04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕНАДЕЖНАЯ ОПОРА

Михайлов Владислав
Опубликовано 01:01 18 Января 2001г.
Скандал, случившийся на Кирово-Чепецком химкомбинате (КЧХК) в конце минувшего года, получил продолжение и в новом тысячелетии. Посчитав решение собрания акционеров о досрочном прекращении полномочий действующего генерального директора комбината Б.Дрождина незаконным, вятский губернатор, подменив собой собрание акционеров, предписал ему продолжать руководить комбинатом в полном объеме.

С осени 1991 года Россия твердо встала на путь рыночного развития, приняв акционирование как основную форму приобретения предприятия во владение. Принцип прост: кто больше денег вложил, тот на собрании акционеров имеет преимущество. Если же у акционера, неважно, физического или юридического лица, находится контрольный (51 процент) пакет акций, то его слово решающее, и в первую очередь в вопросе о персональных назначениях. Именно интересы акционеров и своего трудового коллектива выражают (или, во всяком случае, должны выражать) наемные работники любого предприятия и любого ранга, будь то маленькая мастерская или промышленный гигант.
Именно на таком гиганте - ОАО "КЧХК" бывший генеральный директор Б.Дрождин, а вкупе с ним и весь высший менеджмент предприятия, включая главного инженера и коммерческого директора, противопоставили себя акционерам. Предприятие, являющееся одним из крупнейших в российской химической промышленности, производит около трехсот видов различной товарной продукции, причем некоторые из них не имеют отечественных аналогов.
Крупнейшими акционерами КЧХК являются Российская Федерация и Кировская область, получившая 19-процентный пакет акций в обмен на отказ от бюджетных 62 млрд. неденоминированных (речь идет о начале 1998 года) рублей, причитавшихся ей на содержание жилищно-коммунального хозяйства.
Федеральная власть пыталась выработать четкую политику в отношении принадлежавших ей контрольных или блокирующих пакетов акций, найти место для предприятий, которые вынуждены действовать в новых условиях. Но пока эта политика вырабатывалась, выяснилось, что бессменные руководители флагманов отечественной промышленности прекрасно ориентируются в рыночных обстоятельствах и никто им теперь не нужен - ни акционеры, ни государство. Впрочем, от местных представителей государства - областных руководителей так просто не отмахнешься. Тем более что у них в руках достаточно солидный пакет акций, да и ведут они себя уверенно. Получив в 1998 году пакет акций для последующей продажи через год (именно так сформулированы условия продажи акций КЧХК Кировской области), администрация использует его прежде всего как инструмент активного вмешательства в дела комбината, показывая рядовым кировчанам: вот где власть, вот где собственность. Ясное дело - в руках губернатора.
Поэтому так "обиделись" директор и губернатор на решение федеральной власти, которое озвучил вице-премьер И.Клебанов во время своей поездки в Кировскую область. Он, в частности, заявил о том, что деятельность КЧХК необходимо серьезно проанализировать и по результатам в случае необходимости сделать оргвыводы в отношении генерального директора.
И это неудивительно. Руководству КЧХК в отличие от многих других промышленных предприятий не удалось воспользоваться ситуацией, сложившейся в экономике после августа 1998 года, и повернуть дела на комбинате в лучшую сторону. Средняя заработная плата работников здесь в несколько раз ниже, чем в среднем по отрасли. Растет кредиторская задолженность. Постоянно увеличивается задолженность в федеральный бюджет. Поэтому уже длительное время КЧХК находится под особым контролем Межведомственной балансовой комиссии Федеральной службы по делам банкротства и финансового оздоровления.
Выводы комиссии, подтвердившей опасения о неблагополучном состоянии финансов на КЧХК, представители областной администрации оспорили. Сначала отказались даже ознакомиться с текстом акта проверки. Затем администрация совместно с главным инженером оспорила эти акты в суде, требуя признать их нарушением прав акционеров. Дальше - больше. Руководство КЧХК (при несомненной поддержке губернатора) проигнорировало требование Минимущества о созыве внеочередного собрания, на котором намечалось рассмотреть вопрос о смене генерального директора. Правда, формально собрание было решено проводить, но тут же представители обладминистрации совместно с высшим руководством КЧХК через суд обжаловали решение о его созыве, опять же с мотивировкой "нарушение прав акционеров". Мол, у нас правовое государство, и мы имеем право в случае несогласия обратиться в суд. Это верно, но отчасти. Имеют право обратиться в суд акционеры, если их права каким-то решением ущемлены. А вот насчет коммерческого директора и главного инженера предприятия, которые наняты собственником для управления своей собственностью, этого сказать нельзя. Вправе ли они подавать в суд на родное предприятие, на Российскую Федерацию из-за того, что могут лишиться своих должностей? И может ли директор, выступая истцом против своего предприятия, с другой стороны, подписывать доверенности на ведение этого дела представителями ответчика? Может ли вице-губернатор присоединяться к такого рода искам под предлогом того, что замена директора, деятельность которого нанесла ущерб государственному предприятию, повлечет за собой серьезные социальные и экологические последствия? Думается, что нет. Тем более что все эти демарши последовали только после назначения даты собрания и постановки вопроса о смещении Дрождина со своего поста. Может ли прокурор города подавать иск в защиту государственных интересов? Конечно же, да. Однако вызывает удивление, что местная прокуратура выступает против федеральных органов - Мингосимущества и Минатома, давших указание своим представителям проголосовать за переизбрание генерального директора.
И может ли, наконец, областной руководитель (присвоив себе функции собрания акционеров) предписывать уже смещенному директору не подчиняться "незаконным решениям"? А ведь именно он называет в этом предписании всю деятельность государства по замене генерального директора "провокационной".
Да, здесь сторонник "государственной линии" вятский губернатор В.Сергеенков, как метко подметила газета "Вятский наблюдатель", неосторожно "наступил на грабли", одним словом, перестарался. Губернатор в своем стремлении спасти государство, защитить его интересы и не заметил, как зашел слишком далеко, вступил с этим же самым государством в непримиримую борьбу. Отстаивая неведомые никому "интересы", губернатор фактически защищает и людей, которых он сам неоднократно грозил привлечь к ответственности за финансовые нарушения. Например, все того же коммерческого директора. Ведь всем понятно, что новая команда, придя на комбинат, начнет, как это принято, именно с финансовой ревизии. Трудно, однако, представить, чем дирекция комбината так "заинтересовала" областную администрацию, но она во главе с губернатором стеной встала вокруг директорского кресла, в котором по-прежнему продолжает восседать Борис Дрождин, отстраненный акционерами.
Российские губернаторы исторически были опорой верховной власти на местах, потому ею они и назначались. Попытки некоторых нынешних губернаторов, почувствовавших себя удельными князьками, построить в одной "отдельно взятой" губернии свое государство с выгодой для себя и своих присных, только ослабят Россию.
Ни к чему доброму это привести не может. Разве что скомпрометировать институт губернаторства. Думается, что популярный у избирателей В.Сергеенков не опустится до уровня местного "князька" и останется на высоте политика, способного мыслить государственными категориями и радеющего за Россию.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников