05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЦЕНА ВОПРОСА - ЦЕНА ТРУБЫ,

Кустов Владимир
Опубликовано 01:01 17 Ноября 2000г.
В спорах о причинах и продолжительности нынешней уникальной ценовой ситуации на нефтяном рынке высказываются самые разные точки зрения. Но все участники подобных диспутов сходятся в одном: эта "благодать" (или "кошмар") рано или поздно закончится, причем, скорее, рано, чем поздно. И значит, Россия, прямо выигрывающая от нынешней крайне удачной конъюнктуры, обладает довольно ограниченным временным ресурсом. Вот и надо воспользоваться ситуацией, чтобы наконец провести структурные реформы, о которых так давно и много говорят, направить крупные инвестиции в реальный сектор экономики, обновить и модернизировать основные фонды.

Одной из самых главных задач становятся не государственные инвестиции (хотя в некоторых отраслях, в том же самом оборонном комплексе, без них не обойтись), а создание условий для оптимального перераспределения "допдоходов". Речь в данном случае идет о той прибыли, которую получают за счет высоких цен на энергоносители крупнейшие российские компании, работающие в нефтегазовом комплексе. Куда пойдут деньги? На банковские счета? Или на увеличение заработной платы? Второй вариант совсем не плох, тем более что такое развитие ситуации обеспечивает и создание новых рабочих мест в сфере обслуживания, коммуникаций, малого и среднего бизнеса. Но и бороться с первым, по крайней мере уповать на надежность запретительных мер, почти бессмысленно. Самым действенным способом, на наш взгляд, является создание каналов, по которым "дополнительная прибыль" направлялась бы в качестве стратегических инвестиций в другие отрасли экономики.
Нельзя сказать, чтобы российское правительство не старалось распорядиться счастливым лотерейным билетом с максимальным благоразумием. Однако, наверное, старый принцип - "хотели как лучше" - оказывается действеннее любых рациональных мотивов.
Одним из наиболее "явных" смежников ТЭКа являются металлурги. Как известно, без трубы ни добыть, ни прокачать нефть и газ невозможно. Да и состояние большей части российских нефте- и газопроводов, построенных десять и более лет назад, таково, что, не замени сейчас значительную часть труб, в ближайшие же годы нас ждут аварии, ущерб от которых будет куда выше, чем любые траты сегодня. Нефтяники и газовики, отдадим им должное, понимают ситуацию и без напоминаний со стороны правительства. За последние два года спрос на трубы вырос почти в два раза. Основной прирост обеспечивался за счет отечественной продукции. По экспертным оценкам, предоставленным Консультационным центром ИРБИС, специализирующимся на исследованиях рынка, в текущем году российским трубникам удастся не только достигнуть показателей докризисного 1997 года, но и превзойти их: прогноз на нынешний год - 4450 тыс. тонн, в то время как в 1997 г. выпускалось 3487 тыс. тонн труб. При этом доля импорта неуклонно сокращается - с 30 процентов в 1994-м до 22,3 процента в 1999 г.
Но кому-то показалось, что журавль в небе выглядит куда привлекательнее синицы в руке. Поэтому по инициативе Фонда развития трубной промышленности (ФРТП) в начале нынешнего года Минторг начал расследование в отношении украинских трубников. После реформирования структуры правительства расследование досталось в наследство Минэкономразвития и сейчас близко к завершению.
Взаимоотношения российских и украинских трубников никогда не были гладкими. В начале 90-х они сильно "портили жизнь" отечественным производителям аналогичной продукции, что и понятно: основные мощности создавались здесь еще во времена СССР, и практически все крупные заводы, исходя из тогдашних оценок прибыльности и эффективности, оказались в разных государствах. Хотя доля украинского импорта на российском рынке труб никогда не зашкаливала за 20 процентов (официальный повод для начала антидемпингового расследования), иногда, в частности в период 1995-1997 гг., она вплотную приближалась к критической отметке. Но тогда, видимо, положение на рынке никого всерьез не беспокоило, и протекционистские меры, которые могли бы защитить отечественных производителей, введены не были.
Интерес к украинскому импорту проснулся именно сейчас. Теоретически это объяснимо, хотя объяснения лежат вовсе не в экономической, а в политической плоскости. Трубный рынок оживился (в первую очередь - за счет тех же нефтяников, газовиков да еще примкнувших к ним химиков и переработчиков нефти), а отношения с Украиной, мягко говоря, небезоблачные. Огромные долги за газ переполнили чашу терпения российского правительства. Понимая, что под шумок "выяснения отношений" добиться принятия запретительных мер в отношении украинских производителей будет куда проще, фонд предпринял решительное наступление.
Однако то, что казалось таким очевидным (необходимость принятия антидемпинговых мер в отношении украинских трубников) каких-то три-четыре года назад, сейчас не только не отвечает, но и прямо противоречит стратегическим интересам российской промышленности.
Создавать условия для инвестирования в значимые отрасли промышленности, в модернизацию и новое оборудование - одно дело. И совсем другое - заставлять оплачивать продукцию, произведенную по устаревшим технологиям, не отвечающим современным стандартам. В первом случае речь действительно идет о сохранении и приумножении промышленного потенциала страны. Во втором - о неэффективной растрате средств, времени, возможностей.
Да, задача правительства - защита интересов товаропроизводителей. И единственная задача, "соразмерная" ей, - защита прав товаропотребителей. Что же означает на деле введение антидемпинговых мер в отношении украинских производителей?
Сейчас объемы украинского импорта (речь идет о 12-13 процентах рынка) сопоставимы по масштабам с производством труб на крупнейших российских предприятиях: Северский трубный, Выксунский металлургический, Волжский трубный, Челябинский трубный, Первоуральский новотрубный заводы занимают каждый(!) примерно такую же долю рынка. При этом Украина, поставляющая нам трубы, по качеству и цене сопоставимые с российскими, является единственным "независимым" игроком. Как только удастся изолировать российский рынок, "картельный сговор" между крупнейшими отечественными производителями (и как прямое следствие рост цен) станет неизбежным. Картельный сговор в данном случае - не ругательство, а констатация факта, известного еще со времен К.Маркса и первоначального накопления.
Рост загрузки производственных мощностей, о необходимости которого говорят, тоже из раздела "мечтаний". Если проанализировать структуру украинского импорта (даже исключив из него трубы большого диаметра, которые на всем просторе СНГ производит только Харцызск), то окажется, что в большинстве случаев Украина поставляет на наш рынок то, чего отечественные заводы пока не делают, причем не только технологически (ряд видов одношовных труб), но и по соображениям экологической безопасности. Например, Россия еще несколько лет назад запретила на своей территории производство стали с добавками марганца, а Украина пока позволяет его осуществлять и т.д.
Сегодня и для государства и для экономики в целом и для отдельных компаний, специализирующихся в ТЭК, выгоднее покрывать существующий на рынке дефицит (а он в последние два года составляет до 20 процентов) за счет относительно качественной и относительно недорогой украинской продукции. Сэкономленные же средства вкладывать не в заведомо устаревшее производство, а в новые, современные проекты, в строительство того же "Стана 5000", который должен быть смонтирован на базе Нижнетагильского металлургического комбината и т.д.
Кстати, тот же Газпром выступает против ограничений импорта украинских труб. Как сообщила на брифинге в Москве заместитель начальника управления металлопродукции компании "Газкомплектимпекс" (дочерняя структура Газпрома) Елена Сорокина, это прежде всего касается труб диаметром 1420 мм. По ее словам, которые приводит "Интерфакс", в этом году потребности Газпрома в трубах составят примерно 500-600 тыс. тонн, в том числе 50-60 тыс. тонн украинских, в основном большого диаметра. В 2001 году Газпром планировал закупить на Украине порядка 180 тыс.тонн труб, причем значительную их часть - на Харцызском трубном заводе. По утверждению Елены Сорокиной, сегодня российские предприятия не в состоянии полностью обеспечить компанию трубами большого диаметра. Она сообщила также, что Газпром намерен взять в доверительное управление 77-процентный госпакет акций Харцызского трубного завода.
Одна из основных задач российского правительства, обновленной власти - создание продуманной, долговременной, ориентированной на решение стратегических задач промышленной политики. Но важность задачи подразумевает и принципиально более высокую "цену ошибки": едва заметный перекос в фундаменте дома, который мы закладываем, может завтра обернуться громадными издержками, а то и просто невозможностью "продолжать строительство". И прятаться сегодня за красивыми словами, за примитивным пониманием тезиса о защите отечественного производителя "любой ценой" нельзя.
Да, нам нужно устранить тот нелепый перекос, который сложился на отечественном трубном рынке за долгие годы бездействия. Это полностью справедливо и в отношении других рынков. Но метод "мстительного наскока" и грамотная, внятная промышленная политика, нацеленная на подъем российской промышленности, - не одно и то же.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников