10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МНЕ НЕ БЫВАЕТ СТРАШНО

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 17 Июля 2003г.
Со следующего года суды присяжных будут действовать на всей территории Российской Федерации. Московский областной суд стал первым в нашей стране, где начали работать суды присяжных. С учетом девятилетнего опыта Мособлсуда можно судить о том, нужны ли они в нашей стране, насколько готовы мы к тому, что выносить приговор будут "люди с улицы", а деньги на их содержание придется тратить из федерального бюджета. Об этой и других проблемах российского правосудия рассуждает председатель Московского областного суда кандидат юридических наук Светлана Марасанова.

- Светлана Викторовна, именно в вашем учреждении впервые в России начали работать суды присяжных. Вы даже защитили диссертацию на эту тему. Надежды оправдались или проблем оказалось больше, чем вы ожидали?
- Мои надежды оправдались. Только в таком суде правильно выдерживаются функции сторон, выносится более трезвое, продуманное и объективное решение. На судью теперь нет смысла оказывать давление, потому что решение принимает не он, а присяжные заседатели, на которых влиять значительно сложнее. Приговор суда присяжных воспринимается обществом как более справедливый акт.
- В одном из своих интервью вы сетовали на то, что в суды присяжных люди идут очень неохотно, порой им нечем платить зарплату. Был даже случай, когда они объявили забастовку, и вам пришлось "скидываться" и платить из своего кармана.
- Да, было дело. Но в 1995-1996 годы, когда в стране вообще складывалась очень сложная экономическая ситуация, средств в бюджетных организациях не хватало. Теперь проблем с выплатой денег присяжным заседателям не возникает. Однако люди по-прежнему с опаской идут в присяжные заседатели. По статистике, присяжным соглашается стать лишь каждый 16-й приглашенный.
- Давайте поясним: кто и как может оказаться в списке присяжных заседателей?
- Очень просто. Ежедневно из списков избирателей путем случайной выборки отбирается необходимое количество потенциальных присяжных. Эти списки публикуются в местной печати, и любой гражданин вправе заявить о своем нежелании участвовать в отправлении правосудия. После рассмотрения всех заявлений списки направляются в правительство Московской области, где формируются окончательные основные и запасные списки присяжных заседателей. Они подписываются губернатором области и направляются в наш суд. Подобная схема будет применяться во всех регионах нашей страны.
Закон четко определяет, что присяжными не могут быть только лица младше 18 лет, судимые и недееспособные. Никаких других ограничений закон не предусматривает. Хотя царская судебная реформа 1864 года предполагала, что присяжные заседатели должны обладать определенными нравственными качествами, иметь уважение в обществе. У нас пока этого нет. В своей диссертации я писала, как важен моральный облик присяжного заседателя. Надеюсь, мои мысли пригодятся в судебной практике.
- Суду Московской области в этом году исполнилось 80 лет. Началось строительство нового, большого здания Мособлсуда. Скоро переезд?
- Если исходить из тех денег, которые нам ежемесячно выделяет федеральный бюджет, то через 40 лет. Пока что мы ютимся в двух старых крайне тесных зданиях, судьи выстраиваются в очередь для того, чтобы провести слушание, потому что залов заседаний на всех не хватает. Но если подойти к вопросу оптимистично, то, думаю, переедем не позднее"2005 года.
- Говорят, был случай, когда вы видеокамерой засняли интерьеры полуразвалившегося здания суда в подмосковном городе Железнодорожный и показали "интересное кино" губернатору области. Ему понравилось?
- Губернатор, тогда еще Тяжлов, был в шоке, до конца досмотреть не смог. Правда, это было не только в Железнодорожном, тогда мы объездили с видеокамерой суды подмосковных городов: Люберцы, Одинцово, Подольск, Ногинск, Пущино, Реутово, Климовск... Все эти суды были в плачевном состоянии. Фильм получился не требующим никаких комментариев. Я знаю, что после просмотра губернатор имел серьезный разговор с министром строительства области, и тот долго обижался на меня за "самодеятельность". Но зато сегодня во всех этих городах построены или строятся новые здания судов.
- У вас порой слушаются громкие уголовные дела. Наверняка бывают попытки давления на вас и ваших коллег. Например, когда рассматривалось дело известного "авторитета" Аркаши Солнцевского, в прессе были сообщения об угрозах в ваш адрес. Бывает ли вам страшно?
- Нет.
- Почему? Вы бесстрашный человек?
- Вовсе не бесстрашный. Но я считаю, что страх возникает у тех людей, которые либо позволили себе какую-то нечестность, либо, не дай Бог, осудили невиновного. У меня совесть чиста. Ни того, ни другого я за всю свою жизнь никогда не делала. Если я чего-то и боюсь, то другого: развала судебной системы.
- Бытует мнение, что все судьи берут взятки. Как говорится в известном анекдоте, "им еще и зарплату платят?"
- Наверное, я была бы плохим руководителем, если бы не доверяла людям. Всегда считала работников судов исключительно порядочными людьми. Разумеется, есть исключения. За руку мы никого не ловили, уголовных дел о взятках не возбуждали. Однако порой возникают судебные решения, вызывающие, мягко говоря, недоумение. Можно только догадываться, в чем тут дело. Таких судей мы отрекаем от должности, прекращаем их полномочия. Повторюсь: не потому, что уверены в их коррупции, а для того, чтобы принятие неправосудных решений никому не стало примером.
- Многие судьи сетуют на то, что в новом уголовно-процессуальном законе РФ очень много противоречий, путаницы. Это так?
- Да. Судам на местах зачастую приходится действовать самостоятельно, как-то "выкручиваясь" из сложных ситуаций. Люди часто недовольны принятыми судебными решениями, но в большинстве случаев это вина не судов, а законодателей. Вот вам простой пример: органы следствия случайно ошиблись и написали, что некто привлекается, скажем, по пункту "б" части второй статьи 158-й. А на самом деле у него пункт "в". И тем не менее исправить ошибку невозможно.
По новому УПК дело на доследование направлено быть не может, и мы обязаны освободить преступника из-под стражи. Даже если объективно он виновен.
Или другой пример: слушается дело об убийстве, по которому есть один свидетель. Раньше, если он не смог явиться на заседание суда по уважительной причине, можно было огласить его письменные показания. Теперь такое возможно лишь при согласии обеих сторон. Разумеется, если это свидетель обвинения, адвокат подозреваемого никогда такого согласия не даст. Выходит странная картина: подозреваемый в тяжком преступлении, например, убийстве, говорит, что это, мол, была самооборона. А свидетеля найти не могут. Нет его нигде, и все тут. Что остается суду? Верить подсудимому на слово и выносить ему оправдательный приговор.
Эти законы придерживаются международных стандартов, но ведь необходимо учитывать особенности правосудия конкретной страны. Слепо подражая западным юридическим нормам, мы порой доходим до абсурда.
- Был ли в вашей личной практике случай, когда вы говорили себе: "Какая же я молодец!"
- Запомнилось одно трудное дело. Была убита женщина-сторож, охранявшая подмосковное автопредприятие. Остались сиротами двое маленьких детей. В сторожку зашел человек, убил ее и угнал машину. Свидетелей не было. Его нашли, поначалу он признался, но потом заявил, что следователь оказывал на него давление, и от своей вины отрекся. Мы провели девять экспертиз, прежде чем сумели доказать его вину. Помню, как выехали с экспертами на место преступления и провели так называемую ситуалогическую экспертизу: была воссоздана вся обстановка той ночи, подозреваемый показывал, куда пошел, что сделал, как открыл дверь. И эксперты подтвердили, что он действовал как убийца, по ранее задуманному плану. Он был осужден. Было нелегко, но мы добились справедливого приговора. Кстати, на слушании были два свидетеля - его дружки, они нагло врали, пытались запутать следствие. Очень я на них рассердилась и сказала, что в любой ситуации, друг ты или враг, надо вести себя честно и справедливо. В сердцах я бросила фразу: "Не дай вам Бог оказаться на месте потерпевших", - и оказалась пророком. По иронии судьбы потом оба они погибли...
- Что вы делаете для того, чтобы хорошо выглядеть?
- Ничего. Мне даже в зеркало посмотреть некогда. Разве что стараюсь улыбаться почаще и видеть во всем хорошее. Я стараюсь в любой ситуации сохранять оптимизм и веру в людей. Это и есть мой рецепт омоложения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников