Куда они уходят

Фото: © Jonathan Nicholson, globallookpress.com

Литературный обзор


Есть книги, интерес к которым возник еще до выхода в свет. Именно на них мы обратили внимание в январском обзоре. Разные времена, герои, обстоятельства, но все они — об уходящей натуре.

Андрей Битов «Жизнь без нас»

«Вот он и ушел. И сразу образовалась дыра, засасывающая со свистом», — пишут в постскриптуме Марианна и Соломон Волковы. Марианна запечатлела американскую поездку писателя в изумительных фото. Сама книга Битова тоже про смерть. Изящные эссе и незамысловатые вирши, вышедшие в США в 1998-м — на два десятилетия раньше, чем на родине. Тогда Битов преподавал и лечился в Америке, где умер его доктор Саша Ланской, выхаживавший Бродского и Алешковского. Общей памяти их всех, а заодно Довлатова, Левитанского, Олега Григорьева и Лидии Чуковской, вплоть до соседа Толика, посвящена эта странная и, как всегда, великолепная стихопроза. Мрачная, как прощание с самим собой. «Тот свет и этот в нем равны, / А в приговоре он не волен, / И под конвоем тишины / Ведут его, и он не болен».

Анна Бернс «Молочник»

Четвертый роман 57-летней писательницы из Белфаста принес ей «Букера». Воспитанница католической рабочей семьи стала первым североирландским лауреатом главной литературной премии Соединенного Королевства. Происхождение наложило печать на ее сложную, на грани нервного срыва, прозу. По признанию Бернс, персонажи приходят к ней и сами рассказывают, что им необходимо сказать и как они это собираются сделать. Она даже не совсем способна контролировать этот процесс... Из-за головоломных внутренних монологов героини «Молочника» возникают ассоциации с фолкнеровским романом «Шум и ярость» и с фильмом-спектаклем Ларса фон Триера «Догвилль».

Наталья Петрова «Нахимов»

Большая часть жизни Павла Степановича Нахимова (1802-1855) прошла в кильватерном строю: море, служение Отечеству, великий подвиг в финале. Блестящую победу русского флота при Синопе, когда Нахимов меньшим числом кораблей истребил турецкую эскадру, отмечала вся Россия. Но за разгромом турок последовала героическая страница Крымской войны — 349 дней обороны Севастополя. «В приказах Нахимов писал, что Севастополь будет освобожден, но в действительности не имел надежд и для себя решил твердо: он погибает вместе с Севастополем», — отмечал автор его советской биографии академик Тарле. Так оно и случилось...

А вы читали?

Любопытный рейтинг предложила читателям британская The Guardian. Газета назвала «десять книг, определивших минувшее десятилетие». И это, понятно, не только художественная литература.

Так, 2010 год отведен исследованию американского журналиста Майкла Льюиса «Большая игра на понижение. Тайные пружины финансовой катастрофы» о скрытых причинах ипотечного кризиса 2000-х в США (в 2015-м экранизация книги с Кристианом Бэйлом, Брэдом Питтом, Марго Робби и Селеной Гомес получила «Оскар»).

2011 год аналитики отдали книге «Sapiens: краткая история человечества» Юваля Ноа Харари. Израильский профессор создал антропологический аналог «Краткой истории времени» Стивена Хокинга, вызвав неудовольствие коллег и восторг у любителей научпопа.

2013-й прошел под знаком не замеченной в России ирландки Эймер Макбрайд. Она написала дебютный роман о взрослении, женственности, сексуальности и религиозности за шесть месяцев, но потом девять лет не могла его опубликовать. Когда книга наконец вышла, на Макбрайд обрушился шквал наград. The New York Times так отозвалась о произведении: «Это во всех отношениях ересь, то есть классика будущего».

Также в списке мировой бестселлер канадской журналистки Наоми Кляйн «Меняется все. Капитализм против климата», история об отношениях с трансгендером и создании нетрадиционной семьи; «Аргонавты» от американки Мэгги Нельсон; роман-коллаж гениальной британки Али Смит «Осень» (шорт-лист «Букера»); манифест британской феминистки Рени Эддо-Лодж «Почему я больше не говорю с белыми о расизме»; очередной хит от «нового Сэлинджера» ирландки Салли Руни и, наконец, роман англичанки нигерийского происхождения Бернардин Эваристо «Девушка, женщина, все остальное» — лауреат «Букера-2019».



О предложениях для голосования по поправкам в Конституцию знают менее четверти россиян (по данным ВЦИОМ). А вы о них знаете?