06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

14 ЛЕТ В ЗАЛОЖНИКАХ У РОДНОГО ОТЦА

Учебный год близился к концу. Джамаль купил сыновьям билеты на футбол. Когда вечером муж и дети не вернулись домой, Лиза запаниковала. Она кинулась на стадион, а потом в общежитие, где когда-то жил Джамаль. В милиции сказали, что поиски начинают только на третьи сутки. И какая-то женщина крикнула ей вслед: "Чего убиваешься, у тебя же еще дочь есть!"

- Больше всего я боялась, что мальчики лежат мертвые где-то в лесу. А когда пришла в себя, поехала в посольство Алжира. Помощник консула рассказал мне, что Джамаль улетел с детьми в Париж. Оказалось, он долго планировал побег. Паспорта на мальчиков оформил заранее, за полгода до злополучного похода на стадион. Сначала я испытала облегчение, ведь мальчики живы, и это главное, но потом поняла, что потеряла их. Может быть, навсегда.
Полгода назад Лиза не смогла вывезти детей из Алжира без разрешения мужа и потому была уверена, что и Джамалю не разрешат. Она ошибалась.
Лиза тут же стала звонить брату мужа. К телефону подошла его жена: "Не знаю, где твои дети. У меня своих семь штук. И все дома".
Через полгода от Насима и Наима пришли два одинаковых письма: "Мама, нам тут очень хорошо. Мы в Москву не хотим".
Еще одна дурная весть пришла от друга семьи, жившего в Алжире. Он рассказал, как встретился с мальчиками.
- Маму помните?
- Да. Только папе не говорите!
Надежда вернуть детей таяла с каждым днем. Близкая подруга предложила Лизе отправить в Алжир спецназ. Лиза только пожала плечами. А чиновники на все вопросы отвечали: "Надо было думать, за кого выходите замуж".
Тем временем Джамаль перевозил детей из города в город, с квартиры на квартиру. Лиза теряла и снова находила их след.
Вряд ли она вынесла бы все это, если бы не помощь Алексея. И в милицию, и в консульство, и по кабинетам чиновников Лиза ходила вместе с другом. Вначале она принимала заботу старого приятеля как что-то само собой разумеющееся. Алексей был полной противоположностью Джамаля. Джамаль - жгучий темноглазый брюнет, Алексей - голубоглазый блондин. Джамаль старше Лизы на шесть лет, Алексей - младше на 13. Джамаль за девять лет брака не вбил в доме ни одного гвоздя, Алексей же и суп варит, и посуду моет.
Лиза и Алексей поженились в 94-м. Родилась Ася. Старшая дочь Соня полюбила Алексея как отца. В этой новой семье Лизы каждый год отмечали день рождения Насима и Наима.
- Такое горе нельзя пережить. Я никогда не переставала думать о мальчиках, но мысли о них я намеренно держала в самых дальних уголках памяти. И в какой-то момент я отчаялась их найти.
31 августа 2004 года в квартире Лизы раздался звонок.
- Вас зовут Лиза Зиани?
- Да, Зиани. (Лиза специально не меняла фамилию первого мужа, чтобы сыновья могли найти ее).
- Вас разыскивают из Алжира.
Этого звонка и этих слов Лиза ждала слишком долго.
Лиза познакомилась с Джамалем в кафе на Арбате. Высокий иностранец пригласил ее потанцевать, взял телефон и немедленно назначил свидание. Джамаль ухаживал со знанием дела, и 20-летняя девчонка тут же влюбилась в интересного алжирца.
- Все мои подружки повыскакивали замуж, вот и я вышла, сама не заметила как.
Когда они поженились, Лизе был 21 год, Джамалю - 27. Она училась на третьем курсе филфака Педагогического университета, он заканчивал аспирантуру Академии нефти и газа. Через год Лиза родила двух мальчиков-близнецов.
- Он никогда не собирался жить в Москве. Когда мальчики немного подросли, мы поехали в Алжир. Мои родители радовались за меня. Выйти за иностранца считалось большой удачей. Из-за железного занавеса любая заграница казалась раем.
Рай оказался чужой мусульманской страной, очень бедной, а муж, едва вернувшись на родину, превратился в тирана.
Джамаль не мог ни лампочку вкрутить, ни полки повесить. Все должна была делать Лиза. Воду давали раз в день, ночью. В ванной не было света. Рабочих мог вызвать только Джамаль, но почему-то не делал этого. Если выключали отопление, муж уходил на работу и оставлял семью мерзнуть. После месяца совместной жизни Джамаль впервые поднял на Лизу руку. Все это было нормой для восточного мужчины. Тогда же прозвучала первая угроза: "Уедешь - заберу детей".
Единственное - Джамаль не заставлял Лизу жить по мусульманским законам. Один раз она в шутку надела хиджаб, но Джамалю это не понравилось. Не для того, верно, на иностранке женился.
Еще через три года Лиза родила дочь Соню. Дел по хозяйству прибавилось, терпение таяло. Лиза жила, как мать-одиночка.
- Зачем жить в Алжире, если в Москве я могу создать детям все условия? Почему дети должны жить без света и воды, играть в грязном дворе, учиться в плохой школе?
В 89-м году Лиза приехала на каникулы в Россию, отдала детей в садик и заявила Джамалю, что дети должны жить в Москве.
Сначала Джамаль спорил, потом уговаривал, а потом вдруг ни с того ни с сего успокоился и согласился переехать в Москву. Сказал только, что ждет Лизу с детьми в Алжире, чтобы продать квартиру и все оформить.
Как только Лиза приехала, Джамаль заявил, что поменял свое решение: "Если хочешь - уезжай, но детей я не отдам!" По алжирским законам вывезти ребенка без разрешения отца нельзя.
- Я валялась у него в ногах, умоляла отпустить нас. Все было бесполезно.
В 92-м году серьезно заболел Лизин папа. Джамаль хорошо относился к тестю, но жене заявил: "Они обманывают, хотят, чтобы ты вернулась. Никуда не поедешь!" На похороны Лиза опоздала.
Но на летние каникулы Джамаль все-таки отпустил жену с детьми в Москву. Всех, кроме Насима. Его родной отец оставил заложником.
- Впервые, уезжая, я поняла, что уже не вернусь. Наим и Соня со мной, Насим остается. Что делать? Когда чемоданы были уже собраны, я лежала и не могла заснуть. Я решила: разрешение на вывоз двух детей у меня есть, а близнецов можно провезти по очереди. Не скрою, мне в голову и страшные мысли лезли: у нас был очень тяжелый утюг. Я поймала себя на том, что готова убить отца своих детей, одумалась, когда представила, если меня задержат, детям будет еще хуже. И я решила везти только Наима и дочку.
- Перед выходом мы присели на дорожку. Все было собрано, и я спросила детей: "Мы ничего не забыли?" Насимчик подошел и сказал: "Меня".
Как только Лиза приехала в Москву, сразу позвонила мужу и сказала, что не вернется. Он срочно продал квартиру и приехал с Насимом в Москву. Мальчики пошли в третий класс французской школы. Все было как будто хорошо, Джамаль, казалось, смирился с тем, что будет жить в другой стране.
Иногда из Алжира звонил его брат и внушал, как надо вести себя с женщиной: "Возвращайся с сыновьями! Потакать женским капризам не по-мужски!"
И Джамаль внял уговорам. Жене он сказал, что пойдет с детьми на матч в "Лужники", а мальчикам - что везет их на футбол в Париж: "Только маме не говорите, это секрет". И увез сыновей в Шереметьево.
Прошло 12 лет. И знакомые, и коллеги - все знали, что когда-то у Лизы украли двоих детей, она искала их много лет, а потом перестала.
И тут раздался звонок - будто из другого мира.
- Вас зовут Лиза Зиани? Я Михаил, друг Наима из Алжира. Вы знаете Наима?
- Наима из Алжира? Это мой сын.
- Он ищет вас.
Лиза растерялась, она не поверила в то, что ей говорят. Радость пришла уже потом.
- Почему же он не позвонил сам?
Михаил рассказал, что Наим попросил приятеля позвонить, потому что сам слишком нервничал, и дал Лизе адрес форума в интернете, где она может связаться с сыном.
- Рядом была моя мама. Она сказала: "Я никогда не сомневалась, что они найдутся. Есть все-таки Бог на свете". Она заварила крепкий чай, обняла меня и сказала: звони Соне.
Лиза тут же позвонила:
- Соня, ты долго еще будешь гулять?
- А что случилось?
- Твои братья нашлись.
Соня прилетела домой вся в слезах. Она прекрасно помнила Наима и Насима.
- 31 августа нашлись мои мальчики, а 1 сентября случился Беслан, я рыдала и не могла остановиться.
Мальчики писали каждый день. Они помнили названия всех улиц, магазинов и даже номера автобусов.
Насим и Наим не любят вспоминать подробности побега из Москвы, но иногда проговариваются.
- Наим рассказал, что в самолете они долго плакали, а потом все время спали. Им давали какое-то снотворное. Наиму все время снились кошмары, он вставал, бил стекла, просыпался весь в крови и порезах.
Поначалу Насим и Наим скрывали, что нашли сестру и маму, но потом Наим не выдержал и принес Джамалю Сонину фотографию.
- Это твоя девушка? - спросил Джамаль.
- Это твоя дочь, папа!
Увидев взрослую дочь, Джамаль пошел в интернет-кафе и даже начал звонить в Москву. Но сыновей к Лизе все-таки не отпустил. В 2006 году она сама поехала в Алжир.
- Соня хотела ехать со мной, но когда я ей рассказала, как папа не пускал ее годовалую в Москву, быстро передумала. Алексей очень не хотел, чтобы я ехала, но успокоила свекровь: "Я понимаю, что тебе страшно, но как она может не ехать?"
В Алжире Лиза наконец увидела, как живут ее дети: без кроватей, без постелей, без ванной. Она купила им одежду и, как могла, стала налаживать отношения с бывшим супругом.
Через полгода дети были в Москве:
- Мама, я 14 лет не мылся в ванной, - признался Наим.
Насим влюбился в Петербург. Наиму приглянулись русские девушки. Но в метро братья ездили, опустив глаза. Непривычно было видеть девушек в слишком коротких юбках и парней, всюду распивающих пиво.
Насим сейчас работает программистом, Наим - спортивный журналист. Братья хотят уехать из Алжира, но не в Москву, а в Париж, чтобы не обижать ни маму, ни папу.
- Мне кажется, я не заслуживаю такого счастья. У меня есть любящий муж, две дочки, и мальчики мои наконец нашлись. У них была очень трудная жизнь, и главное, дети пережили ужасный стресс. Они до сих пор считают себя в чем-то виноватыми, до сих пор корят себя за те письма. Я их успокаиваю, но они не верят, что я могу это все забыть.
Раз в месяц подвыпивший Джамаль звонит Лизе и признается ей в любви.
- У него свои представления о любви, как говорит моя мама, "любит до смерти". Он уверен, что все делал правильно. В общем-то он был неплохим отцом. Я не ненавижу его. Он не зверь, а я не истеричка, просто думать надо, прежде чем вступать в брак. Если бы я могла что-то кому-то советовать, я бы сказала: подумайте, прежде чем выходить замуж за человека с другим воспитанием, с другой культурой, из другого мира. Страдают от этого дети.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников