10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗА БЛАГОПРИСТОЙНЫМ ОБРАЗОМ - НЕБЛАГОВИДНЫЕ ДЕЛА

Кононов Петр
Опубликовано 01:01 17 Июля 2001г.
Российская экономика медленно, но уверенно начинает выходить из полосы кризисов и провалов. Статистические данные свидетельствуют о том, что в стране наметился некоторый промышленный рост, а положительная динамика экономического развития позволяет инвесторам с большей уверенностью вкладывать средства в наши предприятия. По словам премьера Михаила Касьянова, по итогам 2000 года объем иностранных инвестиций в российскую экономику вырос на 20 процентов и достиг 8 млрд. долларов. Около половины иностранных инвестиций было направлено непосредственно в российскую промышленность. Как подчеркнул премьер-министр, основную часть этого показателя составили внутренние инвестиции.

Однако для максимально быстрого развития реального сектора экономики одних лишь внутренних инвестиций будет явно недостаточно. Необходимо побудить иностранного инвестора вкладывать средства в развитие отечественных предприятий. Для этого нашим компаниям подчас не хватает имиджа прозрачных, высокоэффективных, некриминализованных и нацеленных на долгосрочную перспективу развития своего бизнеса.
Правда, как показывает практика, под маской иностранного инвестора иногда скрываются обыкновенные аферисты, и вместо долгожданных средств на развитие предприятие получает лишь многочисленные проблемы, отдавая новоявленному партнеру контроль над финансовыми потоками предприятия и рычагами управления.
Подобная ситуация сложилась в совместном предприятии под названием "Югранефть". В его создании в 1991 г. с российской стороны участвовала компания "Черногорнефть", а в качестве иностранного партнера выступила компания "Норекс петролеум" - фирма, созданная пятью выходцами из СССР.
При создании уставный капитал корпорации "Югранефть" был определен в 2 млн. долларов США, а год спустя - увеличен до 11 660 000 долларов. Причем российский акционер "Югранефти" - "Черногорнефть" полностью оплатила свой вклад, а иностранная компания, в свою очередь, передала в уставный капитал ряд "ноу-хау", ценность которых для нефтедобывающего предприятия представляется весьма сомнительной.
Подобные "вложения" свидетельствовали о том, что зарубежный акционер "Югранефти", по-видимому, не был слишком заинтересован в долгосрочной перспективе развития предприятия. Ну и, разумеется, "Норексу" оказалось по вкусу снятие сливок со столь выгодного производства, как добыча нефти с последующим экспортом.
Однако вмешаться в ситуацию "Черногорнефть" не смогла, так как через некоторое время вообще оказалась фактически отстраненной от участия в управлении "Югранефтью". На состоявшемся в июле 1999 года общем собрании акционеров усилиями "Норекс петролеум" доля российского акционера в СП сократилась с 40 процентов до 1,45. С этого момента "Норекс" вообще перестал информировать "Черногорнефть" о том, что происходит в компании, а также предоставлять какие-либо финансовые сведения о деятельности "Югранефти".
Потери "Черногорнефти" от такого "плодотворного" сотрудничества этим не ограничились. Чтобы не вводить себя в лишние траты, в нарушение действующих правил "Югранефть" не стала устанавливать у себя узел учета и подготовки нефти. Его отсутствие привело к тому, что "Черногорнефть" потеряла возможность контролировать качество сдаваемой ей "Югрой" нефти, теряя на этом тысячи тонн своей нефти ежегодно.
За это время у "Черногорнефти" сменился собственник. Да и сама компания поменяла название, превратившись в "ТНК-Нижневартовск". Новые хозяева "Черногорки", получив в наследство вместе с предприятием и массу неурегулированных проблем с иностранным партнером, решили все-таки побороться за свое имущество и для начала прекратили принимать от "Югры" нефть непонятного качества.
Получившие отпор зарубежные собственники тут же обратились в различные инстанции с жалобами на ущемление прав иностранных инвесторов. А ТНК, решив защищать свои права до конца, обратилась в арбитражный суд, который подтвердил владение "Черногорнефтью" (ныне "ТНК-Нижневартовск") 40-процентной долей в "Югранефти".
Тогда ТНК решила всерьез взяться за возвращение контроля над утерянными активами. С этой целью компания обратилась в суд с просьбой признать недействительным вклад "Норекса" в уставный капитал "Югры" в виде тех самых "ноу-хау", а также созвала собрание акционеров СП.
Результатом собрания стали изменения в руководстве "Югранефти": Людмилу Кондрашину, назначенную "Норексом" и руководившую "Югранефтью" на протяжении практически пяти лет, сменил Александр Берман. Но вступить в должность ему так и не удалось, поскольку Людмила Кондрашина отказывается передавать новому руководителю печать предприятия, оригиналы лицензий на месторождения "Югранефти" и финансовую документацию о деятельности компании. Мало того, бывший гендиректор предприятия пытается еще более накалить обстановку вокруг "Югранефти", распространяя информацию о якобы имевших место вооруженных захватах офиса компании в Нижневартовске. Таким образом, ситуация вокруг "Югранефти" по-прежнему остается неурегулированной, а конфликт между акционерами компании приобретает характер публичного скандала.
Ясно пока только одно: далеко не всегда иностранный партнер - особенно оффшорный - готов вкладывать средства в развитие российских предприятий и подчас настроен лишь на получение прибыли в ущерб интересам российской стороны. Видимо, "непрозрачность" и "криминальные способы ведения бизнеса" не являются атрибутами исключительно российских предприятий. Как показывает практика, за благопристойным образом иностранного партнера иногда скрывается обыкновенный любитель легкой наживы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников