06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВМЕСТО СЕРДЦА СТУЧАТ ЧАСЫ

Корец Марина
Опубликовано 01:01 18 Января 2002г.
Убийство известного в Украине мастера, которого многие причудливо, но уважительно называли украинским "часовщиком Страдивари", потрясло Днепропетровск. Его уникальные творения украшали кабинеты Брежнева и партийной элиты мирового социалистического сообщества, демонстрировались на ВДНХ и в музеях, вывозились ценителями за рубеж для частных коллекций. У кого же поднялась рука на 76-летнего старика, который, несмотря на славу, оставался для людей просто дедушкой Матвеем, отзывчивым и открытым душой?

О его таланте, как и доброте, ходили легенды. К Матвею Иосифовичу Червинскому можно было подойти на улице и протянуть испорченные часы. Он молча вынимал из кармана крошечную отвертку, с которой не расставался, и через минуту часы оживали. Его тонкие, чуткие пальцы запустили сердце 500-летних часов Новомосковской церкви, сделанной без единого гвоздя, а в прошлом году вернули к жизни английские часы ХVI века. Безнадежно изношенные детали он вытачивал на миниатюрном станке, изготовленном собственными руками.
За консультацией к мастеру приезжали из Киева, Москвы, Ленинграда, Риги. Но настоящую известность мастеру принесли часы, которые он изобрел сам. Двухметровый механизм - земной шар на трех бронзовых слонах, безупречно функционирующий при любом наклоне, даже в десятибалльный шторм, - получил грамоты и медали на ВДНХ и был запатентован. А подарок днепропетровских партийных боссов Леониду Ильичу Брежневу любило снимать Центральное телевидение - уж больно хороши были золотые рыбки, державшие на закрученных хвостах бочонок с циферблатом. Напольные часы высотой в два метра сорок сантиметров не имеют аналогов в мире и украшают местную синагогу. Похожие часы мастер планировал изготовить в подарок для московского и нью-йоркского музеев. И даже начал было, но не успел...
Прошлой весной Матвей Иосифович пережил инсульт, но восстанавливался на удивление быстро.
- Работать хочется, - жаловался сыну и дочери, прилетевшим из Америки, и выразительно шевелил пальцами, радуясь, что к ним возвращается былая ловкость.
Жажда жить и творить была для мастера лучшим лекарством, а главной группой поддержки - сотни разномастных часов, которые в полдень и полночь били, куковали, заливались соловьем и ухали, как сова, сверкая и салютуя на радость своему творцу.
За здоровье Червинского переживал весь город, а соседи по дому не знали, как ему угодить, ведь услугами мастера пользовались годами, поколениями и абсолютно бесплатно. Осенью Матвей Иосифович стал потихоньку работать, и взрослые дети поручили заботу о нем другу семьи Ларисе Гавриловне. Она-то и видела его в день трагедии последней. Последней, если не считать убийцы.
О том, что в квартире мастера случилась беда, заподозрили соседи и позвонили в милицию - дверь приоткрыта, хозяин не отзывается. Когда опергруппа прибыла на место, труп с многочисленными колото-резаными ранениями обнаружили на балконе. По беспорядку в комнате было видно, что преступник лихорадочно искал деньги, а уходя, пытался поджечь квартиру, облив ее уайт-спиритом, хранящимся в канистре для промывки часов. Но жидкость почему-то не воспламенилась.
Версию о налете бандитов сыщики отмели сразу - следов взлома или борьбы не обнаружилось. Скорее всего, после Ларисы Гавриловны старика навестил кто-то из хороших знакомых. Но кто же именно?
- Под подозрением были все близкие, - рассказывает начальник уголовного розыска Бабушкинского районного отделения милиции Днепропетровска Виктор Климук. - Меня насторожило поведение одной из понятых - медсестры Надежды Петровны. Она держалась очень спокойно и при осмотре трупа, и во время описи имущества, но резко побледнела, когда мы открыли сейф и достали пять тысяч долларов. Позже мы узнали, что 52-летняя женщина нуждается - ее выгнал муж и она сняла квартиру у соседки Червинского. А совсем недавно женщина жаловалась знакомым, что ее взрослый сын-шалопай залез в долги, и теперь срочно требуется крупная сумма денег.
Обыск в квартире подозреваемой дал ошеломительный результат - в прихожей обнаружили тапочки, забрызганные кровью убитого.
Практичная Надежда Петровна давно положила глаз на вдовца: он хоть и не молодой, но какой энергичный, веселый и деньги заработать умеет! Подластиться к холостяку - дело нехитрое, считала она, и всячески демонстрировала Матвею Иосифовичу свои симпатии. По доброте душевной тот принимал их за чистую монету и, случалось, жалел несчастную - надо же, такая милая, а в жизни не повезло. Поэтому, когда заболел, разрешил Надежде делать себе уколы и расплачивался щедро. Даже когда приехал из Америки сын-врач, не послушал совета отказаться от ее услуг, давая женщине возможность подзаработать. Он вообще отличался человеколюбием. Родные вспоминают, как отваживал от помоек нищих - выносил им одежду, продукты, деньги, а они, привыкнув к дармовщине, приходили опять. Кто мог подумать, что бескорыстный мастер падет жертвой собственной доброты?
Что случилось в тот роковой декабрьский день, теперь можно судить лишь по рассказам преступницы. А по ее словам, она заглянула к мастеру из самых благих намерений - проведать. Слово за слово, рассказала о своей беде и попросила в долг тысячу долларов. Матвей Иосифович отказал, объяснив, что такие суммы в долг не дает.
"И тогда на меня нашло", - призналась следователю сестра милосердия. Она метнулась на кухню, схватила топорик для разделки мяса и набросилась на своего благодетеля. Найти большую сумму денег ей не удалось, а возможные следы своего пребывания в квартире преступница попыталась уничтожить с помощью поджога. Вот почему картина убийства не вызвала у понятой эмоций. А вот вид вожделенных, но не найденных денег чуть не поверг ее в обморок.
На похороны часовщика, казалось, вышел весь Днепропетровск. Старики вспоминали, как в 60-м году он посадил в витрине своей мастерской изготовленную собственными руками механическую куклу. Усатый мужичок в халате и галстуке заглядывал в часы, качал головой и приветливо махал рукой зевакам. Вспоминали и о том, как, подделав дату рождения, он ушел на фронт в 16 лет. А после войны реставрировал тысячи трофейных германских часов.
Теперь большая часть его личной коллекции передана Днепропетровскому историческому музею. Вопреки поверьям все часы Червинского продолжают идти, хотя сердце мастера остановилось.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников