03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЧЕМУ САНТЕХНИК ПРОГЛОТИЛ ОПРОСНЫЙ ЛИСТ?

Зубов Михаил
Опубликовано 01:01 17 Октября 2002г.
Как сообщили в Госкомстате, еще неделю работники статистики будут ходить по квартирам. Официально - для того, чтобы уточнить информацию. Предполагается выборочно проверить каждую десятую квартиру (или индивидуальное домовладение) - насколько достоверно и добросовестно жильцов переписали волонтеры и студенты, подключенные к акции в добровольно-принудительном порядке.

В первую очередь перепроверят квартиры, количество жильцов в которых (по данным опросных листов) очень уж сильно отличается от данных, записанных в домовые книги. Затем тех, кого переписывали по телефону. Остальных перепроверяемых выберут методом жребия. На самом же деле, как нам удалось выяснить, главная задача "добавочной недели" все же не в проверке, а в том, чтобы подключить к кампании тех, кто отказывался "вписать себя в историю России" на прошлой, официальной переписной неделе.
Встречаясь в канун старта кампании с журналистами "Труда", председатель Госкомстата Владимир Соколин предположил, что у всероссийской переписи будут три болевые точки: столица, Московская область и Санкт-Петербург. И оказался совершенно прав: именно здесь "прописано" подавляющее число "уклонистов". Всего за день до окончания кампании в городе на Неве, например, было переписано лишь 60 процентов населения, причем 27 тысяч человек отказались столь категорически, что счетчики (юные студенты и пенсионерки) не рискнули больше звонить в эти двери. В столице процент лучше, но только за счет того, что местная переписная комиссия разрешила волонтерам заполнять бланки опросных листов со слов не только родственников, но и соседей.
Принимая в высшей степени демократичный закон о переписи, государство поставило себя в не очень удобное положение. С одной стороны, каждый гражданин имеет полное право отказаться от участия (такого либерального положения нет даже в державах, признанных лидерами по части демократических свобод), с другой стороны, желательно, чтобы участвовали сто процентов (а если меньше 95%, то кампанию можно считать сорванной). Естественно, такую "явку", да еще и в добровольном порядке, да еще и в течение всего одной недели обеспечить почти невозможно. Разве что в Чечне, где все мирные жители "на карандаше", так или иначе обязаны являться в комендатуру или за продуктовым пайком.
Именно эта обожженная войной республика и отрапортовала первой о том, что перепись успешно завершена, аж за два дня до официального окончания кампании. Интересно, что численность населения республиканским правительством указана с точностью до человека - 1 088 816, хотя такие переписные данные реально могут появиться лишь после проведения формально-логического контроля анкет, в апреле будущего года.
Вторыми пересчитались... бомжи - эту обузу взяла на себя милиция. Бездомных оказалось 4 миллиона (мало кто ожидал такой страшной цифры: бомжем является каждый сороковой россиянин). Третьими в этой эстафете оказались заключенные российских тюрем. Их насчитали 919 тысяч.
С гражданским обществом и жителями регионов, где нет комендантского часа, работать оказалось намного сложнее, чем с бомжами. К пятнице, всего на третий день кампании, более половины опросных листов (в среднем по стране) были заполнены. А дальше начали копиться проблемы. Чем меньше процентов оставалось переписать, тем труднее они давались, больше происходило скандалов и эксцессов. На счетчиков за эти дни было натравлено около 150 собак, известны случаи, когда "надоедливых" работников статистики просто избивали.
В Твери местный сантехник вырвал у студентки-переписчицы опросный лист и демонстративно съел его. Прожевав, пояснил, что таким образом выражает свое несогласие с политикой США в Ираке. Дело, конечно, не в Ираке (сантехник оказался вполне вменяемым). Просто у граждан, составляющих так называемый "протестный электорат", появилась возможность заявить о себе. Они не ходили на выборы или голосовали "против всех" - на это никто не обращал внимания. Но теперь на отказ от участия в переписи - обращают. И он становится своего рода формой протеста против жизненной неустроенности. Не случайно в первую очередь демарши устраивали те, в чьих домах нет света, тепла, текут крыши: сначала отремонтируйте, потом присылайте волонтеров.
В столице же, как удалось узнать, значительную часть отказников составили люди, обеспеченные выше среднего. Они элементарно боятся за свою безопасность, не привыкли открывать дверь посторонним. Опасаются, что данные об их благосостоянии попадут в руки криминала или налоговых органов.
Необходимый для того, чтобы акция состоялась, процент участвующих (в целом по стране) уже набран. Дополнительная неделя позволит еще поднять планку. Предварительные данные переписи будут обнародованы в апреле будущего года, а окончательные - лишь через год, будущей осенью.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников