10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ГРУЗ НЕСУТ ДЕТИ

Чернега Анна
Опубликовано 01:01 18 Февраля 2004г.
Прошлым летом в стране появилась еще одна силовая структура. На базе расформированной налоговой полиции указом президента России был создан Госкомитет по контролю за незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроль). Новое ведомство за шесть месяцев возбудило уже более 12 тысяч уголовных дел по преступлениям, большинство из которых относится к категории тяжких, из незаконного оборота изъято около 24 тонн наркотиков. Что стоит за этими цифрами? На вопросы корреспондента "Труда" отвечает первый заместитель председателя Госнаркоконтроля России генерал-лейтенант полиции Алексей СЕДОВ.

- Алексей Семенович, борьбой с наркобизнесом традиционно занимаются МВД, ФСБ, таможня и ряд других ведомств. Вы решили отобрать у них "хлеб"?
- Ни в коей мере. В сфере оборота наркотиков действуют больше десятка ведомств, а координирующего центра до недавних пор не было. При том взрыве наркоагрессии, который мы наблюдаем, это стало недопустимым. Нашему комитету и поручено собрать все силы в кулак, объединить усилия заинтересованных сторон, не подменяя их и тем более не покушаясь на их полномочия. Ловить за руку наркоторговцев, безусловно, необходимо, но стратегическую свою задачу мы видим в том, чтобы подорвать экономическую основу наркобизнеса.
- Как вы оцениваете масштабы наркоугрозы?
- Ежегодно в мире легализуется более 300 миллиардов наркодолларов, в том числе в России - порядка 10 миллиардов. Прибыльность операций колеблется от 300 до 2000 процентов. Вот динамика за последние 10 лет: число зарегистрированных наркопреступлений увеличилось в 15 раз, выявленных фактов наркоторговли - в 80 раз. Создание нашего комитета как самостоятельной правоохранительной структуры - это ответная реакция государства на угрозу превращения страны из перевалочной базы в активного потребителя наркотиков.
- Мы уже им стали. Потери страны на войне с "белой смертью" - почти 70 тысяч умерших за год. В любом крупном городе достать какой угодно наркотик - не проблема...
- Милиция и наши межрайотделы практически ежедневно прикрывают наркоточки, но они как грибы вырастают в другом месте. Мы меняем стратегию борьбы с наркоторговлей. За ней стоят мощные оргпреступные группировки, причем в основном международные. Одиночка на кухне много зелья не приготовит. Мы начинаем бить по крупным центрам производства, разветвленным дилерским сетям.
- Но ведь эти центры, как правило, находятся за границей. Тот же Афганистан - огромная "лаборатория".
- Прикрыть ее мы, конечно, не в силах, а вот сделать для транзита наркотиков труднопроходимыми границы с государствами Средней Азии - можно. В конце прошлого года мы готовили широкомасштабную спецоперацию "Канал-2003", привлекали пограничников, таможню и даже армейские подразделения. Пять с лишним тысяч оперативных групп одновременно перекрыли почти 900 железнодорожных станций и узлов, более 2 тысяч дорог, 92 аэропорта и 2 морских порта. В эту сеть угодила почти тысяча наркодельцов, которые привлечены к уголовной ответственности. Улов внушительный: выявлено более 1400 наркопреступлений, изъято 2 тонны наркотических средств. Попутно раскрыты более 2300 иных преступлений. Среднеазиатское направление в ходе проведения спецоперации оказалось наиболее наркоопасным.
- Самое слабое звено - это наша граница с Казахстаном?
- Казахстан - это последний рубеж. На границе с ним задерживается почти 90 процентов всего героина, 70 процентов опия и 60 процентов марихуаны. Контрабанду от наших соседей можно провезти по 60 дорогам. Летом по степи в состоянии проехать любой транспорт - для маскировки грузов и автомашин самое благоприятное время года. Используют наркокурьеры и железную дорогу, причем как поезда дальнего следования, так и пригородные. Излюбленный прием - сойти на малолюдной станции при подъезде к крупному городу, перегрузить товар на машину - и ищи ветра в поле.
Способов маскировки множество. Наркотики прячут в кузове под картошкой, в колесах автомобилей и велосипедов, в бензобаках и тайниках в дверях. Был случай, когда зелье нашли в детской подушке, подложенной под голову трехлетнего ребенка...
- Оргпреступные группировки по составу многонациональные?
- Чаще всего нет. Перевозят и распространяют наркотики, как правило, кавказские, цыганские и среднеазиатские общины, которые живут по обе стороны границы. Они имеют не только национальные, но и клановые, семейные связи, что весьма затрудняет работу против них.
- А говорят, что преступность национальности не имеет.
- Миграция, в том числе и незаконная, - очень хорошее прикрытие для наркобизнеса. Национальные общины зачастую не признают ни государств, ни границ и не идут на контакт с властями. Внутри них действует клановая система социальных отношений, отсюда - высокая степень организованности возникающих там преступных групп. В торговле наркотиками они занимают особое положение.
- Они, что же, действуют по каким-то особым схемам?
- Члены этнических преступных группировок проживают компактно, при поступлении очередной партии распределяют товар только между своими дилерами. Те организуют доставку наркотиков в города и села, распределяя их среди членов своих кланов. Дальше товар расползается через так называемые сети розничной торговли, родственные связи.
Перевозку и сбыт в основном осуществляют женщины и малолетние дети под охраной мужчин. Все чаще к реализации привлекаются "батраки" - бомжи, наркоманы.
Внутри этнических оргпреступных сообществ царят жесткая иерархия и круговая порука. У большей части "бойцов", как правило, нет документов, удостоверяющих личность. Очень часто при задержании они отказываются давать показания, ссылаясь на незнание русского языка. Страх перед местью со стороны клана у них гораздо сильнее, чем боязнь уголовной ответственности.
- Вы легко находите общий язык с зарубежными коллегами?
- Наркоагрессия по всем бьет одинаково больно, так что взаимопонимание полное. Мы сейчас работаем в рамках 30 международных договоров. А с коллегами из государств, входящих в Организацию Договора о коллективной безопасности - это Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан - в декабре минувшего года договорились создать структуру, которая будет координировать совместные действия по борьбе в наркобизнесом.
- Что сегодня тревожит руководителей вашего ведомства больше всего?
- То, что наркотики "поползли" в глубинку, где еще лет пять назад о них знали лишь понаслышке. Перевалочные базы-тайники уже находят, к примеру, в пермской глубинке, что лишний раз подтверждает: одними силовыми приемами эту заразу не остановить.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников