09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАЛЕНТИНА ПОНОМАРЕВА: Я БЫ И СЕЙЧАС ПОЛЕТЕЛА В КОСМОС

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 17 Сентября 2003г.
Рассказывают, что помощник главнокомандующего ВВС по подготовке и проведению космических полетов Николай Каманин, познакомившись в Америке с летчицей Дж. Кобб из отряда астронавтов, приступил к организации женской космической группы в СССР: нельзя было допустить, чтобы американка отправилась в космос первой. И первой полетела советская женщина - Валентина Терешкова.

- Валентина Леонидовна, журналисты писали, что в группе вы выделялись и по уровню подготовки, и по интеллекту...
- Я бы так говорить не стала. Много лет после полета Терешковой мы жили надеждой, что за Валей последуют и другие девушки. "Вы все будете в космосе", - сказал главный конструктор С.Королев на заседании Госкомиссии, когда в полет была назначена Терешкова. Но в действительности ни в одной из космических программ не нашлось места для нас. Считалось, что летать в космос - не женское дело.
- А на самом деле - женское?
- Ну, конечно, нет. Это очень тяжелая работа, которая не под силу даже многим мужчинам. Но раз уж есть женщины, которые стремятся в космос, нельзя ставить им препоны и рогатки, как это делалось у нас многие годы и делается сейчас. Каманин не раз поднимал вопрос о полете женской группы космонавтов и даже "пробил в верхах" эту идею, но отряд космонавтов, с которым обсуждался этот вопрос, "безоговорочно высказался против".
- А правда, что в 1965-м вы и Соловьева - еще один дублер Терешковой - чуть было не полетели?
- Мы начали отставать в космической "гонке" от Америки, и Каманин предложил готовить шесть космонавтов, причем женский экипаж должен быть основным, а мужские - запасными. Это было неслыханно - мужчины дублируют женщин! Идею такого полета поддержали академик Келдыш, главком ВВС Вершинин, потом, после некоторого сопротивления, Королев. Основным экипажем должны были лететь я и Соловьева. Мы начали готовиться. "Пономарева и Соловьева обещали доказать, что они справятся с заданием не хуже мужчин", - записал Каманин в своем дневнике 17 апреля 1965-го. Но опять-таки наша подготовка быстро и тихо сошла на нет.
- Я слышала, вы с подругами даже писали какое-то письмо в ЦК?
- Было дело. Однажды нас собрал Каманин и предложил написать письмо в ЦК. Текст письма казался неотразимо убедительным. Ну разве не очевидно: есть подготовленные специалисты, которых необходимо использовать! Но... Нас вызвали на Старую площадь и сказали, что очень ценят наше стремление послужить Родине, однако в данный момент Отчизна в этом не нуждается.
- Значит, самореализоваться так и не удалось?
- Удалось. В 1988-м после увольнения из армии в звании полковника ВВС я начала работать в Институте истории естествознания и техники. Здесь встретилась со множеством интересных людей, стоявших у истоков советской ракетно-космической техники. Например, с академиком Чертоком, книга которого "Ракеты и люди" теперь стала моей энциклопедией. Защитила диссертацию. Уже десять лет я вхожу в оргкомитет Гагаринских чтений. С каждым годом проводить их все труднее: городок Гагарин маленький, денег у Музея космонавтики имени Гагарина мало... И все же интерес сохраняется. Это обнадеживает. Сейчас я живу своей работой, а моя работа - история космонавтики. Пишу. Вот недавно закончила статью для детской энциклопедии.
- И все-таки сознайтесь: обидно, что так и не слетали?
- Обидно не столько за себя, сколько за наших женщин из отряда космонавтов. Женская дискриминация в космонавтике сохранилась, пожалуй, только в нашей стране. Вдумайтесь, за все годы пилотируемых полетов только три россиянки на орбите! Терешкова, Савицкая и Кондакова.
- А на Терешкову зла не держите - ведь вся слава досталась ей?
- Я бы не хотела оказаться на месте Валентины. Такая судьба не для меня. Быть первой в космосе - да, но за этим неизбежно последовали бы публичность, огромная общественно-политическая нагрузка. А я люблю уединение, покой, книжки почитать. Терешкова может показать себя "звездой", и меня это умение в ней восхищает.
- Но от такой жизни возникает "звездная болезнь".
- Это тоже неизбежно. Но одни умеют ее преодолеть, другие - нет. Валентина Терешкова - сложный, противоречивый человек, она может быть очень жесткой, властной. Но в то же время в ней есть глубинная русская доброта. Мы с девочками всегда знали: если что-то плохое случилось - к ней. Всегда выручит. И не только нас. Поэтому относиться к ней плохо я не могу.
- Если бы сейчас вдруг предложили полететь в космос, согласились бы?
- Даже не задумываясь!
- А смогли бы?
- Конечно, сначала бы потренировалась, побегала... И смогла бы.
- Тревожит ли вас судьба российской космонавтики?
- Космонавтика стала как будто не нужна государству. Недавно узнала, что в Кисловодске разрушен Дом-музей Цандера и вырублена аллея, посаженная космонавтами. Оказывается, эту землю продали. Нельзя топтать свою историю. Вместе с ней мы втаптываем в грязь свое настоящее и будущее.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников