03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАРК ЗАХАРОВ: СБЕРЕЧЬ ЛИЦО ОТ МЕЛЬТЕШЕНИЯ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 17 Июня 2006г.
На театральной карте Москвы Ленком занимает особое положение. Он не просто модный, у него есть свое неповторимое творческое лицо, подражать которому бессмысленно, потому что здесь существует неразрывная сцепка худрука со своими актерами, порождающая феномен коллективного мышления. Видимо, поэтому его звезды так дорожат своим домом и не собираются покидать его даже ради высоких заработков.

- Марк Анатольевич, недавно вы ушли с Всероссийского форума "Театр - время перемен", которому Союз театральных деятелей придавал такое огромное значение. Были неотложные дела или вы поняли, что не услышите ничего для себя нового?
- Я много раз бывал на таких мероприятиях и неоднократно убеждался: как только театральная братия собирается вместе и пытается решить какие-то очень важные для себя вопросы, все сводится к эмоциям и маниловским рассуждениям. И когда на этом форуме я услышал претензии к молодежи, употребляющей много пива, к телевидению, пропагандирующему секс и насилие, и так далее, то мне стало скучно, и я решил не тратить свое драгоценное время на говорильню. К тому же я понимал, что тот документ, который будет выработан в итоге этого собрания и направлен в правительство, напишут специалисты, разбирающиеся в театральной экономике.
- И тем не менее я не поверю, что вас не волнует дальнейшая судьба репертуарных театров в России, которая там обсуждалась. Ведь государство пытается откреститься от них, поскольку они экономически нерентабельны. И им грозит гибель.
- Я реалист и понимаю, почему правительство пытается сделать так, чтобы репертуарные театры сами зарабатывали. Их действительно очень много, и они отягощают бюджет. Но я понимаю и то, что серьезный театр не имеет никакого отношения к шоу-бизнесу, и если мы хотим сохранить театральную культуру, то в нее надо вкладывать деньги. Тем более что большинство театров находится в провинции, а там без государственной дотации не выжить. В отличие от столичных коллективов спонсоры у них нескоро появятся, никакие бизнес-хитрости не помогут, и тогда неминуемо закрытие, в результате которого в ряде регионов культурный процесс просто остановится.
Когда группа ведущих деятелей сцены встречалась с Владимиром Путиным по поводу предстоящей театральной реформы, я сказал: "Сейчас невозможно просчитать материальную пользу от прочтения "Войны и мира" Толстого, но, вероятно, в будущем ее рассчитают на компьютерах. И тогда станет понятно, что это та огромная величина, которая закладывается в духовный базис народа, его культуру и никогда впрямую, в данный момент, не переводится на денежные знаки". В этом смысле мудро поступает Юрий Лужков и его правительство, оказывая материальную поддержку столичным коллективам, принимая именно такие ценности. К тому же и те театральные здания, которые были специально построены под Евгения Колобова ("Новая опера"), Анатолия Васильева ("Школа современного искусства"), Александра Калягина ("Et cetera"), тоже никуда не денутся. И потом на место прежних руководителей придут другие, молодые, которые, возможно, найдут новые пути совмещения серьезного театра с коммерческими проектами, чтобы материально оправдывать свое существование на 70-80 процентов, как это сейчас происходит, например, в Германии.
- Когда речь заходит о коммерции и заработках, возникает вопрос, почему такие артисты, как Инна Чурикова, Олег Янковский, Александр Збруев, не уходят из Ленкома. Ведь они могли бы отлично существовать и без него. Родной театр связывает руки?
- Некоторые наши артисты проводили такую разведку. То есть пытались какое-то время пожить вне коллектива, но потом все равно возвращались. Однажды мы отпускали Олега Янковского во Францию, где он играл главную роль в модном спектакле. И все было бы ничего, да только после месяца эксплуатации этой постановки все артисты разбрелись, и Олег Иванович понял, что ему надо искать другой театральный проект и заново в него внедряться. Тогда-то он и ощутил все преимущества русского репертуарного театра.
Да, наши артисты много снимаются в кино и в телесериалах. Но они также знают: пока в Ленкоме сохраняется структура студийного театра-дома, они могут на его площадке приобретать то мастерство, которое потом превратится в художественный "товар" в других местах. Я никогда не противлюсь их участию в кино, только у нас существует одно правило: как только новый спектакль подходит к выпуску, все съемки прекращаются. Такие артисты, как Леонид Броневой, Олег Янковский, Александр Збруев, понимают, что нельзя бесконечно эксплуатировать свое лицо на экране, и осознанно ограничивают себя. К тому же существует такой закон телевизионного восприятия: вначале интерес, внимание, популярность, радость, а потом наступает момент, когда это лицо начинает раздражать зрителей. Поэтому я очень боюсь за талантливого Евгения Миронова. По-моему, его сейчас многовато на телеэкране. И не случайно в Америке рядом с популярным артистом всегда есть агент, который советует ему, где и в каких ролях сниматься и с какой периодичностью. У нас, к сожалению, таких людей нет.
- Марк Анатольевич, ну а почему вы сами не ставите спектакли за рубежом?
- После того как я два раза ставил в Германии, то понял: мне жалко отдавать свои сочинения чужому зрителю, с которым меня ничего не связывает, а просто ради денег - это неинтересно.
- Скажите, зрительское восприятие за последнее время тоже изменилось?
- Конечно. Зрители изменились вместе со временем. В моем фильме "Обыкновенное чудо", если помните, был король. Его играл Евгений Леонов, который поднимал руку, как наши бывшие вожди на мавзолее. Так вот однажды Евгений Павлович сказал мне: "Маркуша, надо переснимать этот эпизод, потому что впоследствии он утратит свою актуальность". И оказался прав. Когда состоялась премьера "Обыкновенного чуда" в Доме кино - а это было время "железного занавеса", - то зал в этот момент взорвался аплодисментами. А сейчас, думаю, он не вызовет таких сильных эмоций. Современные зрители просто не увидят аналогий.
- Но зато ведь и вам теперь дышится свободнее. Цензура уже не выискивает такие крамольные намеки, не закрывает спектакли.
- Может быть, дышится и свободнее, но существовать в этой профессии по-прежнему сложно. Не только из-за рыночной экономики, трудно конкурировать с огромным количеством информации, поступающей с телевизионных экранов. В силу этого пресыщенные зрители требуют от нас все больше и больше эффектов.
- Не ради ли этих эффектов вы посещаете спектакли молодых авангардистов, чтобы потом использовать их в своих спектаклях?
- Корыстные цели тут ни при чем, у меня свой путь, но всегда надо знать, чем дышат другие. Поэтому когда смотрю чужие спектакли, то не думаю о прямом заимствовании. При этом очень часто вижу в них свои постановочные приемы, но, представьте, нисколько по этому поводу не переживаю.
- Вам как руководителю театра иногда приходится делать актерам больно, снимая их с ролей из-за возраста. Конфликты на этой почве случаются?
- Конечно, это вопрос болезненный и для меня, и для исполнителей, но бывает и так, что актеры сами предлагают мне подумать о замене. В свое время это сделали Николай Караченцов и Инна Чурикова, игравшие много лет возлюбленных в спектакле "Тиль": им стало неловко произносить текст, предназначенный для молодых. Сейчас я вынужден был снять с роли Кончиты в "Юноне" и "Авось" Большову и заменить ее на юную актрису, которой можно дать 16 лет. Надеюсь, это не превратилось для Анны в большую драму.
- Но ведь вашей дочери Александре Захаровой тоже надо думать о переходе в другую возрастную категорию, поскольку ей уже 40 лет. Вы к ней предъявляете более жесткие требования, чем к другим артистам, или жалеете по-родственному?
- Мои чувства к дочери никак не должны отражаться на работе, и если я вижу, что она может сыграть ту или иную роль, то даю ей играть, если нет, то извините. Она до сих пор страдает по поводу моей принципиальности, ведь я долгое время занимал ее только в массовке. А, по-моему, это хорошая школа, после нее актер больше дорожит своими ролями. Не скрою, мне приятно было, что Александру замечали и другие режиссеры. Так, в спектакле Глеба Панфилова "Гамлет" она сыграла Офелию, а после фильма "Криминальный талант" стала очень популярна среди дам теневого бизнеса. Когда они встречали ее на улице, то предлагали ей разные вещи. Смешно, правда?
- Скажите, вы всегда пытаетесь рассмотреть неординарную ситуацию со смешной стороны?
- Пытаюсь. Этому я учился у своего друга Григория Горина.
- Вы думаете, он бы одобрил ваш выбор "Недоросля" Фонвизина?
- Пока я только думаю, прикидываю и пытаюсь апробировать эту пьесу на своем режиссерском курсе в ГИТИСе. Если наши актеры поддержат меня в этом рисковом проекте, то, возможно, мы и включим Фонвизина в репертуар театра.
- Ленком еще поборется за свое первенство?
- Несомненно. Думаю, с этой актерской командой мы преодолеем многое, в том числе и трудные барьеры нашего времени.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников