видеокамеру. Один из пятерых, Доку Джантимиров, получил пожизненный срок. Остальные находятся в федеральном розыске.
Справедливость торжествует? Да, но не только боевиков родственники погибших обвиняют в случившемся. Они обратились в Главную военную прокуратуру РФ с вопросами: почему в нарушение приказа министра обороны РФ на грузовом вертолете перевозили людей? Почему вместо разрешенных 85 на борту находились 154 человека, что, по мнению комплексной летно-технической комиссии, "обусловило особую тяжесть последствий случившегося ЧП"? Почему в нарушение инструкций бортмеханик находился в кабине экипажа, вместо того чтобы быть в салоне и в случае необходимости организовать аварийную высадку? "Никто не знал, как открыть двери, есть ли запасной выход. Люди горели, оказавшись заблокированными внутри..." - рассказывали автору этих строк очевидцы. Почему не было вертолетов сопровождения? Не получив, как они считают, ожидаемых ответов из Главной военной прокуратуры и посчитав, что виновные не понесли должного наказания, родственники написали письмо президенту страны.
- Наших детей, братьев, мужей уже не вернуть. Но мы не хотим, чтобы подобная трагедия повторилась, - объясняют они свои волнения...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников