04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАК ПРИРОДНАЯ РЕНТА СТАНОВИТСЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

Ястребцов Геннадий
Опубликовано 01:01 17 Декабря 2003г.
На недавно прошедшем в Москве V Всероссийском съезде геологов среди других вопросов обсуждалась и новая (уже девятая по счету) редакция федерального закона "О недрах". Для нашей страны, где сосредоточены примерно 40 процентов мировых запасов природных богатств, - тема чрезвычайно актуальная.

- Виктор Петрович, три года назад в Санкт-Петербурге вы председательствовали на предыдущем, IV съезде геологов, где были приняты весьма серьезные решения и рекомендации. Как они претворяются в жизнь?
- С сожалением должен признать, что важнейшие из них до сих пор не выполнены. Отечественная геология остается в заложниках своих прежних успехов. Сегодня Россия, пожалуй, единственная из стран, имеющих природные ресурсы, которая на протяжении целого десятилетия практически не восполняла свою минерально-сырьевую базу. Промышленные запасы нефти у нас за эти годы сократились на 15 процентов.
- В чем причина?
- В банальной нехватке средств. К тому же отсутствует экономический механизм, который бы стимулировал недропользователей инвестировать в это дело. Из федерального бюджета выделяются буквально крохи. Прирост запасов возможен только за счет частных компаний, а поисковые работы - за счет субъектов Федерации. В результате столь недальновидной политики мы по сравнению с 1991 годом в три раза сбросили объемы геологоразведки.
- Очередная редакция Закона "О недрах" способна как-то повлиять на ситуацию?
- Поживем - увидим. Думаю, депутаты Госдумы нового созыва еще не раз в наступающем году вернутся к обсуждению этого важнейшего закона - пока в нем много противоречий.
Хотел бы обратить особое внимание на один аспект. По закону недра находятся в нераспределенной государственной собственности. Иногда говорят, что они - достояние всех граждан страны. На практике это выражается в так называемом "принципе двух ключей", то есть совместном и равноправном ведении месторождениями полезных ископаемых федеральным центром и субъектами Федерации. В предполагаемых же вариантах нового закона всю государственную собственность предлагается перевести в разряд федеральной. Это несправедливый подход. Лучше оставить в нынешнем статусе. А вот полномочия по владению, пользованию и распоряжению разграничить. Здесь имеется несколько вариантов, которые и нужно обсуждать.
Базовый принцип - платный и конкурсный доступ к недрам. Действующий закон предусматривает поддержку тех компаний, которые приходят, образно говоря, на белое поле и за свои деньги начинают вести геологоразведку, открывать и обустраивать месторождения. В то же время закон не гарантирует, что право первооткрывателей будет защищено лицензией на добычу. В новой редакции закона этот момент предстоит прояснить.
Не содержит закон и норм оборота лицензий, прав на недропользование, что, конечно же, сдерживает инвесторов. И, наконец, он не стимулирует главное - развитие минерально-сырьевой базы страны, ибо в нем даже нет такого раздела. Считаю это принципиальным упущением. Раньше в законе "О недрах" имелся специальный раздел, защищающий минерально-сырьевую базу. Давал он и четкое понятие воспроизводства ресурсов. К примеру, по нефти и газу предусматривались отчисления на воспроизводство до 10 процентов. Теперь же все это заменено одним налогом - на добычу, что, по моему убеждению, привело к плачевным результатам: российская минерально-сырьевая база оказалась никак не защищенной.
- Приходилось слышать из уст ответственных работников Минфина и Минэкономразвития, что в России - переизбыток запасов природных ресурсов, не следует волноваться по поводу нынешнего отставания геологоразведки, а надо спокойно тратить то, что уже имеем...
- Глубоко ошибочное, сугубо чиновничье мнение. Нельзя бездарно тратить дар природы. Добыл тонну нефти или тысячу кубов газа - восполни то, что взял. И не только восполни, а увеличь, добейся прироста. Иначе не заметим, как проедим запасы дедов и отцов, да и у детей с внуками окажемся в долгу. Разве это по-хозяйски? Вот американцы с каждой добытой тонны нефти вкладывают в геологоразведку 10 долларов. Это примерно 5-6 процентов от валовой стоимости углеводородного сырья. Мы же раскошеливаемся всего на полтора-два доллара.
- Сейчас много говорят о природной ренте, считая ее некоей панацеей для ускорения экономического развития России. Что думаете на сей счет?
- После всего услышанного, особенно в ходе предвыборных дебатов, эта рента представляется мне не столько природной, сколько политической. В хоре внешне привлекательных тирад об этой "волшебной палочке" тонут голоса профессионалов. Есть ли в налоговой системе возможности для дополнительного изъятия средств у добытчиков недр? Есть, но вовсе не столь воодушевляющие, как нам стараются внушить иные политики. Называется огромная цифра - 60 миллиардов долларов, которые, мол, если их изъять в виде ренты, позволят чуть ли не удвоить федеральный бюджет. Заманчиво! Однако элементарные расчеты доказывают: этого не может быть. Смотрите, даже при нынешних, более чем благоприятных мировых ценах вся наша нефтедобыча дает 57 миллиардов долларов. Какие уж тут "дополнительные" 60 миллиардов?
Полагаю, речь можно вести о двух - пяти миллиардах долларов, которые реально получить через налогообложение, и то при очень высоких ценах на нефть. Упади они хотя бы на три-четыре доллара за баррель - и названные мною относительно скромные цифры окажутся утопией. Реальный резерв я вижу в упорядочении ренты.
- Каким образом это можно сделать?
- Сейчас ее изымают через налог на прибыль, налог на добычу, а также через экспортную таможенную пошлину. Прямые и косвенные налоги в "нефтянке" - это 42-43 процента от валовой выручки. Подчеркиваю: от дохода, а не от прибыли добывающих компаний. Дополнительные рентные деньги можно изъять, но лишь у тех, кто действительно "накопил жирок", работая в благоприятных условиях, на крупных, удобных месторождениях. А масса средних и мелких компаний в регионах живет трудно, сводя концы с концами только за счет экспорта, ибо внутренние российские цены не обеспечивают рентабельности.
Что такое рента? Это незаработанная часть дохода, обусловленная лучшими природными условиями. Так что справедливо будет, если мы разумно дифференцируем налог на добычу, скажем условно, от нуля до 30 процентов. Тем, кто трудится на "неудобьях", надо дать определенные льготы. Тогда у них появятся стимул и возможности ввести в действие простаивающие скважины, которые оказались при нынешнем налогообложении нерентабельными. От этого выиграют все - и сами нефтяники, и государство. Начнут работать заброшенные источники ценного углеводородного сырья, пойдет в дело омертвленный капитал, будет реально пополняться минерально-сырьевая база, а это - залог энергетической безопасности России.
ПРЕДСТАВЛЯЕМ СОБЕСЕДНИКА
Доктор экономических наук Виктор Петрович Орлов в течение ряда лет возглавлял Министерство природных ресурсов России. В настоящее время - член Совета Федерации, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды, президент Российского геологического общества.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников