06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГДЕ-ТО ТАМ СТРЕЛЯЮТ...

Соловей Полина
Опубликовано 01:01 17 Октября 2000г.
Звонки, звонки - из Питера, Москвы, Новокузнецка... Друзья и родные волнуются, предлагают немедленно лететь к ним, в Россию. Их тревога понятна: то, что они видят по телевизору, может испугать. Горящие автомашины, разъяренные толпы, танки, разрушенные дома и храмы, кровь, смерть. Страшно.

Я это тоже вижу по ТВ, израильскому и российскому (здесь принимают три программы), и мне тоже страшно. Но вот я выхожу на улицу, и страх уходит, его вытесняет удивление.
Только что в двадцати минутах езды от нашего дома, в Старом городе, произошло столкновение между евреями и арабами. Есть раненые. Но сегодня - канун Судного дня, очень важного для любого израильтянина. В этот день нужно поститься, думать о себе, о своих грехах и просить Бога простить их. Вечером все евреи - и религиозные, и светские - надевают белые одежды и отправляются в синагогу.
Взрослые - в синагогах, а дети - на улицах. В этот день автобусы не ходят, личные автомобили тоже на приколе, улицы отданы во власть велосипедистов и любителей самокатов. Их так много, и они так лихо носятся, так весело смеются... И никто из взрослых их не останавливает, не гонит домой.
Из синагоги выходят женщины и мужчины с молитвенниками в руках. У многих из них сыновья и дочери в армии. У кого? По лицам не угадать.
Рано утром возле нашего дома останавливается школьный автобус. За рулем водитель- араб. Он возит детей уже несколько лет, никаких претензий к нему не было, но сейчас... Что он думает сейчас? Никто из родителей не хочет в школе начинать этот разговор.
В супермаркете людей не больше, чем всегда. Никакого, как говорится, ажиотажного спроса я не чувствую. " Русская" кассирша, которая в Израиле уже семь лет и пережила многое, подтверждает:
- Никто в очередь за спичками не выстраивается. Разве что консервов больше берут да молока длительного хранения. А так... На всю жизнь не напасешься.
... Вечером в Городской русской библиотеке на междисциплинарном семинаре доклад на тему "Любят ли дети учиться?". Его делает Борис Штивельман. Он живет и работает в Кфар-Сабе, городке под Тель-Авивом. Арабская деревня от его дома - рукой подать.
- Пока все тихо, - говорит Борис и начинает свой доклад.
Почему одни дети хотят учиться, а другие нет - этот вопрос занимает человечество уже много веков. Ответы на него дают разные, а споры бывают жаркие. Вот и сейчас обсуждение затягивается до самого закрытия библиотеки. Но и выйдя на улицу, люди не спешат расходиться...
Звоню подруге. В трубке - незнакомый девичий голос.
- Это дочка Ханны, - объясняет Белла. - Эту неделю она поживет у нас.
Ханна живет на так называемых территориях, в поселении Текоа. Месяц назад мы были там в гостях. Полицейские посты, проволочные заграждения вдоль дороги, угрожающие надписи на стенах. И вот Текоа. Белые стены домов, зеленая трава, цветы, деревья и сразу, резко, - желтизна холмистой пустыни. Тишина, красота, покой. Рано утром из соседних арабских деревень приходят рабочие, строят дом для соседа наших друзей, у которого родилась двойня и в старом доме стало тесно.
Днем в Текоа пусто: большинство его жителей работает в Иерусалиме. Иерусалим - в 20 минутах езды, но здесь жилье, коммунальные услуги много дешевле. Это привлекает, так же как деревенская тишина и окружающий пейзаж. Не страшно ли здесь жить, спрашиваю Ханну.
- Те, кому страшно, уезжают - кому тишина кажется обманчивой.
Ханна с семьей не уехала. И сейчас вечером они с мужем не знают, уедут ли дети в школу, сможет ли сама добраться до Иерусалима по неотложным делам.
... Звоню сестре в Ашкелон. Там тихо, даже тише, чем всегда: с ашкелонских роскошных пляжей исчезли арабы. Этим летом их машины заполняли прибрежные автостоянки. Приезжали огромными семьями, купались, жарили шашлыки, пели. И даже "русские", которых в городе чуть ли не половина, перестали глазеть на арабских женщин, которые идут в воду прямо в платьях и платках. Вода в Средиземном море сейчас - 28 градусов, купальный сезон продолжается, но арабы не приезжают.
... .На иерусалимском рынке Механе Иегуда, как всегда, шум, толчея,толпы народа. Торговцы-арабы на разных языках предлагают свой самый лучший и самый дешевый товар. Знакомый учитель из Питера выбирает нектарины.
- Дорогой рынок? - спрашиваю я.
- Вроде бы обычный, - отвечает он. И добавляет: - Но это не значит, что и завтра так будет. События вон как разворачиваются, не знаешь, чего ждать.
- Война?
-Не думаю. Арабским странам она не нужна, да они к тому же Америки опасаются. А с Арафатом мы справимся. Всем понятно, что мир ему не нужен. Ну кем он тогда будет? Президентом маленькой, бедной, коррумпированной страны? А сегодня на него весь мир смотрит.
Политинформацию прерывает жена моего знакомого: ей нужно еще много чего купить, а мужа не переслушаешь.
Удивительная женщина. Неужели ей не страшно?
- У меня трое детей, один в армии, - отвечает она довольно резко. - Если я буду истерики закатывать, то они у меня вообще с катушек съедут. А я сейчас накуплю продуктов, приготовлю вкусную еду, вечером зажгу свечи - пусть будет шабат, как всегда.
... Включаю радио. Психолог дает советы, как уберечься от паники. Один из них - смотреть новости только раз в день. Радио и ТВ повторяют одни и те же сюжеты, а при повторении любое событие имеет свойство увеличиваться в масштабах. Наверное, это правило психологической защиты действует, и неплохо бы ему следовать. Но садишься в автобус - приемник работает, идешь по улице - из каждой проезжающей машины слышен радиоголос, приходишь домой - и тут же включаешь и радио, и телевизор.
... В тот день толпа арабов в Рамалле растерзала двух израильских солдат. Израильтяне разбомбили полицейский участок, где это произошло, пострадали несколько человек. В Иерусалимском ботаническом саду при большом стечении народа открылась японская выставка...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников