08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЕЛИКИЙ ЛЮБИТЕЛЬ ЖУКОВ

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 17 Декабря 2003г.
В столичном Политехническом музее открылась выставка "Из истории киноискусства", возвращающая нас в эпоху зарождения "великого немого". Среди "волшебных фонарей" и движущихся по кругу лошадок конца XIX века, первых кинокамер и проекторов, помнящих Великую Отечественную, - странные жуки-рогачи и тараканы, будто сошедшие со страниц зоологической энциклопедии. Откуда они здесь? "Это - "герои" первого в мире мультфильма, созданного советским аниматором Владиславом Старевичем, - рассказывает одна из организаторов выставки Татьяна Платонова. - Это было 90 лет назад. Кстати, самому родоначальнику анимации в этом году исполнилось бы 120 лет".

Когда в Вильно в семье бедного польского служащего родился слабый золотушный мальчик, ему никто не прочил не то что славы, но и долгой жизни. Знакомый доктор, склонившись над корзиной, которая заменяла ему кроватку, печально вздохнул и сказал: "Может быть, лет пять протянет"... Старевич дожил до 82-х.
В Вильно ему жилось скучно. Служил в казенной палате, то и дело получая выговоры от начальства. Вечерами редактировал запрещенный властями сатирический журнал "Оса", рисовал карикатуры и организовывал костюмированные балы. Но главными страстями были энтомология и кино. Старевич собрал огромную коллекцию бабочек, жуков и других насекомых, вел обширную переписку с натуралистами-любителями и обменивался с ними редкими экземплярами. В свободные минуты он бежал в кино.
В 1912 году молодой мечтатель отправился покорять Москву. Знакомства с иностранными предпринимателями от кино пользы не принесли, и тогда почти отчаявшийся провинциал случайно познакомился с русским меценатом Ханжонковым. И в Вильно Старевич вернулся уже со съемочным аппаратом, пленкой и договором на съемку первой в мире мультяшной киноленты. Она была готова меньше чем через полгода.
Владислав Старевич назвал свое творение претенциозно - "Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами". Премьера состоялась в ноябре 1913-го, 90 лет назад. Пятиминутная картина не сходила с экранов до конца 20-х годов прошлого столетия. Публика уже успела немного привыкнуть к движущимся на экране людям и предметам, но ничего подобного, созданного Старевичем, видеть ей не доводилось: все роли в фильме - старого мужа, молодой жены, рыцаря-любовника - исполняли... жуки. Они выглядели так натурально, что режиссера назвали гениальным... дрессировщиком, сумевшим приручить насекомых. Ведь даже вблизи поделки из гуттаперчевой массы было невозможно отличить от настоящих ползающих тварей.
Поначалу режиссер на самом деле хотел заснять жизнь насекомых, для начала попытавшись воссоздать драку самцов-рогачей: "Я приготовил на столе соответствующую декорацию и дуговую лампу. Поместил туда двух самцов и дал им почуять самку... Они начали двигаться, но когда я дал свет, замерли на долгое время. Несколько раз я повторил опыт, но результат был тот же". Сниматься в кино жуки не хотели.
Тогда и пригодилось старинное увлечение - Старевич препарировал жуков, приделал к лапкам тоненькие проволочки и прикрепил их воском к туловищу. Потом появились шарниры, которые при движении придавали героям самые причудливые позы. Успех "Люканиды" был ошеломительным. Фильм буквально рвали на части, и первым из иностранцев ее купил директор отделения знаменитых "Братьев Пате" господин Гаш.
Ханжонков потирал руки от удовольствия. Он тут же распорядился пристроить к новой московской квартире Старевича съемочный павильон, где молодой режиссер пропадал дни и ночи. Вскоре мир увидел "Рождество обитателей леса" и "Авиационную неделю насекомых".
Потом была эпоха увлечения Гоголем - в художественных фильмах "Страшная месть" и "Ночь перед Рождеством" Старевич впервые в мире создал анимационные вставки. Чертик, сидящий на месяце, или ведьма, пролетающая в ночном небе на помеле, - его работа. Он снял в России около 20 мультипликационных лент. Затем грянула революция.
Она застала Старевича в Ялте, где он готовился к съемкам полнометражного объемного мультфильма "Звезды моря". Режиссер обещал, что это будет грандиозное зрелище. Он подготовил несколько тысяч масок животных и людей, которые должны были вращаться на фоне облаков и моря, разговаривать, петь и танцевать. "Я обманул всех на свете, - говорил он Ханжонкову. - Если французы и итальянцы для подобного трюка крутят тяжелую платформу, то я буду вращать съемочный аппарат. Тот же результат с минимальными затратами".
Однако задумку осуществить не удалось. Старевич узнал, что в Москве его творчество считают буржуазным и контрреволюционным. О том, как представители новой власти поступают в таких случаях, режиссер знал не понаслышке. Поэтому, не возвращаясь в белокаменную, эмигрировал в Италию, а затем перебрался во Францию.
За границей Старевич снял почти сотню мультипликационных лент, за которые не раз получал награды и дипломы, звания "лучшего режиссера года" и даже "лучшего аниматора столетия". Ему помогала жена Антония, которая шила костюмы для кукол и рисовала им лица, дочери Ирена и Янина. Они стали сценаристами и кукловодами.
Потом посыпались беды. Умерла Антония. Начала слепнуть старшая дочь. Денег на лечение не хватало, и Старевич решил распродать коллекцию своих кукол. Ему предлагали копейки.
Но вдруг ему вновь вроде бы улыбнулась удача - 70-летнему мультипликатору протянула руку помощи кинокомпания Уолта Диснея, предложив долгосрочный контракт в Америке. Но Старевич не захотел снова менять место жительства. "Однажды я уже покинул родину, - сказал он. - Вероятно, это спасло мне жизнь, но впоследствии я всегда жалел об этом. Не хочу на старости лет повторять ту же ошибку".
Он умер практически нищим во Франции в 1965 году. При жизни у него не было ни конкурентов, ни учеников. Дочь Ирена вспоминала, что перед смертью Владислав Александрович говорил ей: "Нельзя быть жадным ни в чем, особенно в творчестве", - и сокрушался, что не желал делиться секретами своего мастерства, пока все вокруг этим интересовались. Потомки Старевича не пошли по его стопам. Внуки и правнуки стали юристами, специалистами по рекламе и бизнесу, преподавателями колледжа. "Дедушка не оставил нам богатства, - сказал нам по телефону его 63-летний внук Антонио, который сейчас живет в Милане. - Поэтому с детства приходилось экономить деньги и учиться их зарабатывать. Однако мы, его потомки, почти все любим рисовать, увлекаемся фотографией. Мой пятилетний внук недавно изобразил лягушку, настолько похожую на живую, что я решил, будто это переводная картинка. И тогда я подумал, что богатство - это не только деньги, но что-то другое, не менее важное".
Мальчика, в котором перемешана русская, польская, французская и итальянская кровь, назвали Славой. В честь великого предка из России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников