10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРИ СЕСТРЫ

Для многих сегодняшних выпускников детдомов самостоятельная жизнь начинается с больного вопроса: где жить? По закону государство обязано предоставить сиротам в 18 лет жилплощадь. Но закон нарушается сплошь и рядом.

Свидетельством тому последние данные: сейчас на учете состоят свыше 108 тысяч сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые нуждаются в жилплощади. Еще почти 25 тысяч бывших детдомовцев не были обеспечены им до 23 лет. Их выпустили в никуда - на улицу. Где они, куда пристроились? Может, стали бродягами? К нам в редакцию обратилась Татьяна Яковлева, бывшая детдомовка, которая 20 лет бьется за крышу над головой уже не столько для себя, сколько для своих детей.
"Из детдомовского детства помню карамельки "Мечта" в розовых фантиках - их привозила тетя из Ельца. Но нам они почти не доставались - забирали воспитатели. Как и огурцы с тетиного огорода. На летних каникулах воспитанников липецкого детдома направляли "за город" - в психбольницу имени Плеханова. Наверное, считали, что так дети отдыхают на природе и под присмотром. Мы жили в больничных палатах, вязали веники из березы. После 8-го класса все гуртом поступали в одно ПТУ - учиться на маляра. А я хотела в медучилище. За непослушание меня отправили в спецучилище в Башкирию.
Училище в городке Ишимбай - вроде колонии за глухим бетонным забором. Не сбежишь. А готовят обычных швей-мотористок. Я окончила с отличием. И директор отвез меня в Стерлитамакский пединститут. "Ты девочка умная - должна дальше учиться". Дали общежитие".
Теперь, спустя почти 20 лет, Татьяна Яковлева не может понять: "Ну почему никто не сказал, что по закону мне, сироте, государство обязано предоставить жилье?" Ни администрация липецкого детдома, ни директор ишимбайского училища не позаботились о постановке воспитанницы на жилищный учет. "Свой угол" по сей день остается для Татьяны такой же розовой мечтой, как те праздничные карамельки.
"Нас три сестры - детдомовки. Кроме меня, еще Лена и Света. Но про существование младшей я узнала лет в 20. От той же тети из Ельца. "Ты уже взрослая, - стыдила она, - должна позаботиться о малышке, которую родители бросили". Маму с папой я плохо помню - пили сильно, были лишены родительских прав. Пятилетнюю Свету в елецком доме ребенка мне отдали почти без всяких документов, по липовой справке - там было написано, что у меня есть жилье. Я попыталась выяснить, была ли она где прописана. Но дедов дом в Ельце, где жили родители, достался по наследству другой родственнице. Он стоял в хорошем месте, и, как рассказывают, его купил большой человек. Отправилась к нему - вышел в трусах: "Вали отсюда, не то будут проблемы". Я повезла Свету в Башкирию.
У меня уже было двое детей. Муж - хороший человек, не пил, не бил, не гулял. Мы жили в деревне Наумкино. Свекровь вообще замечательная. Но брак был без любви, поэтому в 1998 году я развелась с мужем и уехала в Стерлитамак. Где только ни работала все это время - на нефтеперерабатывающем заводе, учительницей в сельской школе, воспитательницей в детсаду... Снимали квартиру - цены бешеные, а зарплаты мизерные. Короче, в 2001 году все бросила и подалась в Москву на заработки. Случайно познакомилась с удивительной женщиной - москвичкой. Она временно приютила нас и зарегистрировала. В комнате теснимся вдевятером. Я с тремя детьми, средняя сестра Лена с сыном (у нее тоже жизнь в Липецке не сложилась - вышла замуж за алкоголика) и младшая - Света. В 20 лет она стала матерью-одиночкой с двумя малютками - 2 года и 4 месяца.
Работу я нашла хорошую - на 15 тысяч рублей. Из них 10 тысяч отдаю за квартиру, на 5 живем. Из зарплаты Лены исправно платим за школьную охрану, на всякие другие нужды. Нет, мы не опустились, не пьем, не слоняемся по чердакам и подвалам. Но иногда от безысходности хочется выть: снимать квартиру уже нет сил, а ипотечный кредит мне никто не даст. Хотя я сильная и готова всю жизнь на него работать.
О том, что у меня и сестер были права на жилплощадь, я узнала недавно. Кстати, из-за правовой неграмотности я и детские пособия прежде не получала. Если сложить все деньги, которые мне причитались на детей, хватило бы на комнату в коммуналке. Но где теперь искать правду, которой 20 лет? А как, наверное, прекрасно иметь свой угол..."
Татьяна Яковлева обращалась за помощью почти во все думские партии, включая "Единую Россию". Еще в Союз женщин России, Общественную палату, к Жириновскому, Барщевскому. Никого ее судьба не тронула. Правда, первый заместитель мэра Москвы Людмила Швецова помогла с оформлением пособий на детей. Татьяна отправила четыре письма в администрацию президента России - чиновники спустили их вниз по инстанциям. Исполнители принесли 2 одеяла и пледы. "Я и за это очень благодарна, - говорит Татьяна, - но из пледов не сделаешь крыши над головой".
Почему три молодые женщины с шестью детьми вынуждены ютиться по чужим углам? Чиновники в отписках сообщают, что Татьяна потеряла право на жилье, которое предоставляется детдомовцам до 23 лет. Причем липецкие утверждают, что жилье ей должны были дать в Башкирии, где она училась, а башкирские - что в Липецке, где она воспитывалась в детдоме. Ни те, ни другие не хотят брать на себя лишнюю заботу.
Между тем нигде в законе не написано, что после 23 лет бывший детдомовец утрачивает право на жилье. Сроки существуют, скорее, для органов исполнительной власти, которые обязаны вне очереди предоставить сироте жилье сразу по окончании образовательного учреждения. Не вина Татьяны и ее сестер, что их "забыли" поставить на учет как нуждающихся в жилплощади. Потому ее требования законны.
Татьяна со старшей дочкой зарегистрирована в деревне Наумкино у родителей бывшего мужа. А двое других ее детей - Рома и Сабина - нигде не значатся. Как и Светины дети. Самим мамам без прописки не устроиться на работу, поэтому приходится подкупать деревенских старушек, всячески убеждая, что не будут претендовать на их убогую жилплощадь. Но недоверчивые бабушки уже через полгода начинают канючить: выпишись да выпишись.
- Ну что я хорошего видела в жизни? - вздыхает Татьяна. - Детдом, общежития, съемные углы в деревенских домах и чужие квартиры в городах. Страшно представить, что и дети повторят мою судьбу. Хотя я, как Мюнхгаузен, из последних сил тяну себя и всю семью за волосы из этого болота. Неужели мой поезд ушел?
АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
Владимир НЕЛЮБИН, начальник отдела аппарата уполномоченного по правам человека в РФ:
- Такие переломанные судьбы - следствие безразличия чиновников как маленьких, так и больших к сиротству. Даже имея все права на государственную поддержку, детдомовцы часто не в состоянии отстоять их. Такая же история произошла с Татьяной Яковлевой и ее сестрами. Мы направили письма в администрацию президента Башкортостана, уполномоченному по правам человека в республике: "Более 20 лет заявительница не имеет своего жилья, должной регистрации, соответственно не имеет возможности в полном объеме реализовать конституционные права свои и детей. Как следует из документов, обучение в профучилище после закрытия липецкого детдома, работа и учеба в вузе происходили на территории Республики Башкортостан. Просим проинформировать о мерах, принятых для восстановления нарушенных прав многодетной матери и ее детей". Пока ответ не получили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников