Мы вас научим ходить в интернет строем!

Фото: globallookpress.com
Юрий Ряжский, заместитель главного редактора «Труда»
Опубликовано 00:03 18 Января 2019г.

Министерство обороны России предлагает ограничить запасникам пользование социальными сетями


Министерство обороны РФ собирается ограничить пользование социальными сетями не только действующим военнослужащим, но и уже ушедшим в запас. Как заявил экс-командующий ВДВ России, председатель комитета Госдумы РФ по обороне Владимир Шаманов, «запрет на пользование соцсетями после увольнения коснется военнослужащих, которые были допущены к гостайне. Либо если эта мера ограничения предписана в других подзаконных документах».

Есть общее правило: любые запреты порождают новые. Стоит вспомнить, что ранее Минобороны уже не один раз ужесточало правила пользования современными гаджетами для военнослужащих. Так, в прошлом году в Генштабе составили список разрешенных телефонов, в который попали самые простые кнопочные телефоны ценой до 2 тысяч рублей. Тогда же солдатам, офицерам и сотрудникам ведомства напомнили, что один раз попавшие в интернет фотографии, видеозаписи, заметки и комментарии невозможно удалить насовсем. И посоветовали (а по сути, приказали) сделать свои аккаунты в социальных сетях максимально закрытыми. Сын моих знакомых в начале этой зимы после призыва вообще попал в воинскую часть, где телефоны солдат всю неделю находятся под замком у командира и выдаются им только в выходной день и только под присмотром офицера.

А теперь вот — запрет пользоваться соцсетями в течение пяти лет после увольнения со службы. И вроде бы все кажется логичным — можно по-разному относиться к таким «новшествам», но понятия «информационная безопасность» еще никто не отменял. Если на коммерческих предприятиях ему уделяют огромное внимание, то уж в армии, как говорится, сам Шойгу велел. Верно?

Не совсем. Было бы очень интересно узнать, существует ли в Минобороны полный список «запрещенных» соцсетей. Насколько мне известно, его нет и быть не может: количество сетевых сообществ постоянно растет и изменяется (даже если генерал Шаманов думает иначе). А раз так, то под ограничение в пользовании запросто может попасть весь интернет — кто скажет, что он не сеть или не социален, пусть первым бросит в меня... Ну хоть что-нибудь.

Отдельно обращает на себя внимание тот факт, что если ранее ограничения касались только действующих военнослужащих, то теперь Минобороны собирается наложить запреты и на тех, кто демобилизовался. То есть уже вышел из-под его юрисдикции. В первоначальном проекте закона «О статусе военнослужащих», внесенном в Думу осенью 2018-го, такого не было. Там было четко прописано: его действие не распространяется на уволенных в запас. Но потом аппетиты военных выросли — требования ужесточились.

А ведь зря они это сделали! Во-первых, никто не просчитал социальный аспект. В наше время, когда дети, кажется, уже рождаются со смартфонами в руке, запрет на общение в интернете можно приравнять разве что к пяти годам отсидки на необитаемом острове. Мало кто это способен выдержать.

Во-вторых, как утверждают эксперты, проконтролировать исполнение этих запретов нереально. Минимум треть пользователей соцсетей сидят в них под псевдонимами, а чтобы получить их регистрационные данные и адреса, нужно провести большой (и недешевый) комплекс мероприятий. Кто этим будет заниматься?

Ясно одно: подобные инициативы никоим образом не поднимают престиж службы в армии среди молодежи. Поэтому предлагаю рассматривать предложенные поправки к закону «О статусе военнослужащего» как попытку подрыва боеспособности Вооруженных сил России. Со всеми вытекающими последствиями.




Треть россиян сталкиваются на работе с психологическим насилием, утверждают социологи. А вас эта проблема коснулась?