07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИТВА ЗАКОНОВ

Данилкин Александр
Опубликовано 01:01 17 Декабря 2004г.
В Никулинском суде столицы началось слушание уголовного дела, результаты которого могут повлиять на судьбы тысяч молодых сотрудников милиции. А само дело грозит вылиться в крупный межведомственный скандал между МВД и Минобороны. На скамье подсудимых - 19-летний милиционер Геннадий Андреев. Рядовой 3-го оперативного полка милиции ГУВД Москвы обвиняется в уклонении от призыва на военную службу.

Как считают наблюдатели, парень стал жертвой юридического парадокса, законодательных нестыковок. Если судить по одному действующему федеральному закону, то блюститель порядка должен быть признан дезертиром. По другому, тоже федеральному, - добропорядочным законопослушным гражданином в погонах. Только - в милицейских.
Теперь все ждут, какой же закон Фемида признает настоящим, а какой - второразрядным. Как говорят специалисты, если Андреев все же будет осужден, возникнет прецедент, имеющий далеко идущие последствия для системы МВД. Ведь в ней сегодня работают тысячи молодых сотрудников призывного возраста. Если их всех разом призвать в армию - напряжение на правоохранительном фронте значительно возрастет. Да и желающих охранять порядок поубавится. Криминальные последствия почувствуют все...
Но если подсудимый будет оправдан - тоже вырисовывается скандал! Ведь в таком случае возникнет резонный вопрос: человек на службе, все по уставу. А его хотят превратить в злоумышленника да еще и упечь в кутузку за отказ, опять же, от службы.
Желающих "откосить" от армии у нас действительно хватает. И это серьезнейшая государственная проблема. Но здесь речь идет не о банальном уклонисте. Тут иной случай. По сути, милиционера судят за то, что он оказался между двух "юридических огней". На какой маяк держать путь?
А начиналось все так. Москвич Геннадий Андреев решил пойти на работу в милицию. Решение не случайное - раньше такие же погоны носил его отец, теперь он на пенсии. Выдержал стажерский срок, после чего с ним заключили контракт на 3 года. Но однажды вечером, придя с работы, обнаружил в почтовом ящике повестку из военкомата: "Согласно Федеральному закону "О воинской обязанности и военной службе"...
Рядовой милиции счел это недоразумением и безбоязненно отправился в военкомат. Объяснил там, что он человек законопослушный, но сейчас работает "в органах". А значит, согласно Федеральному закону "О милиции" призыву не подлежит. Предоставил подтверждающие документы. И отправился на очередное дежурство.
А вот версия военкомата, которая, кажется, тоже выглядит логичной. Призывник Андреев получил под расписку повестку: через 3 дня ему надлежало явиться в Объединенный военный комиссариат Раменского района Западного административного округа Москвы для последующей отправки к месту прохождения военной службы. На сборный пункт не явился. Потому и было возбуждено уголовное дело.
Заподозрить сотрудников военкомата в юридической безграмотности было бы несправедливо. Им прекрасно известно о существовании Закона "О милиции", в котором говорится: "Военнообязанные, принятые на службу в милицию, в том числе слушатели и курсанты образовательных учреждений системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, готовящих кадры для милиции, снимаются с воинского учета и состоят на учете в Министерстве внутренних дел Российской Федерации".
Тогда в чем же дело? Почему же "милицейский" федеральный закон коллеги из Минобороны признают вроде бы ненастоящим? Вразумительного ответа, пожалуй, и не существует. Правда, сотрудники военкомата твердят, что "никаких документов, дающих основание для отсрочки призыва милиционера Андреева нам предоставлено не было". Адвокат же Геннадия Андреева - Анатолий Черновец утверждает, что необходимые бумаги в военкомат все же предоставлены. Доказательства? У него есть официальные письменные подтверждения - о направлении документов спецпочтой. Квитанции, подписи - все в наличии.
По словам адвоката, если бы в военкомате всерьез решили проверить, служит или нет Геннадий Андреев милиционером, они без труда могли бы сделать запрос в тот самый милицейский полк. Или на худой конец созвониться с милицейским начальством: номера телефонов - не тайна.
Не захотели. А когда призывник Андреев не явился по повестке с вещами, в его квартиру был направлен участковый. Отец призывника тому все разъяснил. Сказал, что сын отсутствует, потому что на службе. Участковый доложил в военкомат. Но там продолжали настаивать на своем: призывник Андреев им по-прежнему нужен. И даже потребовали возбудить уголовное дело.
Как полагают независимые юристы, возможно, представители Министерства обороны решили создать прецедент. Если приговор судьи будет все-таки обвинительным, то Закон "О милиции" придется переписывать. Какие кадровые потери понесет тогда милиция - это ее печаль.
Поскольку суд еще в полном разгаре, официальные лица из обоих заинтересованных ведомств комментировать ситуацию отказались. Но неофициально побеседовать согласились. И если судить по этим неформальным комментариям, то можно сделать вывод, что на сегодняшний день по-прежнему существует две правды. Милицейская: "Наша служба и так не сахар, а если молодые перестанут к нам приходить - кому тогда охранять порядок?" Минобороны стоит и вовсе на жестких позициях: "Есть Закон "О воинской обязанности и военной службе", для нас он главенствующий. Да и принят-то он позже, чем "О милиции". Родину надо защищать! О чем тут спорить?"
Как будут развиваться события дальше? Итоги суда над милиционером Андреевым предсказать затруднительно. А вот ожидать каких-то изменений в законодательных актах, кажется, уже стоит. Вот что сообщила "Труду" представитель Комитета Госдумы РФ по обороне Татьяна Романенкова: "Действительно, законодательная коллизия здесь имеется. Наш комитет будет работать над совершенствованием спорных пунктов. Возможно, уже на весенней сессии соответствующие поправки будут внесены на рассмотрение депутатов".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников